Пятая власть

Борис Анатольевич Трубников (псевдоним Борис Байтов). Ростов-на-Дону.

Пятая власть

Лишенные страсти, достоинства, боли, слова это − только слова и не более: крючки на бумаге, дрожание воздуха, рычанье собаки, блужданье без посоха…
Пока в них отсутствует ярость и воля, стихи — это только слова — наше горе. В них может быть горечь и перец и мёд… Разумный огонь в них и честность найдёт.
Слова — это только слова… Что же больше? Но в них что-то есть, что нас делает тоньше, умнее сочувствие, чище душою, когда ты ещё по призванию воин.
Лишённые страсти, отваги и боли, слова это − только труха на заборе, гниющий остаток отходов плодовых… Мы воздуха ждём, настоящего слова!
Без слов мы безумны, бездарны, − калеки, откроем бесстрашный порыв в человеке, восславим его вдохновенья и труд, словами, которые слабых спасут…
Слова — это только слова… Что же дальше? Уйдём ли когда от лукавства и фальши? Дозволим сей Правде в глаза нам взглянуть! Найдём ли до Истины истинный путь?!

Своя земля

Что ж своему рассудку внемля: так с разной прмесью кровей мы населяем эту землю − потомки гордые людей!
Нам предстоит вперёд стремиться, терпеть, болеть и обмирать. Как на тебя мне поскупиться?.. Как за тебя не пострадать?
На перепутьях войн и судеб да как лишений избежать? Какими в будущем мы будем, − не знает ни пророк, ни мать.
Не ростовщик и не разиня… Во мне смешались гнев и месть… Спасибо Родина Россия за то, что ты была и есть!
Спасибо за приют и воздух и даже острые углы… За вдохновения и прозу, чем так полна Душа Земли.
Твои посёлки и деревни… С разноголосицей имён Мы населяем эту Землю − потомки мировых племён.
Конечно, есть уютней, краше… куда удобнее сбежать, но эта до кровинки наша − одна на всех Родная Мать!


В повседневности.

«Я вам скажу почти без нервов:
Точите ум о повседневность!»


Мы живём в повседневности виртуальной среды, где телячие нежности никому не нужны. Здесь забыли сочувствия, сострадания нет, а мелодия чувственна лишь со звоном монет.
Да, живём в повседневности за забором проблем. От любви или ревности я сегодня не смел... Очень мало в ней нежности и земной теплоты,— мы живём в повседневности непрерывной борьбы.
Без особенной радости, позабыв про восторг, ежечасно вступаем в разговоры и торг. Очень мило кайфуем, очень мало читаем. Не с любимой своею, а с собакой гуляем!
Мы не лучше, не хуже— тех, кем были вчера. Горизонт стал поуже, но горланим: «Ура!». И без всякой ехидности свою память убьём, и в порядке ликвидности незаметно уйдём...
А живём в повседневности социальной нужды, и как часто нам кажется: никому не нужны! Только это— неправда: внуки ждут нас к себе. И возможно, что завтра Вы поверите мне.


Противостояние
Сила или Правда? Что сильнее? Знаю: Вы ответите, что — Сила. Это будет истинная правда, − говорим мы или сожалеем?
Отступает Правда перед Силой, пятится, сжимается пружина. Кто б не отступил перед дубиной, уходя пробормотав: «Скотина!»
Сила — это власть и куча денег. Правда — устремлённость в справедливость. А какой здесь левый, правый берег выбираем, поборов невинность.
Насмерть та борьба за выживание. Согревает души солнца диск. Поздно наступает покаяние… А возможен, братья, компромисс?
Мы живём от кризиса до кризиса. Нас судьба по шарику носила. Что важнее, как Вам ныне видится: Сила Правды или Правда Силы?
Вечным будет противостояние: «Сила — Правда» и «Добро и Зло». Мы растём под солнечным сиянием… Хорошо бы Правде повезло!


Послесловие к войне 1812 года

Двести лет тому назад жил Наполеон и с Россией воевал неудачно он. Вызывал у русских он справедливый гнев… И… сегодня все едят… бородинский хлеб.
В прошлое бросая взгляд, − воины; бароны и по ныне торт едят: торт Наполеона. Понимаете теперь: в рацион французский отчего не входит хлеб бородинский русский?
Бонапарт хотел весь мир на штыки поставить! Торт наполеон — кумир: так во рту и тает… Утверждать могу заочно и вчера, и здесь: целый мир наполеоны продолжают есть!
И любителей не счесть (мужиков и дев), кто на стол предпочитает… бородинский хлеб! А зайдите в супермаг: там в проходе узком бородинский хлеб всегда и батон французский!
Мир по-прежнему един, в нём душа и гнев, на здоровье мы едим Бородинский хлеб! А любителям халяв (только б воевать). Посоветуем про хлеб наш не забывать!


Энтропия энергии
В мире столько тепла… а его не хватает на всех… Леденящая мгла залезает в пальто и под мех… Не хватает одежд, чтобы всех нас спасти от простуд. Очень мало надежд на всеобщий и тёплый уют.
И космический холод гудит из под струн рокгитар. Ты ещё слишком молод: ещё не попал на базар… И тебе горячо от её необузданных ласк. Обречённо влечёт в бездну тёплых и ласковых глаз.
В мире столько тепла… А на всех не хватает его… Глянь, крадучись луна похищает чужое тепло…


История (краткая) войн (Мировых)*
Первая война (из мировых) начата была Наполеоном. Сколько было в ней атак лихих… все кончались похоронным стоном… и победным и медальным звоном… Отступали молча из Москвы по земле заснеженной и хрусткой. Вся земля в крови была французской и других, а больше всего русской. Ни своими жертвами, ни сроком, ни бедой для тысячей семей та война не сделалась уроком… (стали императоры бледней?)
Минуло чуть больше сотни лет. Мир объят воинственным пожаром. Жаждала Германия побед и… Европа кровью пропиталась. Города, равнины, захолустья снова обагрились кровью русских. Канцлеры, цари и генералы под огонь свои вели полки. Что ещё им в жизни не хватало? Николай с супругой — голубки…
Четверть века (в общем малый срок) вновь пожар войны поднялся к небу. Над землёй фашиствующий рок армии кромсал как ломоть хлеба. Не было несчастнее страны под пятой немецкой фюрер-бога. Миллионы с каждой стороны полегли под орудийный грохот. Не было убийственней войны, море, океан солдатской крови… Не для бойни люди рождены! Вспомним всех. Победы кто достоин. Тех, кто горе вынес на плечах (англичане всё чего-то ждали!). Русские внесли победный флаг, пережив потери и печали.
Как не долго мирно отдыхать… Вновь война стучится в наши двери. Нам бы этой бойни избежать, только мало тех, кто в это верит. На подходе новая война. Новая! Четвёртая! Последняя! Мы-то знаем, − пятой не бывать в водородно-атомном наследии. Закипят и реки и моря, сгинут города и небоскрёбы − жутка погибель бытия… Милые, родные Вы готовы?
Будет вакханалия огня, крах миропорядка и устоев… и самоубийственное «Я», − что же мир погибели достоин?
………………………………………………...
Через много, много, много лет очевидец этой бойни адской, вылезая грязным из пещер назовёт войну американской.
………………………………………………...
P.S. Больше не обнимут нас их ручки… Я хочу прощение просить: (Доченьки любимые и внучки…) что не смог войну остановить, что уже нам никому не жить…
А ещё простите безмятежность, ленное спокойствие души. На войне сгорает наша нежность и всё то, чем мы так дорожим!
* Перечень мировых войн в тексте не совпадает с их общепринятой нумерацией.


Автобиография

Я как раб обстоятельств с непонятной судьбой, через скалы препятствий шёл на встречу с собой:
Да, я мог быть успешным (А, спасибо вам, тесть), он-то смотрит с усмешкой на того, кто я есть…
Или быть мог сатрапом, иль рабом—стукачём , так бы прыгал по граблям, обливаясь мочой…
А то был бы учитель с заскорузлым умом, иль отчаянный мститель с топором за углом… Вот в пальтишке на вырост стал… кем ныне стою: я из прошлого вырос и на мир наш смотрю…
Я бы мог быть: солдатом и погибнуть в боях, − или хитрым комбатом с комполка на паях…
Или мог быть мерзавцем, предавая друзей… Шел бы с девушкой с танцев, лез бы к ней как плебей…
Я бы мог быть при деле и всегда при деньгах, если мы бы сумели быть у власти в сватах…
Хорошо, что сегодня я могу не молчать и в денечек субботний сам с собой воевать.
Тосковать и поплакать о пропащей судьбе, одинокий как парий на огромной земле…
Я бы мог быть в прислуге самым важным лицом и с холуйской натугой молодцом-подлецом.
А быть мог казнокрадом, что всегда при чинах и блистал бы в наградах на элитных пирах…
………………………………………………...
Я не стал тем и этим… (Да, совсем не герой!) А ещё, Вы заметьте, я остался собой!


Всего себя
Он никак не ожидал, что его пырнут ножом. С сотнею осиных жал нож—ожёг в него вошёл…
Но не плакал, не стонал, изнывая левым боком, тот трагический кристалл, истекая кровью-соком.
Да его ввели в расход, плод, что сладостен и горек. Лишь осталась от него горка бурых терпких корок.
Нет уже брони граната, зёрен − близнецов — семян. Он отдал свои караты, весь отдал всего себя!







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0