Зимняя мистическая зарисовка

Елена Лукзен.

Зимняя мистическая зарисовка

***

Семнадцать третьих от русских берёз
От сермяжной правды
От невыплаканных слез.
Пылинки светились переливчатым серебром
Вот оно-- рождественское волшебство?
Рождество-- время ангелов, ангелической породы
Доброй, но строгой. Славной.
Ясноокой.


***

7 голеностопов, 6 конечностей
три четвертых вшей и пять промежностей
Двадцать семь пятых от четырнадцати от двадцати
А в тридевятом царстве-- пирог испекли.
Кощей потчевал-- косточки обгладывали
Три ведьмы и два дурака-дъякона.
14-перстная кишка
Две персты-- чтобы задушить кита
Семнадцать лилий усохли, скукожились
От мрака и тьмы.
В плохую погоду
Мы.
Живем.


***

Осенний снегопад
От листвы- смрад.
Золото превращается в угольки
Мы пропустили 2 улицы, 5 лестничных пролетов
Шли-- в пыли.
Во мрачной пыли начинающегося хаоса
Уши залепили сургучом
На письменных печатях-- маслянно.
Губы кривили, смущая добрых людей
Все пропустили-- все пролеты и все этажи.
Декабрь 2013г


Коза

Сверкая дальними огнями,
виднеется далекий белый брег-
где радостными светляками
 смотреть на Вас и днем и ночью
 будет очень странный человек.
 Он не носил ни шляпы, ни перa
 и только руки искупал в коричневой смоле-
теперь его мечта
-облекшись в канитель
 пронесшихся недель
 явится в образе Козы,
и, нежно блея,
 зализывать Вам раны на груди


Сирень

Под звонкий голос летней трели
Трепещет маленький гобой
Свои носки забыл в сирени
Курчавoй, яркой и седой
Я позвонил:откройте двери!
Кричать я не могу- немой
И колокольчики отпели:
Танцует наш городовой!

Зима прошла: опять метели
Все дули, дули без конца
Но и теперь:в твоей сирени
Бледнеет светлая лоза.


Легкие проблески света

Краснеет блестками шафран
Дымится легкостью изгибов лес
Во сне явись ко мне, загадочный Фалес
Чтоб улетел неверных дум обман.

Я пережил предсмертных дум полет
Вдохнула жизнь в меня опять свой гнет
И краски счастья зеленятся вновь
И воробьиный голос возвещает свет.

Так жил я в сгустках мрака
Не два дня
И не два часа
Томилась грязью на стекле душа моя
Но скинут краски темной с моих уст налет
Исчезнет черной смерти с моих рук упрек.


Устрица-золотинка

тринадцать сварливых бабок
сидели у арок, не в попадок
Тратили жемчужное серебро
Золотили ручку фантазийной блохе

Подковывали ее,
Судачили о других бабках.

Знаешь, моя кухарка
Варила отличных куриц!
Отличных, жирненьких куриц!
Загорелыми устрицами заправляла компот

А как же устрицы-то загорели?
Спрашивала другая бабка.
Ну как, загорели? В воде оторопели
Остановились, спинкой пошкварчали
посмотрели на других устриц, поворчали
Повернулись на бок-- и бочки свои подпекли

Да как же, как же в воде-то -- и загорели?
Заживо, будто что ли себя сварили?

Ну да, конечно, Марфа!
Не знаешь что ли ты сказа об устрице-золотинке?

Устрица-золотинка любила солнышко
С утра, на изморе просыпалась
Проплывала мимо своих нежных, излюбленных водорослей
Знала каждую волосинку, каждую водорослинку
Умная устрица-золотинка
Пеклась она по полудню
У берега лазурного средиземноморского
Подплывала к краешку углокостному
хвостиком подергивала, притормаживала

С собой захватывала любимую шерстинку
Подружку-инфузорию
И маленькую морскую тростинку
Чтобы покалывать по инфузорским мозолинкам

Так и пеклась она, хорошела
Нравилась и другим и устрицам, и устрякам
Они ее любили, превозносили до небес
Устрицу-золотинку
Только не надо было ей этого всего
Нравилось ей просто плавать у берега лазурного
Слушать песни устряка амурные
Мечтать себе да грустить.


О звезде морской и небесной

Звезда морская - подруги небесной отражение
Парсеку- отвечает трепещущим, чуть различимым бликом
И здесь божественные приложились руки:
Над синевой щебечут коричневые два её крыла
И бахромой врезаются в воды молочный гребень
Лучи, дымясь, ласкают нежность мутных её линий,
А на привычном солнечном пути стоит врагом подводная скала:
Звезда, не бойся, что останешься одна!
Всегда попутчиком останется тебе песчаный твой двойник
Что солнечным лучом врезается в береговой родник.


Ночной экспромт многолетней давности

А черные пылинки
Окручивали тени подо мной
И в сгустках мрака мельтешили
Агатовые проблески зари
И мне любовь и кротость подарили
Из едких строф составленные трели
Летевшие навзрыд вдоль малахитовой тропы.


Предновогодняя пейзажная зарисовка

Поросший хворостом берег дальнего утёса
Терялся в призрачном тумане мглы
И в беспорядочном движении далекая коса
Берег засыпала гнилью умершей листвы

Все продолжалось не мгновенье вовсе не недолго, нет!
Так выбегали из потайных Нор звери
Невиданной доселе красоты.

Под хрустом веток птицы бушевали
Расправив пух воздушных шуб
И звонким аккордом разом увенчали
Деревьев хрупких шумный стук.

Под хвойным шалашом гнездилась
Порядочная беличья семья
И поедая шишку зубом неказистым
Хвостом закутывала всех бельчат в себя







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0