Как быстро теряются лица

Нина Алексеевна Сурикова.

Как быстро теряются лица

Как быстро теряются лица,
Как быстро исчезают они,
И времени лишь вереница,
Как - будто в тумане огни.

Уходят за лесом неспешно,
Уходят, оставив следы.
Следы на земле их навечно,
Но там они просто мертвы.

За ними уходят и плачут,
Кричат им лишь вслед: «Погоди!».
Слова эти многое значат:
«Ты только, родная, лишь жди!».

Там тёмная, холодная ночь,
За оврагами ветер шумит,
Им никто не сможет помочь,
И на помощь никто не спешит.

А зима, будто с ночью горюет,
И над ними зенитки стреляют,
Там за лесом солдаты воюют,
И в тумане друг друга теряют.

А туман над оврагами ляжет,
И призрачно красиво станет,
И никто о войне не скажет,
И бомбардировщик летать перестанет.

Навечно лица усталые,
Потеряны в рассвете войны,
Тела в земле безымянные
Не встретят мирной весны!
 

Из жизни терского казака

Разрослась широкая степь,
Иней лёг по обширным краям,
Оставляют густые облака свою тень,
И плывут по плодородным полям.

Вокруг тишина и покой,
Грива коня по ветру колышется,
На коне восседает атаман лихой,
Он не желает со смертью увидеться.

Он желает увидеть родные края,
На рассвете с матерью обняться,
Его держит чужая земля,
И он не может с ней никак расстаться.

И сорвётся слеза атамана,
Он вспомнит далёкие тропы,
Не заживёт душевная рана,
Больно, уж до крови стёрлись стопы!

И на Тереке пролитой кровью,
Он руки свои умывал,
И внутри с горючею болью,
Убитых братьев своих подымал.

И не спится теперь на воле,
Лишь взгляд направленный вдаль,
Будто ветер ловил на слове,
И вея тугую печаль.

Там мать далёкая и родная,
Ждёт и тоже ночами не спит,
Затаилась в ней тоска неземная,
Что сына с каждым днём хоронит.

Вот бы время вернуть обратно,
На рассвете с матерью обняться,
И на душе не много отрадно,
Ведь он не хотел с ней расставаться.

И каждое утро туманное,
Напоминало родные края,
И в дали гора безымянная,
Закрывала ставропольские поля.

На Ставрополье жизнь вспоминалась,
Вспоминался лес тёмный, густой,
Как песня казачья спевалась,
И цвёл яблоневый сад наливной.

Но не знает правду слепящую,
Что дома давно уже нет,
И родную деревню манящую,
Покорил огня жуткий свет.

Не расстрела боится он больно,
А боится за мать и сестру,
И сердце болит не вольно,
Проклиная лишь эту войну.

Позабыл бы всё и вернулся,
Став ветром, над войной пролетев,
И дома на утро проснулся,
Ни о чём о другом не жалев.

Но должным лишь одно остаётся,
Родные края защищать,
И если нужно, если придётся,
То не побоится умереть за Родину и Мать!







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0