Мост

Евгений Шушманов.

Мост
Дыханьем задержавшись на мосту,
дворнягой ощутив себя бездомной,
ползти впотьмах, над темнотой бездонной,
и ощущать, как пытку, пустоту.

Пугаясь непривычной высоты,
преодолев дистанцию в две трети,
страх перед бездной храбро не заметить
и тщетность всей житейской суеты.

Останется всего лишь только треть,
чтоб не сорваться тенью с парапета,
как брошенная кем-то сигарета,
и лап, о камни стёртых, не жалеть.
Преодолеть последний метр броском,
вложив в него, всю жажду жить и силу,
так, словно жизнь уздечку закусила...
Невмоготу ей двигаться ползком...

Путь измеряя, болью рваных жил,
вдруг ощутить победу, как сиротство,
и вечности всесильное господство,
но знать, что жизнь по праву заслужил...


Прекрасна жизнь

Прекрасна жизнь — мы молоды сейчас
и нам любовь многосерийно снится,
во сне летая над землёй, как птица,
мы видим то, что видится анфас.

Любой порок самим себе простим,
спешим, как снежный ком летит со склона,
мы ищем в удовольствиях резона,
а сложности беспечно упростим.

Прекрасна жизнь — единожды живём,
торгуемся в цене за свечку в храме,
вычёркиваем смехом горе в драме
и руку, кто отстал, не подаём.

Нас гонит жизнь по встречной полосе,
где знаков нет и нет авторитетов,
нет страха не проснуться до рассвета…
Мы крутимся, как белка в колесе…

Прекрасна жизнь — нам время не указ,
танцует страсть с азартом в ритме танго
и в драйве*, как родео на мустангах,
блаженствует в шампанском ананас.

А осень жизни нам до фонаря,
до лампочки — рецепты и советы,
и как бывает самым знойным летом,
нам жарко в середине января.

Прекрасна жизнь — не надо дни считать,
как мелочь из дырявого кармана…
Героям авантюрного романа,
по осени ли летом причитать…?

Мы думаем, что это не про нас
не нами переполнены больницы,
ведь с нами ничего не приключится
и не пугает слово «метастаз».

Прекрасна жизнь без боли и потерь,
сценарий без ремарок и помарок,
но сонных не дозваться санитарок
и только есть сегодня и теперь

без ретуши двуличной и прикрас…
Другие сны смыкают нам ресницы,
жизнь бьёт ключом и некогда поститься…
Прекрасна жизнь… Мы молоды сейчас…


Автобус

Автобус. Рядом на сиденье
сидит девчонка юных лет,
читает почту со смущеньем,
поймав в смартфоне Интернет.

Блуждает на губах улыбка,
ест, как снежок, она пломбир,
и новогоднею открыткой
в окне искрится снежный мир.

Луна, как рыбка золотая,
в прогалах снежных туч блестит,
автобус, о тепле мечтая,
нутром простуженным гремит.

Девчонка едет на свиданье,
душа ликует и поёт,
и ждёт, что он своим признаньем
её судьбою назовёт.

Снег заметает тротуары,
дорогу ветер шелушит,
едва ползёт автобус старый
или водитель, не спешит.

Гони шофёр без пробуксовки,
пускай нога на газ нажмёт,
ведь на конечной остановке
её любовь, озябнув, ждёт…


Осенний соловей

Жаль, некому поплакаться в жилетку,
лишь дождь, как капли мелочных обид,
в окно стучится осень мокрой веткой
и пруд от ветра стылого знобит.

Невзрачным воробьём, под стать погоде,
забиться бы под крышу и уснуть,
чтоб не мешать явлениям в природе
и распознать пытаться жизни суть.

Укрыться пледом, только нос снаружи,
в клубок свернуться, как бездомный кот,
быть беззащитным, слабым, неуклюжим,
уставшим от назойливых хлопот.

Во сне перебирая, словно чётки,
прошедшие события и дни,
угадывать, кто в контуре нечётком
и ощущать, как до'роги они.

И млея от тепла и сладкой дрёмы,
играя в прятки с памятью своей,
очнуться вдруг и выбежать из дома
туда, где пел когда-то соловей…


Взгляд утки

Опустели дачи, как скворечни,
отыграло лето звонким горном
и зажглись берёзы, словно свечи,
золотыми листьями покорно.

Темнота крадётся чёрной кошкой,
мягкой лапой по листве ступая,
припадая к свету из окошка,
на стекле холодном засыпая.

Тишину, ведь все дома пустуют,
лишь тревожат выстрелы на речке,
браконьеры местные балу'ют...
Хорошо, есть валидол в аптечке...

Из стволов огня слепые грозди,
утку бьют безжалостно и хлёстко,
словно забивает кто-то гвозди
в старую рассохшуюся доску.

Утомлённо бьётся птичье сердце,
мечутся от дроби, бедолаги,
в камышах стремятся отсидеться,
избежав смертельной передряги.

Темнота их спрячет от невзгоды,
чтобы утром в небо вновь подняться...
Если осень грянет непогодой,
жаль, подранкам в стаю не собраться...

Ночь ложится тишиной на дачи,
с неба звёзды можно снять рукою,
и, как будто, хлебопёк незрячий,
Млечный путь, осыпал свод мукою...

Смотрит омут на меня бездонный,
тянутся минуты, словно сутки,
я — в ответ, на небо, изумлённым
взглядом, в камышах сидящей, утки.....


Начало и конец

Имеет жизнь начало и конец,
а между ними — срок, что был отпущен,
чтоб ощутить биение сердец
тех, кто влюблён и бродит в райских кущах.

Встречать восход и провожать закат,
о быстротечном времени жалея,
не заставлять себя смотреть назад,
а лишь вперёд, от дерзости хмелея.

Считать пустяшной боль и синяки,
которыми судьба нас наградила,
терпеть, сжимая зубы, вопреки
желанию оставить всё, как было.

Печалью светлой осенью грустить,
что чаще не писались письма маме
и как в прощенье скорбь благодарить,
свои грехи, с души снимая в храме.

Блаженствовать, чтоб вновь потом страдать,
грешить бунтуя, а затем виниться,
смысл бытия пытаться разгадать
и уходя, с душою помириться...


Милая

Что ж, ты, милая снова мне врёшь,
сыплешь солью на старую рану,
ты же знаешь — мне вынь, да положь,
только правду одну, без изъяна.

Почему мне в глаза не глядишь,
избегаешь ответов упрямо
и зачем свою тайну хранишь,
не решаясь всё высказать прямо?

Отчего, по причине какой,
на груди своей руки скрестила?
Как в обнимку с душевной тоской,
так, что имя моё позабыла.

Тяжело, видно, правду нести
и держать её в сердце под спудом,
словно просит оно — «Отпусти,
мне совсем от любви твоей худо»...

Вот ресницы свои подняла'
и шепнула, как будто убила:
«Ты прости, что я рядом была',
я тебя никогда не любила».....







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0