Столкнулись на перроне в суете...

Наталья Кандаурова.

***
Столкнулись на перроне в суете:
- О, сколько зим! А лет-то, сколько лет?!
- Дружище, ты ли это? Как ты? Где?
А ты совсем не изменился, нет.

- Как жизнь? Да как у всех – идет вперед.
Дела? Нормально, вроде.  Как обычно.
- Торопишься? Наверно, кто-то ждет?
- Да нет… - Присядем здесь? Ну вот, отлично.

Совсем, совсем как раньше, помнишь, да?
- А ты тогда? – А ты… вот было смеху!
- А как играли в прятки у пруда?
- А наш тайник в сарае под застрехой?

- Когда же это? – Эх, давно, давно.
И как-то сразу замолчали оба.
Ты смотришь в сторону, а я, как за окном
Белеют робко первые сугробы.

Не отрывая взгляда от окна,
Простились скомкано, и понял я с испугом –
Страшней всего быть может тишина,
Молчание при встрече с лучшим другом.

***
Ржавое золото осени -
Мятый кленовый листок
Небо, промытое до сини,
Бросит, шутя, на порог.

Прошлое и настоящее
Ржавчиной биты теперь.
Легкую мелочь звенящую
Сыпал проказник-апрель.

Мчалось незримою поступью
За миражами вдали
И изумрудные россыпи
Лето валяло в пыли.

Был закромами набитыми
Щедрый сентябрь богат.
Только над гумнами сытыми
Снова кружит листопад.

В час, когда зимушка холодом
Выбьет узор на окне,
Старое блеклое золото
Снова подскочит в цене.

Сколько там было потрачено,
Кто же считает весной?
Юная поросль оплачена
Ржавой осенней листвой.


***
Позови меня в даль туманную,
Выси отчие неоглядные.
Полечу вперед над обманами,
Полуправдами и неправдами.

Вслед за соколом сизой горлицей,
Распластавшейся в небе крыльями,
Над просторами за околицей,
Где вражда растет в изобилии.

Где над речкою месяц клонится,
Опускается в рожь колючую.
Где терпения чаша полнится,
Слезы горькие всё горючее.

Над землей своей, с потом вспаханной,
Над Отчизною, кровью политой,
Сизой горлицей, малой птахою
Зачерпну крылом неба толику.

Расплескаю синь над Россиею,
Буераками с косогорами.
Солнце красное в реку синюю -
Отразиться пусть над просторами.

«Богу - богово, черту - адово»,
Без раздумия над вопросами.
А убогому много надо ли?
Хлеба крошицу, каплю росную.

Нам покланяться - ниже гордости,
А дающему - дастся с троицей.
Не ума, не сил - дай нам совести.
Все наладится, все устроится.

Бессонница

В путь Луна по созвездиям тронется…
Тихим шорохом прожитых лет
Постучится в окошко бессонница
И останется встретить рассвет.

Над пролитой кофейною гущею
Сизый дым поплывет к потолку
Вымерять, сколь еще мне отпущено
То ли греть, то ли тлеть на веку.

На экране из скомканной простыни
Вязких образов стылая муть.
То ль на пристани, то ли на росстани
Приведет меня жизненный путь.

Будет память устало ворочаться
И скрипеть обреченно кровать.
То ли хроники, то ли пророчества
Просит белый листок записать.

Лунный диск к горизонту наклонится,
Там его доклюют петухи.
И прихватит с собою бессонница
То ли исповедь, то ли стихи.



Синяя птица

Я сижу на крыше,
Ножками болтая.
Ты - чуть-чуть повыше -
На воротах рая.

Чудо в синих перьях -
Недотрога-птица.
В снах и суевериях
Выпало гнездиться.

Где ты так сумела
В сини изваляться,
Чтоб мне оголтело
За пером гоняться?

Я б им выводила
Главные сюжеты
В отблесках светила
Каплями рассвета.

Я бы им писала
Лучшие картины,
Обводя лекала
Росной паутиной.

Горизонт в зарницах,
И искать нелепо
Голубую птицу
В чистой сини неба.

В снах и суевериях
Заблудиться просто.
Чудо в синих перьях
Подметает звезды.


***
Стать я б хотела бабушкой
Старой, седой и сморщенной.
Сесть чтоб с тобою рядышком,
Перебирать горошины.

Нет, не наивной крошечкой
С сбившимся набок бантиком.
Той, что взапонарошечку
Мерит любовь по фантикам.

И не девчонкой трепетной,
Той, что во снах березовых
Вслед за шальными ветрами
Мчится в очечках розовых.

Не роковою женщиной
Яблочной сладкой спелости,
Той, что шпаклюет трещины
На штукатурке зрелости.

Зимней студеной вьюгою
Враз запорошит волосы.
Стану тебе подругою,
Жизнь поделив на полосы.

Стану седою бабушкой,
В сутолоке дней не мечась.
Сядем с тобою рядышком,
А впереди - вся вечность.


***
Взлетела ночь - растрепанная птица,
Рассыпав зерна звезд прозрачно-блеклых.
Седой луны заплаканные лица
Двоятся, отражаясь в мутных стеклах.

В молчании догорает сигарета.
Слова пусты, а помыслы пристрастны.
Больной сентябрь пущенной ракетой
Догнать мечту пытается напрасно.

По Млечному пути до перекрестка,
Звеня воспоминаниями в кармане.
И тусклых медяков скупая горстка,
Подняв волну, утонет в океане.

Оставить надоевшую орбиту,
Утратив счет вселенским космоверстам,
Сгореть очередным метеоритом
На полпути к давно погасшим звездам.

Вдруг вспомнить, как заплаканные лица
Бледнеют в ожидании восхода.
И с первыми лучами растворится
Безумная иллюзия свободы.
***
За окнами сентябрь сеет мрак,
А звездопад сменяет листопадом.
И август, как восторженный дурак,
Сдает свои позиции: так надо.

Ночь в диком танце извивался дождь,
Хлестал по тополям упругой плеткой,
И, пробудив у вязов злую дрожь,
Бил мостовую бешенной чечеткой.

Сухим вороньим карканьем давясь,
Дождю-танцору подпевала осень,
Парчу и пурпур втаптывала в грязь
И горсти золотых швыряла оземь.

В кустах дорожных страшно ветер выл,
Голодным зверем пировал на кронах,
Рябиновые искры затушил
И погасил огни свечей на кленах.

А поутру, вписав в лазурь рассвет
И умывая солнце у колодца,
Прислало лето радужный привет,
Сказав, что обязательно вернется.

***
Еще не поздно возраст обмануть,
Сказать ему: - Постой, мне восемнадцать!
Вот-вот начнут мечты осуществляться.
Зачем ты хочешь спину мне согнуть?

Еще не поздно возраст обмануть,
В грядущее смотреть легко и смело,
Но волосы испачкал кто-то мелом
И белизна прилипла - не стряхнуть.

Еще не поздно возраст обмануть,
Сказать себе: - Мой друг, еще не вечер! -
И юности отправиться навстречу!
… Но что ж так страшно в зеркало взглянуть?







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0