Бодибилдер и бегунья

Дмитрий Алексеевич Пентегов (поэтический псевдоним Дмитрий Камынин). 1968 года рождения. Живет в Тамбове. Женат, двое детей.

Бодибилдер и бегунья

Бодибилдер молодой раз
повстречал одну бегунью в парке весной
и сошёл с ума от её лучистых глаз
и от стройных её ног красы неземной.

Побежать хотел за ней вслед,
но смутился: на забегах он новичок,
потому что он – не легкоатлет,
потому что он, увы, просто качок.

Это так легко – здоровье спасти
от болезней и от сердечных ран:
обувай кроссовки и приходи,
чтобы с нами бежать паркран, паркран.

Записался на паркран он,
чтоб о чувстве на забеге ей рассказать,
ведь в бодибилдинге он почти что чемпион
и ему, поверьте, было, что показать.

Он у штанги мог согнуть гриф.
У него такой был пресс, но что из того?
Она со старта вновь уходила в отрыв,
и почти совсем не замечала его.

Это так легко – здоровье спасти
от болезней и от сердечных ран:
обувай кроссовки и приходи,
чтобы с нами бежать паркран, паркран.

Волонтёром он тогда стал.
Ах, как шёл ему жилет с эмблемой "parkrun"!
И на финише когда он ей карточку вручал,
изменился у бегуньи жизненный план.

Скоро свадьбу им играть. Знать,
замечательная жизнь их ждёт впереди!..
Если ты не смог девушку догнать,
ты у финиша её тогда подожди.

Это так легко – здоровье спасти
от болезней и от сердечных ран:
обувай кроссовки и приходи,
чтобы с нами бежать паркран, паркран.


Баллада о запасном парашюте

На широких тамбовских просторах
Это место теперь не найдёшь,
А когда-то с утра там гудели моторы
И училась летать молодёжь.

Был там парень отчаянный Лёха,
В парашютном он прыгал звене.
Его юная жизнь протекала неплохо,
Только счастлив он был не вполне.

Полюбил он внезапно, нежданно,
И ночами не спал от того,
Что спортсменка из сборной, красавица Дана
Растревожила сердце его.

А она на него – ноль вниманья,
А он очень всё переживал,
И однажды её пригласил на свиданье,
И слова ей такие сказал:

"Ах ты Дана, красавица Дана,
Не прожить без тебя мне и дня!
Не раскрыв парашют, разобьюсь в дребадан я
Если ты не полюбишь меня!"

А она лишь в ответ рассмеялась:
"Неужели ты это всерьёз?"
И красиво причёска её колыхалась,
Словно облако белых волос.

И ушла, помахав на прощанье,
А он ночью не спал до пяти,
И отбросил решительно все колебанья,
И решил счёты с жизнью свести!

Как обычно, с утра он проснулся,
Перед вылетом выпил чайку,
Как всегда, в самолёте у двери пригнулся,
Ожидая команду к прыжку.

Не бледнел он и не веселился –
Ничего не прочтёшь по лицу,
Но когда он в воздушный поток отделился,
То рука не тянулась к кольцу.

Очень быстро секунды летели,
Он собою пронзал небеса,
А с земли на него неотрывно глядели
Тёмно-карие чьи-то глаза.

Парашютов укладчица Лена
В Алексея была влюблена,
Но об этой любви рассказать откровенно
Не решалася Лёхе она.

Ну а он, очарованный Даной,
Лену словно бы не замечал:
Ни красивых волос, ни прекрасного стана,
Ни влюблённости в тёмных очах.

А теперь он стремительно падал,
И летели над ним облака.
Алексей, ну какого рожна тебе надо?!
Алексей, не валяй дурака!

И пришёл бы конец этой сказке,
Только метрах в трёхстах от земли,
Вдруг сработал прибор у него на запаске,
Что с завода вчера привезли.

И белей подвенечного платья
Взвился купол над ним, как шатёр!
Ах, спасибо, спасибо, Доронины-братья
За конструкции вашей прибор!
Дорогие, родные, спасибо вам, братья,
За страхующий этот прибор!

И Алёша душою ранимой
Словно умер и снова воскрес!
Запасным парашютом и Богом хранимый,
Он на землю спустился с небес.

Бушевала весна во вселенной.
Он стоял на цветущем лугу.
И бежала к нему по ромашкам Елена,
Вытирая глаза на бегу.

И походкою девичьей лёгкой
К Алексею она подошла,
И воскликнула: "Что же ты делаешь, Лёха!" –
И глазами его обожгла.

И у Лёхи вдруг сердце сбойнуло,
А потом застучало бойчей,
И взглянув только раз, навсегда утонул он
В глубине тёмно-карих очей.

И все беды от этого взгляда
Позабыл он за пару минут!..
Хорошо, что Алёшу, когда было надо,
Не подвёл запасной парашют!


Женщина-кошка
 
Мужчина и не робкий, и не дерзкий,
И очень много лет не холостой,
На перекрёстке Мира с Пионерской
Вчера столкнулся с женщиной-мечтой...
 
Купив ингредиенты для окрошки,
Он шёл, уныло погружён в дела.
А мимо грациозно, словно кошка,
Какая-то красотка проплыла.
 
И он прервал свой шаг неторопливый,
И обернулся, чуть не застонав,
И взглядом охватил её извивы
И вышивку на беленьких штанах.
 
Коротенького топика бретели,
Изящных ног приятный габарит…
И мысли у мужчины улетели.
Казалось, что сейчас он воспарит.

А дева шла, чуть бёдрами качая,
Вокруг распространяя колдовство,
И кажется, совсем не замечая,
Что в омут опрокинула его.

А он застыл, толкаемый толпою,
Наверное, смешной со стороны,
Не видя ничего перед собою,
Лишь две дразнящих ямочки спины.

В душе его царило помутненье.
Он оробел, как школьник на балу.
И скрылось мимолётное виденье,
Мелькнув карманом брючек на углу.

А он рванулся в тот же переулок,
За нею с опозданьем поспешив.
Но переулок был угрюм и гулок,
И не было в нём ни одной души.

Таращились немытые окошки,
Дома ветшали, все до одного.
А рядом на земле сидела кошка
И сквозь прищур глядела на него.

И дрожь пробила взрослого мужчину.
И быстро он себя перекрестил,
Хоть никогда не верил в чертовщину
И в церковь с малолетства не ходил.

Он выругался коротко и смачно,
От шока отошедший не вполне,
И поспешил из закоулков мрачных
К домашнему уюту и жене.

Она на кухне жарила котлеты
И, кажется, была раздражена.
А он вдруг вспомнил молодость и лето,
И ночи их совместные без сна,

На свадьбе их студенческой пирушку,
Под каблучком ледышек лёгкий хруст...
И он поцеловал её в макушку
И обхватил руками нежный бюст.

Жена на мужа строго поглядела.
Его ладонь с груди своей сняла.
И что-то ему высказать хотела,
Но повернулась вдруг и обняла.

И пробил час супружеского долга,
Когда во всей квартире свет погас!
И на двуспальном ложе долго-долго
Поскрипывал пружинами матрас.

Когда же стих он умиротворённо,
Когда волненье страсти улеглось,
Муж задремал, счастливый и влюблённый,
А ей всё почему-то не спалось.

Стояла ночь, и было очень поздно.
Она из спальни вышла на балкон.
И потянулась к небу грациозно,
И издала приятный тихий стон.

И в темноте стояла так, нагая,
Под стрекотание цикад в саду.
И долго, совершенно не мигая,
Смотрела на Полярную звезду.

В сырых лугах кричали коростели.
Уже прохладой веяло с реки.
И на руках при свете звёзд блестели
Украшенные лаком коготки.







Сообщение (*):

17.12.2017

Д.К.

Особо обращаю внимание тех, кому нравится творчество Максима Леонидова. Стихотворение "Бодибилдер и бегунья" можно петь на мотив его песни "Не дай ему уйти" ;-)



Комментарии 1 - 1 из 1