Песни мужеству, гению, страданию, любви, и возрождению

Лилия Викторовна Савельева.

#1

Мой народ отмечен звездами.
Желтые звезды сияют в сером и тусклом дне,
Среди бледных теней.
Там, где идет мой народ,
Рождаются новые созвездия!
И свет, идущий от каждой желтой звезды,
Отражается там, в далеких мирах Космоса!
Ты будешь собран, мой народ! И воссияешь, как Солнце!
И маленькие звездочки, твои умолкнувшие дети,
Не исчезнут.
Они закружатся,вспыхивая искорками
В твоем звездном шлейфе,
Усиливая твой свет!



# 2

Я благодарю Тебя, Б-же!
Ты дал мне мудрость
По-иному взглянуть на происшедшее со мной.
Ты был так щедр ко мне!
В невероятных ситуациях
Ты находил для меня верное решение.
Ты направлял меня в новые страны!
Ты давал мне такие возможности!
А я лишь не все и не всегда понимала, постигала Твой замысел!
Но ты осветил мне путь моему Разуму!
Я склоняюсь перед Тобой Великим, Мудрым!
Я готова обнять Тебя, если Ты позволишь прикоснуться к Тебе!
Даже в самые трудные минуты и дни
Ты создавал их для меня легкими, не обремененными.
Спасибо.
Б-же! Спасибо за тот разум,
Что Ты вдохнул в меня,
И который позволил преодолеть все!
Ты преподал мне уроки терпения и мужества!
В теснинах мелких обид и злых намерений,
Ты выводил меня к брезжащему Свету!
Как жаль, что я не была под стать Тебе!
Ты подарил мне мудрость:воспринимать все легко и радостно!


# 3

В том далеком детстве
Я впервые увидела Тебя в старике с седыми прядями и бородой
С проницательными и умными глазами.
Я помню Твой взгляд,
Проникавший в душу мою детскую, неопытную.
Твой мудрый взгляд
Сопровождал меня с каждой невольной ошибкой,
С каждым моим взрослением.
Я всегда помню Твой внимательный,
Оберегающий меня взгляд,
Даже если я, неопытная, заглядывала в бездну!
Какая сила была в этом пронзительном взгляде,
Который оберегал меня!
О, my Bеloved!
О, спрячь меня
В своих Великих объятиях, как маленькую ракушечку,
Как свернувшуюся улитку в твоих теплых безмерных объятиях.
Прости, что не всегда я постигала и понимала
Замысел Твоих уроков.
Но я же маленькая улитка на Твоих ладонях!
Но тень Твоя
Всегда была источником дивного света.
Ты наблюдал за мной!
И как бурлящие потоки,
Так открывалось сердце мое,
Предчувствуя Твое присутствие!
И даже, когда я была немощна
И болезненное дыхание стесняло меня,
Ты вливал в меня тепло
И сметал все заботы с чела моего!


#4

Снилось мне.
Снилось небо и
Кто-то в облачении, с развевающемся плаще,
Снилось мне.
Я иду по дороге с маленьким сыном.
Я думаю, это был мой сын.
Снилось мне.
Я шла и вокруг меня был Свет!
Но сзади Того, кто был в облачении, должно быть Святого,
Была темнота.
Темные силы надвигались и приближались ко мне.
Снилось мне.
Снилось мне, что темнота и пустота окружают меня.
Но тот, кто был в облачении,
Взметнул свой плащ
Ничто не могло коснуться меня.
И вдруг, впереди возник серебряный человечек, крошка.
Он стоял на дороге, раскачиваясь,
Не давая нам пройти.
Смятение лишь на секунду овладело мной!
И снилось мне,
Я стала дуть на него и читать молитву:
БорухАта, Адонай, Элохейну Мелех Ха-Олам...
И серебряный человечек стал рассыпаться,
Скаля при этом чудовищные зубы!
Он был подобен Смерти!
Но Тот,кто был надо мной, развеял все!
Лишь пыль
Безмолвно оседала, покрывая дорогу.
Всё снилось мне!


# 5

Я-эпоха, я - город, я - время.
Крик, родившийся в крике отца.
Я исторгнута временем, временем выхвачена,
Чтоб во времени стоном застыть, стоном мщения.
Преломляя века,
Вновь возникну, чтоб стать изумлением.
То не волосы, то, запекшись, змеятся желания.
Сохнет тело не в муках, в объятиях мщения.
Мать, смотри,
Эти руки, словно слабые струны, повиснут вдоль тела,
Вздрогнут, вновь напрягаясь, для просьбы, мольбы,
Но, напрягшись, повиснут опять...
Я - эпоха.



# 6

Шла женщина на улицам
И прохожие смотрели ей вслед.
А она ничего не видела,
Лишь слёзы сбегали по щекам.
И этих слёз поток не удержать!
Плачь, Женщина, плачь!

Ведь это горе смывается слезами,
Опустошая посевы обид.
И каждое слово обиды
Оборачивается в каплю слезы.
И юные обернутся с недоумением –
Их радугой лица расцвечены.
И женщины пройдут – заботой, тревогой усталостью
Скованы лица.
И только старые мудро прошепчут:
«Плачь, Женщина, милая.
Скорбь души своей выплесни!
И уютно, на самом донышке сердца,
Пустит росток слово «Забвение».



# 7

Мой умирающий сын!
Моя умирающая звезда Бетельгейзе!
Твое правое плечо начинает исчезать
И на его месте возникает Туманность.
Ты сказал, что не хочешь умирать позже меня.
Ты боишься потерять меня, затеряться в неизвестных мирах.
Как я найду тебя в тех далеких туманностях?
Если я даже не знаю срока своего собственного исчезновения?



# 8

Я не знаю, кто Ты, каков Ты.
Я хочу, чтобы Ты был моим.
Для меня ты белый, гладкий,
Лишь с тёмными типографскими буквами.

Я почувствовала внезапно, что мне
Нужен Ты, именно ТЫ.
Самолёт соединит нитью два города – мой и твой?
И раскачиваются на нити две огромные чаши – два города.
В этой – Ты, в этой – я.
Перевесила вдруг чаша твоя –
Ты не знаешь, кто я?
Стали тяжёлыми мысли твои?
Я же, лёгкая, я, звеня, могу прилететь
                        Туда, где ты.
Только крикни.

Но и мне тяжело!
И, раскачиваясь, опускается, тянется книзу, - я…

Нет, лети самолёт!
Натяни, натяни свою нить!
Я хочу прилететь самолётом к тебе, только жди.
Я хочу, чтобы ты стоял, повернувшись спиной.
Ты думал, что я не узнаю, кто Ты?
Ты – тот, кто стоит спиной.
А эти смотрят прямо в лицо.
Но это – не Ты.
Я встану рядом с тобой и тихо скажу: это я.
А, хочешь иначе? Я крикну спине: Здравствуй.
А, может быть, всё это – просто так?
А, может быть, этого нет?
Но кричу: я хочу прилететь самолётом туда.
Только жди. Ну, пожалуйста, жди.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0