Если сегодня не зря, а значит...

Анна Попова.

* * *

Если сегодня не зря, а значит,
Завтра — не зря, и не зря вчера,
Значит, не плачет заря, не прячет
В сумерках ночь от меня вечера.
            Значит (возможно, совсем не точно,
            Только я выкрикну все равно),
            Жизнь не напрасно, не всем нарочно
            Дана, как случайный билет в кино.
Значит, наверное, стоит все же
Бороться, искать, без причин любить.
Бог без сомнения много может:
Что невозможно, то может быть.

* * *

Я не знаю, откуда, зачем
Эти строчки приходят и бьются,
Словно птицы зимой за окном,
А захочешь впустить — не даются.
            И так горько и жалко в груди,
            Словно в клетке захлопнулась дверца
            Не уснуть. И вся ночь впереди.
            И колотится бешено сердце.

* * *

Я выплескиваю себя
Не жалея, наотмашь, оземь.
Я ищу столько лет тебя —
Заплутала среди трех сосен.
            Невозможно про все забыть,
            Взять и боли на милость сдаться…
            Я хочу просто быть. Любить.
            Не бояться. Не притворяться.

* * *

Так сложно остаться собою
В беге и шуме дней!
Но я не сдаюсь без боя,
Ты спину прикроешь мне.
            Одной головы две лучше
            С душою рядом душа
            Сильнее, светлее, глубже
            Настолько, что крылья дрожат!
Так дай мне смелее руку
И крепче мою держи,
Прислушайся! Мы друг друга
В такой тишине нашли!

* * *

У меня нет ничего
            кроме твоей любви ко мне
Только ее я могу
            назвать навсегда своей,
И мне нечего дать
            кроме моей любви к тебе,
Из нее одной я питаю
            всех кто рядом во мраке дней.
Я не хочу умирать!
            В твоем сердце, а значит в Небе.
Я хочу подарить
            тебе Вечность и Жизнь на земле,
Разреши мне войти в твою душу,
            я не нарушу Неги,
Я открою ей Свет,
            я создам для тебя звезду...

* * *

Задумчивый город, задумчивый —
Как будто с любимой разлученный,
Как будто в пучине потеряный —
Растерянный город, растерянный!
            И вроде на небе ни облачка,
            Но в дымке рассеяна солнечность,
            И ветер чуть движется холодом
            По краешку неба над городом...
И люди нелепо нахохлились,
Еще ото сна не опомнились…
А все же рассвет поднимается,
И тихо весна начинается.

* * *

Пить тебя. Дышать тобой! И верить —
Невозможного на свете нет!
Видеть. Находить такие двери,
Что ведут туда, где только свет.
            Быть с тобой. Питаться только негой!
            Разгадать мозайку наших тел.
            Слышать. Голос шторма или неба.
            Солнце петь — совсем как ты хотел!

* * *

На что моя Любовь похожа?
На ветра свист, мороз по коже,
На неба цвет, когда рассветом
Деревья в золото одеты.
            На пенье птиц весенним утром,
            На сосен тихий разговор,
            На переливы перламутра,
            И струн гитарных перебор…
На ласку звезд безлунной ночью,
Дыханье солнечного дня,
На душу порванную в клочья.
И на Тебя. И на меня.

* * *

Зарыться носом в землю — рыть и выть.
Кричать от боли! в крик перерождаясь —
Собой мне прежней невозможно быть,
Не плыть нам больше, ветром наслаждаясь.
Задуматься о смерти, о любви...
Закрыться от людей, не видеть света,
Смешать все чувства в зелье на крови...
И не найти ни одного ответа.

* * *

Все слова мои мало значили,
Позабылось вдруг, с чего мы начали —
И Любовь, и бред сладострастия,
Все ушло, как свет в час ненастия.
Холод острых фраз, колкость резкостей,
Пошлый винегрет из нелепостей.
Обрубил концы, твое величество:
«Уходя, гаси свет — Экономь электричество!»

* * *

Ничего и никогда не исчезает.
Слово, брошенное раз, всегда живет —
Удивляет, вдохновляет, убивает!
Уха слышащего терпеливо, тихо ждет.
Чьи-то мысли прямо в воздухе кружатся —
Размышления, раздумья о судьбе,
Словно черный снег на белый лист ложатся,
То ли снятся, то ли смутной явью мнятся мне...
Никакое зло, увы, не канет втуне —
Отзовется болью, горечью в ночи…
Прежде чем сказать замри, постой, подумай!
Мир так хрупок! Не разбей, прошу, не навреди!

* * *

— У меня осенний сплин.
— Странно для Весны!
— Дождь. Размыты все мечты,
Вымокли все сны…
Что мне в имени твоем?
— А тебе зачем?
— Взять хочу его в наем,
Но не насовсем…
— А свое отдашь взамен?
— Почему бы нет?
Сердце жаждет перемен,
Хочет видеть свет.
Хочет знать и верить в смысл…
— Право, не смеши!
Все твое стремленье ввысь —
Происки души!
А над нами облака,
Тучи и вода!
— Что ж, намокну, ну и пусть!
Ведь не навсегда!

* * *

Осенью небо глубокое,
Нежное, тонкое, звонкое,
Омуты, черти и призраки —
Все неоправданно близкое.
            Осенью небо далекое
            Вечное, слишком высокое,
            Даже надменное, чистое —
            Нет ему дела до истины
Осенью небо… да небо ли?
Было оно или не было?
Что-то стучится, але-кает,
Нежное, глупое, звонкое.

* * *

Тоска вдруг хватает руками за горло,
И ты вспоминаешь любимый свой город:
Не улицы - лица, улыбки, пожатья
Руки и не только, и смех, и объятья.
Скучаешь по запахам и настроенью,
По вере в людей и без цели общенью,
По душам, прошедшим с твоей слишком близко,
По тем, с кем писали бумажные письма.
Теплом их питаешься и — воскресаешь,
И новое вдруг про себя понимаешь!

* * *

как мимолетно все... слова уходят, не успев родиться!
не слышу «я» свое — как птица в клетке бьется и дробится...
и замереть на миг так невозможно, как с тобой расстаться!
еще один тупик.

* * *

Коктейль из бешенства, отваги и любви,
Отчаянья, и ласки, и надежды,
И пониманья - как тебя ни береги,
Придут года в непраздничных одеждах.
И будет мир — непознанный, большой,
И жизнь, какую в жизни не придумать,
И разбираться с ней тебе самой,
Одной идти сквозь дождь, огонь и трубы.
И подниматься на своих двоих,
Не падая, когда это возможно,
Самой учиться, сколько ни учи,
И даже спину не прикрыть надежно.

* * *

                                   «451° по Фаренгейту», дождь на Воробьевых

Вся прелесть летнего дождя
В его тончайших нитях счастья,
Когда без нашего участья
Слились и небо, и земля.
            Все чудо книги только в том,
            Что мы зовем своей природой —
            Когда достигнув небосвода
            Звезду за взгляд мы отдаем,
                        Миры — за чуткое окно
                        В чужую и родную душу,
                        За робкую надежду слушать,
                        За шелест рук, за губ вино.

* * *

Я не знала, что так будет больно…
Развернулась. Ушла в пустоту.
Слезы высохли вольно-невольно,
Не родившись еще, на лету.
Я не верила в поезд ушедший…
Я молчала. Рыдала душа,
Но беззвучно. А бег сумасшедший
Не спасал. Развернулась. Ушла.
Я не вылила боли ни капли —
Вся моя. Сколько есть — вся моя.
Расплачусь, нет , расплачусь... Навряд ли —
Пересохли глаза. Без тебя.

* * *

Моя поступь легка и свободна,
Мои крылья дрожат за спиной….
Я сквозь бури пройду, где угодно…
Я и Вас проведу за собой
Той дорогой, где солнце и звезды,
Где деревья, трава и цветы,
Где лишь слезы от счастья возможны,
Где не нужно бояться мечты
Там за мутной стеною тумана
Красоты вырастает стена
Там ни горя, ни зла, ни обмана,
Там и Бог, и Любовь — Высота…

* * *

Стихи  рождаются не вдруг,
Но постепенно… поневоле…
Вбирая литр за литром крови
И сердца бешеный испуг.
И обрывают наши жилы
И вынимают душу вновь,
А мы — глупцы — покуда живы
Все так же чествуем любовь.
А счастье с болью страшно близко —
Как две сомкнутые руки…
И мы, упавшие так низко,
Вдруг шепчем в тишине стихи….







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0