Однажды

Сергей Сергеевич Пастухов. 16 лет. Москва.

Однажды

Никогдадцатого числа,
Не известно, какого месяца,
В три с четвертью часа
Мы с тобою встретимся.

В не открытой ещё стране,
Стёртом со схем городище,
На улице, посвящённой войне,
В доме, что посреди пепелища.

На этаже, на котором нет номера
И к которому не ведут лестницы,
В квартире с телефоном без зуммера,
С видом на церковь, в которой не крестятся.

Комната, полная света и тени,
Будет слева от той, что наша.
В нашей не будет течений
ветра, и пусть она будет краше.

В ней мы и сядем в кресла
Из лучшей верблюжьей кожи,
И будем смотреть в одно место,
Что было когда-то в прошлом,

Говорить, и смеяться, и плакать,
Вспоминая о том, что будет,
И занимать будет долго память
Тот миг, столь прекрасен и чуден.

Потом заиграют скрипки,
И закружимся в медленном танце.
Заскрипят половицы хлипко,
А мы будем все так же смеяться.

Аплодировать станет мебель,
Граммофон крикнет звучное: «Браво!».
Поднявшись на пьедестал постели,
Мы скажем: "Оваций не надо."

Держась за руки, выйдем на улицу,
Совершим променад вдоль аллеи,
Звёзды блестящими лицами
Будут светить нам с своего апогея.

Солнце янтарною бляхой
Нам с тобой улыбнется в ответ,
И с облака — белой яхты,
Капитан передаст нам привет.

Соловьи свои дивные трели
Нам с тобой посвятят в этот день,
И кометы исполнят, что мы хотели,
Отбросив на Землю хмурую тень.

Никогдадцатого числа,
Не известно, какого месяца,
В три с четвертью часа
Мы с тобою встретимся.

В неведомом доме, квартире,
В стране, куда корабли не ходят,
И, возможно, не в этом мире,
Но встреча обязательно будет.

Однажды с тобою встретимся,
И это не будет напрасно.
Мы с тобой обязательно встретимся,
И это будет прекрасно.


Волшебная страна

Пороги луж на склонах лестничных путей
закатным заревом одеты, бегут,
смывая грязь дневных страстей,
в далекую страну зовут.

Туда, где нету больше горя,
где избежит толпы укора
тот человек, что не такой как все,
где счастье с радостью одне.

Забыты там болезни, суета,
и не ступала там нога Эриды,
там реки льются словно вина,
и ночь всегда, как день, светла.

Там есть взаимная любовь,
и не страшны войны печали,
там соловей поёт и вновь, и вновь,
там люди горя никогда не знали.

Волшебна дивная страна,
на картах нет ее в помине,
Морфея призрачна рука
укажет путь к святой долине.


Письмо любимой N

"Я вас безмерно полюбил… "
Нет, нет, не так.
"Вас всей душой боготворил… "
Нет, так не пойдёт.

Как мне начать?

В голове бардак.
В руках мандраж.

Ваш чистый облик пред глазами.
Мираж...

Перо дрожит. Я уповаю, но едва ли...

"Мысль изреченная умрёт,
едва бумажного листа коснувшись..."
Не так, от пафоса завянут уши.

И что за моду взял писать?..

Быть может:
"Милая, скучал по Вам..."
Ну да, теперь я, будто, не скучаю.
Сердце гложет
сизая тоска, мольбам
о радости державы не давая.

"Я так мечтал..."
Я и сейчас мечтаю
к груди прижать
ваш нежный стан.

Сургуч уж тает,
но нечего скреплять...

Не в силах передать бумага
той гаммы светлых чувств,
того неукротимого пожара,
что есть внутри. Сорвусь,
в себе не удержу.

Скажу...
А дальше будь, что будет...


Предвзятость.

На колючем и невзрачном стебле
Красив и нежен -
Цветок чертополоха.


Мотылек

Летя подобно мотыльку
на огонек тех ясных глаз,
сиянье роковой улыбки,
я опалю свои крыла,
сгорю,
смеясь своей ошибке.


***
Планета полнится псевдолюдьми
искусственными,
как их мысли.

Псевдокрасавицы и недодевушки,
Перетела и недодуши.

Мир современный страшен
своей простотой и глупостью.

Перевоины и недомужчины,
надутые мышцы и эго.

Жестокие войны,
ведомые болванами,
без чести
и без смысла.

Мир обречен
и выхода нет.

Есть лишь надежда,
Надежда на исцеление.


***
Палач и шут,
И шахматный этюд.

Два атрибута власти
И поле для нее.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0