Осенние коты

Сергей Черноглазкин.

Осенние коты

Каким хорошим стал мой котик —
Совсем не груб и не горяч,
Не щерит свой клыкастый ротик
В щербИнах прошлых неудач.
Из-за угла не налетает,
Весь в ощетиненных когтях,
И тишину предпочитает —
И в этом он, конечно, прав.
Идет к зиме — совсем не к маю —
Жизнь без прикрас и без затей,
Я бескогтистость понимаю —
Я сам давно уж без когтей.
Средь поздней осени облезлой,
Я нынче, крАдучись, иду —
И когти слишком бесполезны
На голом льду.


Селфи с дождем

Я уверен — совсем случайно,
Темной ночью ли, скучным ли днем,
Невзначай в сетях социальных
Ты найдешь мое селфи с дождем.

В нем не будет намеков тонких,
Это — не приглашенье в дом,
Не посланье к чьим-то потомкам,
Это — просто селфи с дождем.

Это просто — теплая осень
И внезапный короткий дождь,
Это — жизнь, что радости просит,
И прошедшего ты не тревожь.

По тропинкам былого лета
Нам с тобой не бродить вдвоем,
Здесь раскинулась осень — и это,
Это селфи с осенним дождем.


К Пастернаку…

Когда в стекле вагонного окна
Мелькают полустанки, перелески —
Поэзии нахлынувшей волна
Мне словно раздвигает занавески.
Я еду — будто на паровике,
Как будто — раз! — и, скажем, сорок пятый…
И хлеб тяжелым слитком в рюкзаке —
Нет, в вещмешке! — усталого солдата.
И, кажется, моя дорога лишь
Какой-то новой жизни предисловье,
Вступленье в переделкинскую тишь,
Где Пастернак — архангел Подмосковья,
Где голые осенние сады
Цветут цветами сказочного лета,
Где высота невиданной судьбы
Откроется голодному поэту —
И боль тревог освободит виски
И станет мне отныне не знакома,
И потекут и годы, и стихи
Среди послевоенного подъема.
И кажется, что это будет так —
Когда меня из духоты вагона
В свои пенаты примет Пастернак,
Сойдя с террасы, точно с небосклона.


Вдоль Чистых Прудов

Вдоль Чистых прудов ходят интеллигенты,
И ходят, и бродят, гурьбою и в ряд,
Друг другу они говорят комплименты —
Поскольку не ведают, что говорят.
Поскольку слова — это что-то такое,
Что можно бросать, не жалея горстЕй,
Поскольку их дело — совсем молодое,
И эта земля — место встречи гостей.
На Чистых прудах золотистая осень
В последнем убранстве своей чистоты,
И звуки веселого многоголосья
Из осени в юность наводят мосты.
Рожденное в страсти распахнутых курток
Несется желание не умирать —
Ходить и бродить по земле чистопрудной
И ветреным словом, как в мячик, играть. 


Светлорусское

И трепетность, и сладость бытия,
И чувственность просторов светлорусских —
Все это доля лучшая, моя,
Какие б жизнь ни выдала нагрузки.
Под Солнцем золоченый перелив —
Томительной любви непостоянством —
Таких прекрасных, жарких, спелых нив —
Как чистый шелк классических романсов.
Вот выцветет ночей разлитых тушь.
И властвует во всей волшебной силе
Неторопливо-солнечная глушь
Медово-ослепительной России —
Медово-ослепительной поры
Раздумчиво-тургеневского лета
Горящей многоцветьем стороны —
Всем многоцветьем солнечного цвета.


Обязательна грусть

Обязательна грусть, если сердце поет о прекрасном,
Если сердце поет — обязательна светлая грусть,
Я люблю эту жизнь — и теряю ее ежечасно,
И не в силах ее удержать, я себе говорю: “Ну и пусть!”.
Ну и пусть! Ну и пусть! Как во мне перемешаны чувства!
Ну и пусть! Ну и пусть! Я прошу удивительно разных даров,
Оттого, что найду — мне порою становится грустно,
А порой для потерь не найду я насмешливых слов.
Обязательна грусть, если в сердце рождается песня,
Если песня стремится к далеким, иным, берегам,
Над рекою летит — над рекою бурунной и пенной,
В тишину превращаясь, в закат, в озаренный молитвою храм.


Русский вокал

Певица — тем она дороже нам,
Когда, всем чистым сердцем — русская,
Как море — лунною дорожкой,
Озарена своими чувствами.
Когда осенним спелым колосом —
Как бы во времена отцовские,
Налиты светом в красках голоса
Души сюжеты васнецовские.
Души сюжеты бесконечные,
Обертонами перевитые,
Понятные любому встречному —
Кто жизнь не на картинах видывал.
Кто знал любви и счастья — несколько,
Кто знал утрат и бед — поболее…
Кто знает силу звуков песенных —
Вдали от зал Консерватории…

Два артиста из давнего фильма

Два артиста из давнего фильма,
Что усердно играли чету —
Вас обоих почти что забыли —
Положили на полку мечту.

Вы свои отыграли отрывки —
И закрылась тяжелая дверь —
Нас дарили вы грустной улыбкой —
Эта грусть нам понятна теперь.

Изменились экранные грезы,
Стало все — не о том, не о тех,
Стало больше не чувства, а позы,
Стал придуманным киноуспех.

И не то восприятие мира
В потребителях новых былин —
Гарри Поттеры все да вампиры,
Гоблин нужен им — плоский, как блин.

Бесконечность вселенского акта
Вы игрой поднимали на щит —
Так что — теми дарами богато —
Благодарное сердце щемит.
И, вдали от последнего края,
Средь весны, наступающей вновь,
Нам никто уже так не сыграет
Старосветскую вашу любовь.

В ваших снах, ослепительно тонких,
В ваших снах, дорогих, как атлас —
В ваших снах, что теперь не на пленке —
Помолитесь — в эфире — за нас.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0