И существуем

Сергей Викторович Берестов. Энергетик, поэт. Мыски, Кемеровская область.

В облаках

В облаках, как в орнаментах платья -
Хороводы, коровы, поля,
А ещё в облаках мои братья.
Облачилась в их верность Земля.

Облаками надёжно укрыты
Гор вершины - десятки антен.
И молчащие вглубь мегалиты
Ждут веками опять перемен.

А от рек новостные вечёрки
К облакам поднимают туман.
Старый дуб, так похожий на чёрта
Отряхнул свой зелёный кафтан.

Облака теребят наши души,
Белой силой защиту дают
И сердца добротою улучшат,
И подскажут, что где-то нас ждут.

В облаках не какая-то мелочь,
Прошлый век облаками одет.
Облаками плывёт Ходасевич,
В облаках проплывает мой дед.


К радости ( Крада - священный огонь на требище славян)

Я связан с вязами погодой переменчивой.
Я с ложью сложен даже ангелам своим.
За стенкой предрассудков я застенчивый.
Уже седой. Се - знание? Се - дым?

В КРапивеогненнойсоКРыласьКРада капища,
Из КРадыисКРыКРоютКРасным ночь.
Мне снятся прадеды, смотрящие товарищи
В меня и сквозь, насквозь меня и прочь.

Я буду прочен завтра без порочного,
В урочище от прадедов урок -
Мне от журчащего, ручьистого и сочного
Достался вовремя достаточный глоток.

У прадедов и сёдла расторочены.
Своё отдав, мой умышляют стих.
С Родами связан и сердечно строченный
Развязан беззастенчивостью их.


Солнечное КОЛесо

Когда ты С ВЕТвями мира,
Когда ты С ВЕТрами мира,
Когда ты и свеж и светел,
Тогда ты живёшь, как бог!
И пусть у карманов дыры,
И пусто в твоей квартире,
Зато нет узлов и петель,
И крутится твой клубок.

Крутись, чтоб года, как спицы,
Быстрее могли кружиться.
Будь в круге и полукружье
В упавшей от кос росе.
Нам с детства дано резвиться,
Нам светом дано напиться!
И всем нам по жизни нужно, -
Быть в Солнечном КОЛесе.


Мешок заплечный

Тянет мешок заплечный
Тяжестью злых обид.
Каждый не безупречен.
Каждый прощён и бит.
Жизнь на Земле - коррида.
Бык ты? Тореадор?
Шпаги удар - обида
Мутью закрасит взор.
Мир не однажды видел,
Как довели Народ.
В ненависть все обиды.
Ешьте кровавый торт.
Круг у Корриды вечный.
Кто-то вновь будет бит.
Тянет мешок заплечный
Тяжестью злых обид.

          *  *  *
Остаются лишь строчки и ворохи фотомоментов,
Как у Времени временно взяты секунды-штрихи.
Мне дарована жизнь - моих прадедов главная рента.
Я в России живу и пишу ежедневью стихи.

Ежедневье течёт сквозь меня ни на что не пеняя,
Еженочье на тёмной Земле мне даёт отдохнуть...
Каждый вздох, каждый взгляд, каждый шаг навсегда нас меняет.
Устремляются строчки со мной в неизведанный путь.



И существуем

И существуем не только минутой, но прожитым метром,
Тёплым лучом и озоновым запахом гроз.
Снятся тревоги крыла, рассуждения ветра,
Сердце ласкают зелёные кудри берёз.

И в неразрывности дома, планеты, Вселенной
В призрачной гонке за благом теряем покой.
Даже зелёные кудри от золота тленны.
Всё колыбелится мудрой своей чередой.

И восстаём, по-хозяйски тщеславия теша...
Бог даже в крыльях фрактальных у летних стрекоз.
Наши ошибки в гармонии рваные бреши.
Наши метанья извечный питают вопрос -

В быль или небыль вплетаются сны и движенья
В метре, минуте и шаге текущего дня?..
И выпадаем , гордясь, из Земного круженья,
И существуем кого-то за что-то виня.



Монолог стрижа, улетающего на юг

Стрижка очень мне привычна.
Небо взмахами стригу.
Я прощаюсь с норкой личной
На высоком берегу.
Три берёзки в провожатых
Жёлтой грустью шелестят.
Облетели их стрижата,
Всё запомнить норовят.
Улетаю... улетаю...
Что-то вдаль меня зовёт.
Здесь тепло как будто тает.
Комаров недостаёт.
Все готовы к перелёту.
Пробует сосед " свечу"...
Стрижануть ещё охота!
Небо росчерком черчу.


      *  *  *

Когда поэт становится прозрачным,
Тогда его слова звенят для всех.
Подарочно, изящно и удачно,
В них грусть, любовь, и радость, и успех.
Когда поэт становится богатым
От Солнца, от вершин и облаков,
Он может жить и в эхе многократно,
Звучать и высоко, и далеко.
Когда поэт становится глубоким,
Он всем знаком и в профиль и в анфас...

Он был богатым и прозрачно-одиноким,
И всё богатство он копил для вас.


Хрупо-хрупо

Хрупо-хрупо-хрупится
На Земле по нациям.
Кто за них заступится,
Вавилоном бряцая?

Кроше-кроше-крошется
Старое, укладное.
Взорванные рощицы
Не в наряд снарядные.

Коло-колоколятся
Звоны в честь копеечек.
Денежка подносится,
Как синичке семечка.

Махо-махо-машемся,
Стару врежем времечку!
Мыслями втемяшемся:
" Надо сразу в темечко!"

" Надо сразу в темечко!"
Лихо! По-разбойничьи!
Не синичкам семечку,
Стопку по-покойничьи.

Руше-руше-рушится,
Не как впредь, по хлебному.
Души благом сушатся
Не по заповедному.

Разбежа-бежалася
Семимиллиардовость.
Совесть вся ужалася
ВпЯтно-леопардовость.

Что-то нынче хрупится,
Крошется и рушится.
Человек оступится?
Самостью задушится?..


Монолог тополиного пуха

Мы всего лишь пух тополиный,
Горсть семян , летящих красиво,
Не свободный наш полёт, не орлиный,
Вожака в нём нет, как в клине гусином.
Мы по ветру топольковые шансы.
Вокруг нас бывает чих алергенный...
Наш полёт импровизация в танце,
Великанов мы пушистые гены.
Нам в пространстве лишь чуть-чуть порезвиться
И упасть без сожаленья, без курса...
А задача,- к жизни нам прицепиться
Сквозь обычный, летний, ветреный мусор.


      *  *  *

За словом в карман не полезу.
В кармане лишь денег сотка
Да ножик, чтоб сало резать,
Огурчик, лучок, селёдку.

А слово, оно ведь божье.
В карман то оно не влезет.
Оно, словно пульс под кожей.
Оно ничего не весит.

Оно одевает мысли.
Оно - проводник эмоций.
Оно никогда не скиснет.
И нет в нём кусочков, порций.

Слова на любовь похожи,
Когда они песней с неба.
У слова одежда божья
И запах воды и хлеба.


Монолог Войны

Я - во... я вою.. я воюю,
Я бременем ложусь на плечи,
Я жизни обрываю пулей,
Я очень странно рикошечу...

Во мне есть куча парадоксов.
Кому-то прибыль я в деньгах...
Плюю я минами на флоксы...
Я по частям лежу в гробах...

Я очень страшная на снимках,
Я непохожая в кино,
Я - злая ненависть на финке,
В борьбе извечное звено...

Не важно мне , кто будет предан,
Я не умею мир любить...
Чего боюсь? Боюсь Победы.
Она ведь может и убить...



       *  *  *

Кем-то свыше обогрета, Кем-то свита,
Вголубого света ореоле,
По своей налаженной орбите
Жизнь мерцает в чёрном вечном поле.

В поле россыпь звёздная искрится,
Встреч недосягаемый разлёт.
В эту ночь поэту будет сниться
Его Родины космический полёт.

В этом нет придумки и обмана,
Что Ладони - это небеса,
Что в Ладонях реки и лиманы,
Города, дороги и леса.

В красоте изысканной и хрупкой
Всё до боли ясно и до слёз.
Шар Земной, как маленькая шлюпка.
Каждый в шлюпке - маленький матрос.

Береги закаты и рассветы.
Каждому свой срок - лететь и плыть.
В каждом сердце есть одна планета
И орбита, чтоб её любить!







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0