Молот ведьм

Молот ведьм

5 декабря 1484 года была выпущена, или вернее, как говорят, дана булла папы Иннокентия 8, «Против ереси ведьм». Поводом для ее выхода послужила жалоба двух высокопоставленных членов Доминиканского ордена Генриха Инститориса и Якова Шпренгера. Работали эти пожилые и заслуженные господа инквизиторами, и как было ими донесено к престолу Св. Петра, чинилось им много препятствий в их богоугодном деле изыскания и истребления разного рода ведьм и прочих демонических личностей, заподозренных прежде всего в колдовстве-ведовстве.

Дело их считалось важнейшим, а чинение им препятствий, при исполнении ими своих обязанностей, преступлением. Папа счел необходимым выпустить буллу, но и выделить в помощь инквизиторам «своего излюбленного сына» магистра Иоанна Гремпера из Констанцской епархии.

Надо сказать, что Инститорис и Шпренгер и без того работали успешно и продуктивно, и лишь за несколько предшествовавших обращению к папе месяцев сожгли 48 ведьм. Поддержка магистра Гремпера, который в течении одного лишь 1483 года сжег в Вормсе 85 человек, должна была вывести деятельность доминиканцев на такой уровень, на коем до того дело борьбы с колдовством и ересями еще никогда не находилось.

Инквизиторы взялись за работу.

Однако, даже будучи вооружены таким оружием как Иннокентьевская булла, они время от времени наталкивались на сопротивление. Скажем, когда Инститорис готовил в Инсбруке в 1485 году большое «представление», население практически взбунтовалось, и пришлось костры с ведьмами отменить. Более того, инквизитор унес ноги только благодаря помощи Георга Гальсера, епископа Бриксена.

Несмотря на отдельные неудачи, инквизиторы не оставляли планов расширения своей деятельности, и постановки ее на «научную» основу. Инститорис задумал написать и издать книгу, руководствуясь положениями которой, любой инквизитор, даже если он не хватал звезд с неба, и не был лично очень уж горяч в вере, мог бы вполне квалифицированно исполнять свои обязанности.

«Божественная и священная книга» так обозначил Инститорис свой труд, над которым уже несколько лет к тому моменту работал. Оснащенная многочисленными ссылками на Ветхий и Новый заветы, с доказательствами почерпнутыми у авторитетнейших отцов церкви и учителей богословия, эта книга на веки вечные утвердила бы священнейшее право инквизиции преследовать наиболее опасных еретиков, каковы вне всякого сомнения являются ведьмы, в чьем существовании может сомневаться лишь достойный суровейшей кары еретик.

Инквизитор Инститорис искал сотрудника для завершения масштабной работы, чтобы создать творение, способное утвердить дело искоренения дьявольской ереси и лишило бы возможности кого бы то ни было воздвигать перед инквизицией препятствия в ее сложной и ответственной работе.

Лучше всего подходил для участия в богоугодном деле соратник по практической работе Яков Шпренгер, подобно Генриху Инститорису он был доктором богословия.

Но, надо полагать, основной корпус текста был уже практически готов к тому моменту, когда возник вопрос об альянсе, так что Шпренгер ограничил свое участие составлением введения, названного «Апологией». Инститорис чувствовал, что его инквизиторское имя запятнано неудачами в Инсбруке и Бриксене, и ему необходимо было чьим-то участием подкрепить свой авторитет.

Щпренгер, к этому времени, сохранил свой инквизиторский «мундир» в безукоризненной чистоте.

В введении Шпренгер писал: «В наше время, когда вечер мира клонится к полному закату, старое зло, не прекращавшее ни на одну минуту, в силу неиссякаемого вреда своего падения, насылать на мир полную яда заразную чуму, особенно отвратительным образом проявляет себя, так как в своем великом гневе чувствует, что в его распоряжении осталось мало времени».

Особенно опасными еретиками Шпренгер считает ведьм, они заключили «союз с адом и договор со смертью», и именно против них должен быть направлен главный удар «молота», причем под ударом следует разуметь, поскольку это касается книги, скорее теоретическое, чем практическое, хотя теория и практика, разумеется, сливаются в глазах автора воедино.

Шпренгером проводится мысль, что в книге вы не найдете чего-то абсолютно нового, доселе неслыханного, ничего такого, что прежде уже не говорилось бы учителями церкви и авторитетными представителями богословской мысли. «Наша книга одновременно и стара и нова; она одновременно и коротка и длинна. Она стара по содержанию и авторитету; она нова по компиляции мыслей и по их расположению; она коротка потому что произведения многочисленных авторов приведены в кратких отрывках; она длинна потому что тема бесконечно велика и неисчерпаемо причиняемое ведьмами зло».

Однако даже двойное авторство показалось Инститорису и Шпренгеру достаточным условием авторитетности издания, и они обратились на кафедру богословия Кельнского университета, под маркой которого должна была появиться на свет данная книга.

Декан теологического факультета вместе с четырьмя профессорами дал благоприятный, но несколько сдержанный отзыв. Мол, книга теоретически хороша, практически не хуже, но вот круг ее возможных читателей не велик, она может заинтересовать только узкий круг практиков и специалистов.

Господин декан категорически ошибался.

На долю «Молота» выпал неимоверный успех.

В течение первых девяти лет она выдержала девять изданий, в следующем веке она была выпущена семь раз, продолжала она активно издаваться и в последущие времена. Общее число изданий - двадцать девять.

С первого момента своего появления на свет книга вызвала бесконечное множество восторженных отзывов, и знаменитый нидерландский юрист 16 века Иодокус Дамгудер в своей очень популярной «Практике уголовных дел» заявил, что «книга эта имеет для мира силу закона».

Успех книги не стоит объяснять литературными красотами, или учеными дарованиями авторов. Литераторы они были посредственные, да и ученые средние. Они не проявляют ни в чем оригинальности, не обладают ни смелостью мысли, ни мужеством собственного суждения. Они чувствуют себя в безопасности только в окружении бесчисленных цитат из разных авторитетных богословских книг. «Именно в бесцветности, безличии, безымянности, серости и в типичности, а не в индивидуальности этой книги источник ее успеха» - пишет современный комментатор. И указывает, что «Молот» был доступен каждому грамотному, невзыскательному читателю, забывая, что тем самым он, комментатор, поворачивает проблему другой стороной. Становится понятно, сколь многие в ту эпоху думали так же как Инститорус и Шпренгер. Мракобесие продуцировалось в общественной жизни Европы не отдельными рьяными не в меру инквизиторами, это было желание масс и дух времени.

«Молот ведьм» состоит из трех частей. Первая – теоретическая часть; она заключает 18 головоломных вопросов, на которые, однако, следуют очень незамысловатые ответы. Так, например, на вопрос может ли дьявол через инкуб и суккуб производить людей, следует после долгих путанных рассуждений ссылка на Фому Аквинского, положительный ответ которого давно уже поставил все точки над и.

Вторая часть посвящена двум коренным вопросам: кому не приносит вреда колдовство и какими средствами можно устранить колдовство.

Первый вопрос обсуждается на протяжении 16 глав, а второй – 8.

Эта часть по преимуществу историческая и оперирует множеством «не подлежащих никакому опровержению фактов», в огромном большинстве случаев рассказанных авторитетнейшими лицами. В одном городе Страсбургского диоцеза (назвать его запрещает христианская любовь) с дровосеком случилось следующее: его укусил большой кот, затем второй, третий; он стал защищаться и поленом их уничтожил. Через час дровосек был арестован и предстал перед судом по обвинению в нанесении ударов трем почтенным гражданкам, от которых они должны были лечь на долгое время в постель. Конечно же после соответствующего исследования, было установлено действие дьявольских проделок. Странно только, что гражданки превращались в котов, а не в кошек.

И такими «фактами» заполнены все 16 глав.

Затем идут 8 глав, где рассуждается о способах борьбы с ведьмами, о способах их изгнания из физических тел и их истребления.

На этой почве нашим инквизиторам знакомы и некоторые комические случаи; так в Кельне один знаменитый гонитель дьявола во время своей работы был спрошен дьяволом, через какой место ему вылететь из доминиканского монастыря, откуда кельнский специалист усердно его гонит. Через уборную, был ответ. Когда следующей ночью ученый хотел воспользоваться уборной, то чуть не стал жертвой мстительного дьявола. Какие именно приемы применил дьявол, и какие блоки поставил ученый в книге не сообщается.

Третья часть – по преимуществу юридическая и в 35 вопросах рассматривается, как следует начинать процесс против ведьм, как его вести и как закончить; попутно разрешаются разные юридические казусы, причем со ссылкой на авторитетных писателей, устанавливается, что позорное пятно ереси так велико, что к разбору этого преступления допускаются даже крепостные для свидетельства против своих господ.

Последнее издание «Молота ведьм» по-русски, если нам не изменяет осведомленность, случилось в 1991 году, почему-то в Саранске.

Михаил Попов







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0