Синеокая влажная даль, растворившая грусть…

Юлия Владимировна Летова. 33 года. Бологое, Тверская область.

***
Синеокая влажная даль, растворившая грусть…
Я ступаю на землю родную до боли и слез.
И хотя я шептала себе, что сюда не вернусь,
Меня ветер с просторов родимых, обратно принес.

Город детства местами угрюм и задумчив слегка,
Он в своей чуть звенящей благой тишине безмятежен.
И нигде так по небу легко не плывут облака,
И нигде шепот листьев не может быть столько же нежен.

По дорогам, идущим в бездонную зелень лесов,
По озерам, блестящим под лунным серебряным диском
Бологовский, чудесный край сразу узнаешь без слов
И поймешь, где б ты ни был, всегда он тебе будет близким.


***

Зачарован заснеженный мир в бесконечности лунной.
Вихрь бьётся в стекло, но меня ему здесь не достать.
Я одна, мне тепло, и за окнами ветер безумный
Не сумеет безмолвной беседе с тобой помешать.

Я не вижу тебя, только слышу и чувствую явно.
И сегодня настолько легко мне тебя осязать,
Ты открыта, объята, очерчена мною так плавно.
Я тебя и себя постараюсь получше узнать.

Я к тебе обращалась нечасто и слушала редко,
Я порою тебя до краев наполняла хламьём.
Муровала, надолго и наглухо прятала в клетку,
Что из ребер, которую мнила достойным жильём

Для тебя эфемерной, летящей, порой необъятной,
Разрывающей бренное тело на сотни частиц.
И пускай на тебе кое-где дыры, шрамы и пятна,
Только ты никогда не давала мне грохнуться ниц.

Я тебя не любила, себя ненавидя порою.
Я рвала тебя в клочья, безжалостно злостью травя.
Полагала, что и без тебя я достаточно стою.
И, вообще, можно жить замечательно и без тебя.

Ты прости, что тебя я порою не ощущала,
Не пыталась возвысить тебя и себя изменить.
Но упорно на правильный путь ты меня увлекала,
Я училась прощаться, прощать и по-новому жить.

Ты эмоций хороших полна, и я верю - бессмертна.
Я клянусь охранять и беречь твой бесценный покой,
Наполнять тебя только добром и энергией света
И до вздоха последнего быть человеком с Душой.


***

Серое небо стонет,
Плачет, скорбит и молится,
Землю дождями кроет,
И безнадёгой полнится.

Дышит земля сквозь капли.
Ноги завязли в глине.
Это со мной, не так ли?
Так и никак отныне.

Ветер уносит к птицам
Гулкий стук сердца и комьев.
В пальцах квадратик ситца
Насквозь пропитан солью.

Мокрые щеки, лица...
Красный в тандеме с чёрным.
Звуки пронзают спицей,
Мысли - бурьяном сорным.

С неба остаток влаги
Принят и впитан почвой.
Криками ворон-трагик
Воздух и душу - в клочья.

Время остановилось,
Небо окаменело,
Лица вокруг размылись,
С треском свеча сгорела...


***

Так хочется мечтать и созидать,
И делать невозможное возможным,
Планету необъятную объять,
И сердцем улыбаться всем прохожим.

Как хочется любить, творить добро,
Не обижать, не причинять страданий.
Ценить и сохранять всё что дано,
И воплощать в реальность ожиданья.

Благодарю за всё, от всей души,
Людей, судьбу и небо надо мною!
Себе я говорю: "Живи, пиши!
Ты счастлива, останься же такою!"


***

Мне есть, что сейчас сказать,
И есть ещё, что спросить.
Мне нечего больше ждать.
Я знаю теперь, как жить.

Я делала много зла,
В свой дом приносила боль.
Горела сама дотла,
Рвалась поперек и вдоль.

Я сыпала пеплом лжи,
Искала в других изъян,
Стенала, метала ножи.
В душе буйно рос бурьян.

Меня отрезвила боль.
Такую нельзя заглушить.
Крупинками сыпалась соль
Сквозь тернии до души.

Терять и не мочь вернуть,
Винить, сожалеть, не спать,
По сотому кругу в путь,
И как дальше быть не знать.

Кристаллы врезались в плоть,
Из них вырастали стихи.
А слезы как теплый дождь
Смывали с меня грехи.

Стараюсь простить, понять,
Себя не жалеть, не мстить,
На злую судьбу не пенять,
Всегда благодарной быть.

Есть в каждом добро и зло.
Ошибки должны учить.
Мне думаю, повезло,
Я знаю, как дальше жить.


***

Никого, ничего и даже как будто не больно,
Чужой город холодный и мне незнакомые люди.
И душа моя в клочья как будто изъедена молью,
И не порванной, целой она больше точно не будет.

Темнота в голове и совсем перепутаны мысли,
Будто после полуночи кем-то задернуты шторы.
И ни дел, и ни цели, вообще никакого нет смысла,
У моста моей жизни ты медленно рушишь опоры.

Боль в висках и гудки в телефоне мобильном иголками.
К ледяному стеклу я слегка прикасаюсь ладонями, 
Полутемная комната, свет за окошком осколками.
А при встрече ты скажешь: "Мы просто друг друга не поняли".

Серо-синее небо в глаза сквозь открытую форточку,
Воздух зимний холодный достанет до самого сердца.
Я так думаю правильно будет поставить здесь точку,
У всего есть конец и от этого некуда деться.


***

Осень – бестия рыжеволосая
Смотрит серым холодным взглядом,
Разметалась по ветру косами
Желто-огненным листопадом,

Чуть припудрила щеки дымкою
Ледяного тумана белого,
Одарила надменной улыбкою,
Холодком из души повеяло.

Утром пасмурным, серым, безликим
Появился морозец первый,
Незаметным движением тихим 
Прикоснулся к огненной стерве.

А она неожиданно быстро
Вдруг обмякла в его объятьях,
Полыхнула последней искрой 
И отбросила яркое платье,

Обнажила покатые плечи,
Мягко хрустнули гроздья рябины,
И заплакали золотом свечи,
Беззащитная осень отныне…


***

Счастье так зыбко и неуловимо,
Я так хочу его запечатлеть.
Моменты и чувства не могут быть мимо,
Я буду писать их, и буду гореть.

Слово бессмертно и штампом на сердце
Будет сиять или жечь до нутра.
Искрами строки, верьте – не верьте,
И на странице пламя костра.

Выпишу, выплесну буквы-эмоции,
Пусть они будут плакать со мной,
Верить, любить и делиться на порции,
Толики жизни разной такой.

Буду я рифмами, ритмом и строфами
Полнить бумаги-подруги листы.
И рассыпаться звездами, крохами. 
Тысячи мыслей сложны и просты!

Рвется из сердца потоком бурлящим
Все, что так важно здесь и сейчас,
Ценное, нужное и настоящее,
Это звучит вдохновения глас!


***

Россыпи листьев из пригоршней осени
В нужное время будут разбросаны,
Будут ветрами по землям развеяны,
Будут дождями по лужам расклеены.

Красную пригоршню - клену и тополю,
Желтую пригоршню - дубу и ясеню.
Дождь из листвы рассыпается по полю
Под ноги путнику в осень спешащему.

Каждой березке монетки в прическу,
Каждой водице корабликов медных.
Поздние астры в платьицах броских
Слушают шорохи листьев последних.

Запахи кислых антоновских яблок
Мягко вплетаются в воздух осенний.
Желто-оранжевый рушится замок.
Лето прошло мимолетным виденьем.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0