Жар-Птица

Юлия Бовда. Екатеринбург

Жар-Птица
Белок во мне почти свернулся,
Со лба как пот течёт марена.
Лежит полярная по курсу
Неосвещённая арена.

Замагаданенным бермудом,
Замарианенным майданом,
Утопшим в илометрах зуда,
Что наварганены шайтаном.

И мы наматываем круги,
Мы друг за другом наблюдаем.
Из без вести выпростав руки
Бросаюсь рваным баттерфляем

Из не дотянутых Чапая,
Из вымерзания югорой.
Из необратки. Проступая
Сквозь толщу скатерти кагором,

Натальным лавовым обличьем,
Купающейся изобарой,
Малиновым крылом жар-птичьим
Взбивая снег клубами пара.


Не успеть
(За секунду до Хиросимы)
Боингом, рвущим планктон птиц
За секунду до Хиросимы я.
Не успеть. Тающий верх вниз
Оземью в озимые.

Не выжить из этого. Латекс
Зашил полыньи подчисто.
Не успеть. Хватательный рефлекс
Тотальное одиночество

Цапнул. Хрустнувший хрящик
Карандаша Азимова.
Не успеть. Опечатано. Ящик
Чёрный апельсиновый.

Плёнку мотающий где я
Боингом вверх уносимым...
Не успеть. Акустическая петля:
За секунду до Хиросимы …
За секунду до Хиросимы....


Полынный Дом
(из рассказа «Дом Полыни»)
Полынный дым, полынная вода,
Стечение свободы и уюта.
Никто не знает, как попасть сюда,
Никто не знает, как уйти отсюда.

Но может задремать, прикрыв глаза
В тот коридор, где в потолке маячит
Чужого света чуждая звезда.
И только здесь всё наше, всё иначе.

Полынный дух. Раскиданный секрет
Улитками в топлёном полнолуньи,
Как уводящий от тропинки след
В миры иные и в миры июньи.

В полынный дом, что возвела семья
Неведомой науке хромосомы.
В тот самый край, где, может быть, и я....
Да и народность наша — невесома.


ххх
О, сколько нас в её бараках
Сошло с ума, ступилось зря!
Её вселенского размаха
Неисчислимы лагеря.

Мы убаюкиваем глотки
Махоркой и не видим сны,
А добываем самородки
Решений для её казны.

Мы одинаковы до жути,
Но каждому своя судья
Напоминает, что мы люди —
Единоличная статья.

Неискуплённая конкретность:
Вина, обида, совесть, страх,
Стихи, романы, безответность,
Необратимость, страх упасть.

О, сколько нас в забоях лонных
Свела в камолый поголов
Багровоглазых заключённых
Соноподобная без снов.


На краю июльской бездны
(Неизвестность)
В дебрях каменного лета
Где-то в гетто.
              В полночь где-то.            
Спит моя радиогрива,
А душа - наоборот.
Из часов бы герметичных
В самоволку.
            В непривычно.
Чтоб до самого обрыва
Где гудит космоворот.

Где обратное движенье
Звёзд от головокруженья.
И в объятья необъятья
Так влечёт, что лишь держись
На краю июльской бездны
Неизвестность.
            Неизвестность.
Неразменная свобода,
                 Не отмеренная жизнь.


Сафьяново-фарфоровое
Замки и заборы
И брови нависли.
У каждого в гору
Свои коромысли.

Казалось бы поздно.
Забыто. И на-те!
Лавина бесхозных
Невероятий

Из приоткрытой
Двери парадной
Веет не бытом,
А звездопадом.

Брошены вещи,
Рассыпаны мюсли,
Ветрены, вещи
Сквозящие гусли.

Забытые кухни,
Завитые выси,
Сафьяновы туфли,
Фарфоровы мысли.


Парашют
Когда пинок, и откровенье
Что здесь не ходят поезда,
Не тратьтесь на самовнушенье,
Что Вы — комета. Нет хвоста.

И в поисках последних денег
Тревожный по карманам шмон
Не надо! — Да зачем Вам тренинг
И консультации ворон?

Да, в перебранке с облаками,
Что защищаясь корчат рожи
Вы можете махать руками,
Но это вряд ли Вам поможет.

Когда дойдёт, что Вы в паденьи,
Что это не земная месть,
Что это только проявленье
Того, ЧТО Вы реально есть.

Что Вы ну ни на чуть не птица,
Что Вам навязан Ваш маршрут,
И то, что чуда не случиться —
Пора! Раскройте парашют!


Пустая сцена
Пустая сцена — мёртвый зал,
Он без актёров жить устал.
И вот, какой-то женсовет
Его добил под старость лет.

Когда-то были здесь стихи
И закулисные грехи
Смывались зрительской слезой.
Он этим жил. И вот — пустой.

Кому он нужен — этот зал
Теперь, когда он баней стал,
Где моет кости женсовет.
Зал мёртв — актёров больше нет.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

Юлия Бовда
Канатоходец
Подробнее...