Время травою, ветром, волной реки...

Рустам Карапетьян.

Время травою, ветром, волной реки.
Бабочки вьются, мерно гудят жуки.

Думают куколки: "Будет всё, как хотим"
"Я буду бабочкой" - "Я наращу хитин".

Думают куколки: "Будет иная жизнь.
В небе плескаться будем мы и кружить".

Ты улыбнёшься, слова мне не сказав,
Мимо скользнёт стеклянная стрекоза

Полная света. Время скользит, как тень,
Дарит нам лето, месяц, неделю, день.

Сколько получится. Сколько себе хотим.
"Я буду бабочкой" - "Я наращу хитин"

           * * *

В полете небес коснуться,
Но, вскоре устав летать,
Без маски вдруг захлебнуться
И в море с небес упасть.

И, правильным став и правым,
Пробив головой волну,
Учиться без маски плавать,
Точней, ковылять по дну.

И лишь пережив эпоху,
Безликую словно смерть,
На сушу вползти со вздохом
И в небо опять смотреть.

           * * *

Под проливные вопли чаек
Под солнцепадом наливным
Всему свой берег неслучайный,
Всему свой горький дом и дым.

Сбегу отсюда, и останусь,
И приживусь, и вновь сбегу,
Пока поёт и тужит парус
По небу и по маяку.

           * * *

Киты домов, что выброшены морем,
Лежат и дышат тучно, тяжело.
Они заснут, и здесь настанет город:
Асфальт, бетон, застывшее стекло.
Мы будем жить в них, словно бы Ионы,
И шлёпать в гости из кита в кита,
Швырять окурки из глазниц оконных
До сноса или Страшного суда.
Мы будем чистить глянцевые крыши
И ждать ремонта, Ветхий чтя закон.
Мы жадно ждём. Киты лежат и дышат.
И высыхает кожи их бетон.

           * * *

Такая вдруг морось, туман и взвесь,
И мокрый такой неуют,
Что хочется в небо вопить "Я здесь!"
И слышать в ответ "Я тут".
Но силы осталось совсем чуть-чуть,
Всего на один лишь вдох.
"Я здесь" - на выдохе хрипло шепчу,
Надеясь, что я оглох.

           * * *

Домой попасть не терпится
Хоть вплавь уже, хоть вброд.
А рыбица-троллейбица
Плывёт себе, плывёт.

Кондукторша печалится,
Сутула и нема,
Что ливень не кончается
И выручки нема.

Что туго с пассажирами:
За час - всего пяток.
И грусть её дождливая
Всемирна, как потоп.

           * * *

Хлипкой улочки бескрылье,
Грязной речки холодок,
Старый мостик. А в перила
Впился маленький замок.

Неказистый, полуржавый,
Хуже выдумать нельзя.
Но в руках его держала
В белом вся и в счастье вся.

Он не знает, что с ней было,
Не уверен, кто с ней был.
Но цепляется в перила
Из последних самых сил.

И, хотя совсем измучен,
Не предаст и всё простит.
Я верчу в кармане ключик.
Да и чёрт с ним. Путь висит.

           * * *

Днём работа, ночью пьянка.
Реже - пряник, чаще - бич.
Хлеба белого буханка.
Хлеба чёрного кирпич.

Час - потехе, время - делу.
Снова пряник или плеть.
То душа болит, то тело,
Не желая каменеть.

           * * *

Просто невозможно человеку
Дважды - и в одну и ту же реку,
Дважды - и в один и тот же дом.

Ты вернёшься, там уже другая
Сына непохожего ругает,
Вещи беспокойные кругом.

Ну, зачем нарушил ты законы
И вернулся в город незнакомый,
Что ты здесь надеялся найти?

Постоял в задумчивой прихожей.
Перед тем, как выйти в непогожий,
Глянул в зеркало, а там уже не ты.

           * * *

Уйти на север, а вернуться с юга,
Водою течь сквозь время и поля.
Вписаться в круг, на выходе из круга
Стать треугольным, твёрдым, как земля,
Рвануть до неба башнею-иглою,
Пытаясь приподняться над собой,
Но не найдя искомого покоя,
На новом круге вновь опасть водой.
И в этом нескончаемом движеньи,
Теченьи лет и завихреньи зим
Не тенью стать, а чутким отраженьем
Того, кто для тебя неотразим.

           * * *

От сновидений остаётся
Лишь кислый привкус поутру.
Вот небо чистое и солнце,
Но зябко телу на ветру.
Сидит у речки бомжик сонный,
Сверкает изморозь в траве,
А утки сбились на газоне
Тесней, чем мысли в голове.

           * * *

Это книга лет, а не книга зим,
В ней реки рассвет, а над ней как дым,
Голубой туман, в нём полно теней.

(Не сходи с ума, не пиши о ней,
Что прошла, светая, как самый свет)

Книга зим иная, не книга лет.
В ней полно сугробных листов пустых,
Но под снегом сонно взрастает стих.
И почти как буквы - следы зверей

(Не сходи с ума, не ходи за ней,
Будет всё позднее, но без огня).

Книга ночи злее, чем книга дня,
В ней темны страницы, зато, как шёлк.

(Не сходи с ума. Ты уже сошёл)

           * * *

О камни острых слов,
Раскиданных повсюду,
Изрежешь мысли в кровь,
Пока дойдёшь до сути.

И всё же не найдёшь
Ответа на загадку:
Зачем был этот дождь
Пронзительный и краткий?

И радуга, как мост,
Куда звала и пела?
Но ночью был мороз,
И всё заледенело.

           * * *

Традиционно встать не с той ноги,
Но не ворчать, что не ушёл в запой.
О чём сегодня тени и шаги
Переплетутся на земле седьмой?
Их завтра скроет хлопотливый снег,
А снег измажет уличная муть.
Но так сегодня с неба брызжет свет,
Что хочется в нём взять и утонуть.

           * * *

Иногда берёт за горло так,
Что идёшь, бежишь из города,
Только он не отстаёт.

И когда уже без сил почти -
То ли твой хранитель выручит,
То ли просто повезёт.

Рухнешь на сосновой просеке,
В смолянисто-хвойном воздухе
Мысль, как веточка дрожит.

Белка вверх скользнёт по дереву,
Словно вдруг она поверила,
Что до неба добежит.

           * * *

И радостное детство,
И взрослый непокой -
Всё станет просто текстом,
А текст остынет мной.

Едва разборчив почерк,
Исписана тетрадь.
Ошибок тьма. Но, впрочем,
Не надо исправлять.

Пускай в конце дороги
Прочтут в Твоём саду,
Как с грамотою строгой
Прожил я не в ладу.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0