В ночном

Андрей Васильевич­­­­­­­­­­ Коробейников. Железногорск, Курской области.

В НОЧНОМ

За рекой ржаное поле,
Вдалеке — теней завеса;
Лошадиное раздолье —
Луг — от речки и до леса.

Ходят кони, ночь вдыхая,
Цедят свет реки зеркальной —
Половинкой каравая
Месяц спит в воде хрустальной.

Дремлют ветры в травах сочных,
Спят в кострище ветки липы,
Лишь дергач, в лугах полночных,
Крутит мир с натужным скрипом.

Ковш небесный повернётся,
Горизонт коснётся края,
Словно черпая в колодце
Воду свежую для рая,

Чтоб кропил Господь к рассвету
Землю русскую росою…
Рассветало. В свете этом
Кони встали к водопою…   

 
  ***
   
В зимнем царстве всё из снега —
И деревья, и дома;
И снежок в морозной неге
Под ногой скрипит: — Зи — ма…

Запорошен пудрой снежной
Дремлет город в тишине,
Словно, он рукой прилежной
Спрятан в белой простыне.

Тонкий месяц ярко светит,
Звёзды шепчут: — Ну, давай,
Новогодней ёлки ветви
Божьим светом наряжай:

Чтоб любовь была и милость,
Состраданье всем нашлось…
Счастье, чтобы к вам спустилось,
И по миру разлилось…

 


   ***

Сладкий запах антоновских яблок,
Словно дух позабытой Руси…
Рюмит где-то на тополе зяблик.
Не грусти…

Мы живём в ожидании чуда;
Наше, русское, вновь не в чести
Крошит век наш в немытое блюдо
Ассорти…

Всё смешалось в единую груду:
И своё и чужое… В бреду,
По безвременью, как сквозь запруду,
Я иду…

Время тихо царит во Вселенной —
И, что создано — рушится… Но…
Вижу в небе я звёзд белопенных
Полотно…

Встрепенётся надежда, как зяблик,
Сбросит грусти с меня пелену;
Сладкий запах антоновских яблок
Я вдохну…

      



   
   АВГУСТ


    1

Всем известно о том, что Илья Пророк
Студит воду, а гром с небес
По-осеннему встряхивает листок,
Наряжая прожелтью лес.

Но не знает никто, что в цепях судьбы,
Видя птиц, разрывающих высь,
Отчего-то надсадно шумят дубы,
Словно тоже взлететь собрались —

Забытьё отряхнув, на семи ветрах
Тысяч крыльев зелёных гул...
Только корни вцепились в холодный прах,
Чтобы лес к ноябрю уснул...


    
    2


В августе преддверье листопада;
Ничего, что зной вдруг стал несносен;
Здесь, в оврагах с утренней прохладой,
Народилась молодая осень.

И берёзки с ветерком охальным,
Что сквозил под юбками у сосен,
Листьями, как золотом сусальным,
Пеленают солнечную осень.

Там, где царство дикого калгана,
Где лужок среди берёзок росен,
Молоком холодного тумана
Кормит август маленькую осень…

   * * *
 
Петляет речка между ив,
По берегу — село;
Ветла склонилась, обратив
К воде своё чело...

Уж повелось так на Руси:
Селенье — у реки.
В реке должны быть караси,
Вдоль русла — родники;

В округе — хлебные поля,
Лес, ягоды — грибы...
Всё это — русская земля!
Всё это — люди — мы!..


 

 
  * * *


Льдинкой тонкою Луна
Тает в вышине,
В звёздном инее она
Ночью светит мне,

Мягко пудрит серебром
Облака теней;
И склонился старый дом,
Сонный, перед ней...



   
   * * *

В России жизнь, как покаянье...
Сейчас, как сотни лет назад,
Жива легенда, что в сиянье
Из вод восстанет Китеж-град!

Ах, где ты нынче, славный Китеж?!
Ты утонул в озёрах душ,
И мук душевных ты не слышишь,
Не видишь нынешних кликуш.

Лежишь, как скомканная совесть,
Под грузом черноты сердец...
Не я придумал эту повесть,
Не мне писать её конец.
 
Но, верю я, пройдут страданья,
За них воздастся во сто крат:
Восстанет золотом сиянья
Обитель духа — Китеж-град!


 ОДИНОКАЯ НОЧЬ

Тихо ночь на землю опустилась,
И, как мне, ей некуда идти;
А Луна печальная прикрылась
Покрывалом Млечного Пути.

Коростель в ночи кричит тоскливо,
Словно слышен скрип земной оси;
Лунный свет струится сиротливо
Ореолом праведной Руси.

Время сонно за полночь скатилось…
Эту ночь мне негде провести,
И душа озябшая укрылась
Тишиною Млечного Пути…


    * * *

На вечерней заре набери мне, пожалуйста, мяты
И отдай, просушив на забытом, пустом чердаке,
Чтобы сердце моё утопало в густом аромате,
Чтобы нежность твоя прикасалась к уставшей руке.

Где-то в сердце душа, ты к ней тянешь сухие ладони,
Может, хочешь согреть своим искренне-женским теплом,
Но она, как вода в промерзающем тихом затоне —
Обросла многослойным тяжёлым нетающим льдом...

Тяжело для любви пережёвывать горечь утраты,
Но телегу вины не тащи далеко за собой...
На вечерней заре набери мне, пожалуйста, мяты,
Вдруг да счастье для нас не окажется глупой мечтой...  
 
ЛУННАЯ СОНАТА

Тихо Луна плывёт,
Звёзд океан в ночи;
Майский круговорот
Песен во тьме звучит…

Сон улетел в окно,
Сел на краю листка…    
Душу терзает давно   
Звёздных дорог тоска…

Мыслей ночных поток
Я забытьём гашу...
Лижет медведица бок
Звёздному малышу;

Тихо Луну зовёт,
Чешет её бока
И медвежонку даёт
Лунного молока...

Свет паутину ткёт,
Сказку небес даря;
Сон первозданный взорвёт
Утренняя заря.

Утро от дум спасёт
Скрипом дверных пете́ль —
В суетный день унесёт
Жизни шальной метель...    

  

 ВЬЮГА


Голый лес. Зима свирепо
Гнёт деревья, мнёт кусты,
И уже не веришь в лето
В стонах зыбкой темноты.

Ночь. В лесу, под рёв метели,
По деревьям скачет страх;
Стонут сосны, стынут ели,
Слыша вой в густых ветвях.
Всё сплелось в борьбе мятежной:
Тьма, буран и скрип сосны…
Лишь подснежник в шубке нежной
Терпеливо ждёт весны…

   * * *
    (Из цикла «Закаты»)

На закате, как Жар-птица,
Распластались облака,
Черно-бурою лисицей
Вечер лижет им бока;

Как змея, ползёт с востока
Тьма, сгущаясь у земли;
Шелестящая осока
С нею спорит до зари...

А когда сверчок источит
Темноты зловещей след,
Из углей остывшей ночи
Миру явится рассвет...
 

   


   * * *  
    
(Из цикла «Переводы»)

   «Auf Flügeln des Gesanges…»
      Генрих Гейне
  
На крыльях любовной песни
Я в сердце несу тебя:
Спускается Ганг небесный
В долины, свой сад храня;

Искрится, мерцает светом
В ночи, при большой луне
Тот сад, и стоит аскетом
В нём лотос — звезда в воде…

Фиалков и розов лотос —
По звёздам тоска в тиши,
И тайный, как сказка, голос
Нам шепчет про миражи…

Здесь мудрость во всей природе:
В цветах на одной ноге,
В газелей степном хороводе,
В священной большой реке…

Тут сядем и мы под пальмой,
И времени тихий ток
Восторженный даст и печальный
Божественной Сомы глоток…







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0