Что делать?

Манифест коммунистической партии

Мало какое сочинение действовало на мировую историю с такой же силой, как это. Можно перечислить по пальцам — Новый Завет, Коран,  тезисы Лютера... Как видим, в основном произведения религиозного характера. Но и коммунизм стал некой особой формой религии, в целом, атеистической, но тоже изначально направленной на исправление мироздания, на борьбу за счастье большинства людей земли, страдающих под гнётом эксплуататоров. И, как всякая религия, коммунизм дарил человечеству мечту, давал надежду, облегчал страдания. «Религия — это вздох угнетённой твари, сердце бессердечного мира, подобно тому как она — дух бездушных порядков. Религия есть опиум народа», — написал Карл Маркс в «Критике гегелевской философии права». Маркс заимствовал сравнение религии с опиумом у маркиза де Сада, который в романе «Жюльетта» высказался сурово: «Вы кормите народ опиумом, чтобы, одурманенный, он не чувствовал своих бед, виновником которых являетесь вы сами». Как видим, отношение Маркса к религии отнюдь не отрицательное, а в значительной мере уважительное и даже восторженное: «сердце бессердечного мира»! Возможно, он уже предугадывал, что вскоре вместе с Фридрихом Энгельсом напишет «Манифест коммунистической партии» — своеобразный безбожный Новый Завет.

Точнее, Маркс переписал  текст Энгельса, который, что примечательно, изначально носил некий религиозный оттенок и назывался ни много, ни мало — «Проект коммунистического символа веры»! Это сочинение, приведшее мир к великим потрясениям, было заказано Энгельсу тайным обществом «Союз справедливых» («Бунд дер герехтен»), которое в 1847 году, приняв в свои ряды Маркса и Энгельса, стало именоваться «Союз коммунистов». Энгельс написал его в виде катехизиса и в сопроводительном письме попросил Маркса переделать катехизис (религиозное толкование) в манифест (призыв, содержащий основные принципы действия партии).  

Слово «коммунизм» подарил миру мудрый волшебник Гудвин — ученик Роберта Оуэна, англичанин Джон Гудвин Бармби. В 1840 году, споря с последователями Гракха Бабёфа. Они видели идеал общества будущего в эгалитаризме, то есть в общем равенстве, а Бармби поправлял их: не только в равенстве, а во всеобщности — коммунизме, что гораздо шире, нежели равенство. Новое словечко вылетело, как воробей, не поймаешь. Владимир Иванович Даль определил коммунизм как крайнюю степень социализма, а словарь Брокгауза и Эфрона обвинил новое течение в том, что оно стремится уничтожить индивидуальную свободу человека в мелочах обыденной жизни. Маркс впервые использовал это слово в 1842 году, а к моменту написания «Манифеста» понятие стало для учения Маркса и Энгельса основополагающим.

«Призрак бродит по Европе — призрак коммунизма. Все силы старой Европы объединились для священной травли этого призрака: папа и царь, Меттерних и Гизо, французские радикалы и немецкие полицейские. Где та оппозиционная партия, которую её противники, стоящие у власти, не ославили бы коммунистической? Где та оппозиционная партия, которая в свою очередь не бросала бы клеймящего обвинения в коммунизме как более передовым представителям оппозиции, так и своим реакционным противникам? Два вывода вытекают из этого факта. Коммунизм признаётся уже силой всеми европейскими силами». Так начинается «Манифест» Маркса и Энгельса. Коммунизм появляется в нём как тень отца Гамлета — в виде призрака. А в роли самого Гамлета, стало быть, подразумевается пролетариат, которому предстоит в дальнейшем стать виновником гибели Клавдия и Гертруды — высших представителей власти, Розенкранца, Гильденстерна, Полония и Лаэрта — прислужников власти, Офелии — христианской религии...

Итак, Лондон, февраль 1848 года. 170 лет назад «Манифест коммунистической партии» опубликован на немецком языке без имен авторов. То есть, первоначально он вышел в виде анонимки. И стремительно, как поветрие, он стал разлетаться по миру. Следом за немецкими изданиями выходили брошюры на польском, датском, шведском, английском языках. Подпольные и легальные типографии размножали текст, и с каждым десятилетием призрак обретал всё более и более реальные черты.

На русском языке «Манифест» вышел спустя одиннадцать лет в Женеве, а перевёл это сочинение, как это ни странно, идейный противник Маркса — Бакунин. Уже с первых встреч с Марксом Михаил Александрович стал испытывать к нему личную неприязнь, которая развивалась параллельно с идеологическими несовпадениями. Начиная с отношения к государству, которое коммунист Маркс призывал разрушить, а анархист Бакунин — усовершенствовать. Мало того, именно Бакунин первым заподозрил Маркса в двойной игре и в связи с банком Ротшильда. Встречаясь в дальнейшем с Марксом, он с удивлением замечал, что в жизни этот коммунист являет собой типичный образ буржуа.  А в статье «Государственность и анархия» Бакунин писал о Марксе: «Нервный, как говорят иные, до трусости, он чрезвычайно честолюбив и тщеславен, сварлив, нетерпим и абсолютен, как Иегова, господь Бог его предков, и, как он, мстителен до безумия. Нет такой лжи, клеветы, которой бы он не был способен выдумать и распространить против того, кто имел несчастие возбудить его ревность или, что все равно, его ненависть. И нет такой гнусной интриги, перед которой он остановился бы, если только, по его мнению, впрочем, большею частью ошибочному, эта интрига может служить к усилению его положения, его влияния или к распространению его силы».

Как известно, сейчас на Украине развернулась широкая компания по декоммунизации. Какие только деятели истории, начиная с Ленина, не попали под истребительную мощь украинского законодательства — Сталин, Киров, Дзержинский и другие вожди советского государства, Горький, Фадеев и другие деятели советской литературы, Котовский, Чапаев, Цюрупа, Вышинский, Урицкий, Фрунзе... Список огромный. Дошло и до прославленных военачальников, разгромивших фашистскую гадину. А начинать-то надо было с кого? С женщины, которую изначально звали Лариса Петровна Косач-Квитка, а больше известна она как Леся Украинка. Нынешние жители Украины называют её в числе таких возлюбленных своих деятелей как Тарас Шевченко, Иван Мазепа, Степан Бандера. Её вдохновенный лик красуется на крупной банкноте в 200 гривен. И никто из декоммунизаторов не припомнил, что именно Леся Украинка стала первой переводчицей на украинскую мову «Манифеста коммунистической партии»! И откуда у пылкой выразительницы украинского национального духа были деньги на виллу Адриана в Санремо, рядом с виллой Нобеля, где она проживала в начале ХХ века?..

Немецкое слово «пролетариат» происходит от латинского «proletarius» — «бедный», «неимущий». Однако, на кого ни глянь, большинство вождей пролетариата отнюдь не страдали от нищеты. Даже великий пролетарский писатель Максим Горький считался одним из самых богатых литераторов в мире. И сам основоположник научного коммунизма не ходил в дырявых штанах.

Впрочем, это лирика. Богатством или бедностью отличались создатели новой мировой религии, главное другое — написанное ими одно из самых скандальных в мире произведений и по сей день остаётся орудием борьбы за всемирную справедливость. Мир, вновь ввергнутый в буржуазную пагубную пучину, должен осознать, что рано или поздно терпение угнетаемых лопнет. Бесстыдные буржуи, похваляющиеся тем, что и во времена кризиса их состояния продолжают несокрушимо расти, напрасно надеются скрыться за крепостными стенами своих владений. И после разрушения главной коммунистической державы, даже если следом рухнет красный Китай, придёт время, и вновь угнетённые массы трудящихся возьмут в руки этот пылающий манифест, чтобы прочитать: «Коммунисты считают презренным делом скрывать свои взгляды и намерения. Они открыто заявляют, что их цели могут быть достигнуты лишь путём насильственного ниспровержения всего существующего общественного строя. Пусть господствующие классы содрогаются перед Коммунистической Революцией. Пролетариям нечего в ней терять кроме своих цепей. Приобретут же они весь мир.

ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!»

Александр Сегень
(с венгерского языка фамилия переводится как «бедный», «неимущий»)







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0