Деловые в центре шарят

Яков Быль.

Деловые в центре шарят
Деловые в центре шарят, всё с мобильниками шпарят.
Пушкинская стонет болью, и в фонтане слёзы солью.
И поэт стоит понуро, под ноги он смотрит хмуро,
Разворована страна, нет её, одна беда!
В новом вижу чёрный цвет — памятник не видит свет.
Нет творенья для души, лишь ворьё и барыши.

Сердца боль и душит крик
Быль, аль небыль, не поймёшь, где же та страница?
Всё ушло и не вернёшь, где мои лет тридцать?
Город их забрал себе, отобрал и выжал.
Нет надежды, мысль в огне, что же не сбежал?
Нет мечты и нет любви, что же здесь осталось?
А из рощи соловьи, — сердце разрыдалось!
Нежно трелями звенят, тихий ветер грезит.
Молодость, глаза горят… Эх, люби, да крепче!
Как же жить без радости, как же без мечты,
Где же разудалости? Горькие лишь сны.
Всё осталась в памяти, где же ты братан,
Помнишь наши шалости, деда самогон?
Огурец в закуску, и айда гулять!
Для бравады стопку, и девиц ласкать…
Всё ушло, но ранило, и братишки нет.
Почему же кануло, где же ты ответ?

Святослава ставь на царство!
Памятник крестителю?! Нет, — Руси мучителю.
В Киеве он издевался, а теперь в Москву добрался.
Хочет нас опять «крестить»? Нет, — в рабах готовит жить.
В Стольной так произойдёт, — снова кровью мир зальёт…
Помним мы, как Русь крестили, трупами всю завалили….
Всех Волхвов в огонь бросали, жгли, калечили и рвали.
Чернорясники с крестом окровавили наш Дом.
Трупы плыли по воде, стон стоял по всей земле…
Днепр, ты помнишь это зло — уудейское «добро»?!
Так зачем Москве кошмар, где Владимир «кулинар»?
Хватит истин нам заката, Радомира ждём возврата!
Так Христа Волхвы назвали. Нехристи, вы что, не знали?
«Райской» жизни смерти надо? Ну и дурь, ну и награда!
Эй, народ, харе бодаться, Святослава ставь на царство!
Он достоин тут стоять, это надо отстоять!
Русь, пора себя поднять, эру Велеса узнать!
Мы славяне, мы едины, Святослава побратимы!
Наши Веды, а не крест…. Покажи Перун свой перст!
Поведи нас за собой, с Правью управлять страной.
РПЦ — тебе молчать! Справедливость, — ты нам Мать!

Над Москвою, над рекою
Над Москвою, над рекою, звон малиновый с горою.
Слышен был издалека, а теперь одна тоска.
Вроде наш, но весь помятый, дребезжит, как хлыщ с лопатой.
Почему он грусть наводит, тошное к душе приводит?
Почему теперь такой, как из гроба с сатаной?
Прямо Адово твАренье, что звучит из подземелья.
Патриарх оттуда вышел, там его с когтями крыша.
Деньги любит золотой, вот и звон теперь такой.
Скажете, что я не прав, или я в грехах зачах,
Веру Божью потерял и анафему сыскал?
Нет, родные, много чести, верю я в такие вести:
Церковь водочкой торгует, сигаретами балует.
И беспошлинно нас травит, разве тут не хулиганит?
Да и сам не прочь налево, аль не знаете про деву?
Скажете опять хула? Право дело — снизошла.
Кто ж в его квартире чалит, иль монашка там кудрявит?
А в церквях что — поглядите? Ростовщичество узрите.
Там торговля, и вовсю, всё вчистую, и к ногтю!
Хочешь ладан, хошь хоть крест, это для кого насест?
С остальным я промолчу, — покаяние приму.
Гнал Христос таких в три шеи, а теперь какие цели?
Десятиной тут не пахнет, от такого небо чахнет!
Что же тут Христово есть, лишь распятье до небес?
Тут торгашество за честь, а грехов ни встать, ни сесть.
Вот поэтому и звуки, где бабло стучит от скуки.
Колокольца говорят: «Тут безбожники царят.
Вера с ними приугасла, а молитвы не напрасны,
Сами на кресты ложитесь, — Саваофу пригодитесь»!

Так Славу обрела Москва!!!
Столица-город, — мысль величья…. Как упоительны слова!…
Зовёт кремлёвское обличье — рубином греется душа.
Идут часы, где бой Курантов — России эти времена…
Блаженного ансамбль педантов — с закруткой в небо купола.
Здесь наши предки веру брали, единство делало дела…
Освобождали, отражали… — Так Славу обрела Москва!!!
Горит огонь над неизвестным — над павшим воином слеза.
Тут наша память о ушедшем — цветы, и с ранами года.
Святыни древние, и горе — в страданьях горьких лик судьбы.
Крик матерей в сердечном стоне, и от Победы миражи…
Всё в этом есть, не позабудем! — На Красной Площади следы….
Но дорогое вновь разбудим — пусть райские цветут сады!
Пускай природа с нами будет, Москва-река — её краса.
И соловьи весною будят, где вновь влюблённые глаза.
Жить надо светом, не лукавя. — На этом красота стоит.
Давайте думать — делом славя, пусть правда с миром говорит!

Чем Столица не мила?
Над Москвою солнце встало, пепелит и страшно жжёт!
Убирает злобы жало, скопом адское берёт.
Тут и солнышко удара, перегрев и духота,
Что же это за октава, чем Столица не мила?
А летит не понимая, душит искренность — хамит.
Почему такою стала, разве хамское магнит?
Миллионная помойка, комариные дела.
Что же это за прослойка, чем засорена душа?
Вдруг повеяло прохладой, появились облака.
Громыхнуло, и с бравадой, так разверзлись небеса!
Ахнул дождик — изумленье, стрелами летит вода!
Камнепада наважденье, жуть одна, а с ним беда!
Стук по стёклам и карнизам, по машинам и листве.
Леденящее с акцизом воплотилось в крутизне.
Тихо стало — мир утешен, муравейник замолчал.
Неужели стал безгрешен, провидение признал?

А ну-ка, дать ему пинка!
Дракон устроился на троне, звезда Кремля ему к короне.
Да и куранты для него, где лишь кружится вороньё.
Он захватил и все богатства, скажите — это не нахальство?
Над нашей Родиной глумленье, и оскверненья исступленье.
Крылами машет и наглеет, а наш народ лишь ротозеет.
Всё ждет чего-то от врага, а где найти у зла добра?
Как Муромец с ним поступал, Илюша, как его «ласкал»?
Когда на теле нет голов, тогда и весь народ здоров!
Так, где же нам найти такого, чтоб поступил с таким толково?
А может, спит ещё на печке, а может сиднем на крылечке?
А ну-ка дать, ему пинка, чтоб было это для рывка!
А то «оглобля» только ест, а над Святыней чёрный крест.
Пора ему на ножки встать и силушку свою узнать!
Коня добыть и нас призвать, пора на Вы всех поднимать!
А то в рабы удав готовит и кровью нашей зверя поит.
Безбожность льётся через край, и что нас ждёт? — Вот и решай!

Москва-река
МОСКВА-РЕКА — любви раздолье, какая радость доброты!
Течёт сердечность в Лукоморье, где, правда, нежной тишины.
Неторопливое величье, прохлада дня и звёзд ночлег.
Луна тут моет шлейфа платье, а с ним мечты, где мыслей бег.
Какое сказки восхищенье, артерия живой судьбы!
Где соловьиное крещенье и все слова любви души.
Москва, Россия, счастья берег, отдушина от суеты.
Как хорошо без власти денег! Зачем они для красоты?...
Тут тайна неба отдыхает, и Солнце плещется в воде.
А искреннее в снах летает, как путник в сладком мираже.
Зачем другое, не родное, зачем бездушие душе?
Тут всё святое и земное, тут Русский Дух во всей красе!
Москва, Россия, счастья берег, отдушина от суеты.
Как хорошо без власти денег! Зачем они для красоты?...

Парк Покровское-Стрешнево
Вода живая — «Белый-Лебедь», «Принцесса-Лебедь» — чистота.
Сюда идут, где леса шелест, где тишина и взгляд добра.
Бежит величия источник, и в берендеевы леса…
Где сила духа нам помощник, где мудрость русская жива.
Москва-Река его встречает, где благородство глубины.
Где купол неба Солнце дарит, неся прозрение любви.
Как тут душевно отдыхаешь, кода с величьем говоришь!
Когда Русалку вдруг поймаешь и с Лешим рядом посидишь.
Открой сердечно! — И расскажет, поведает вам о былом.
Что вы не видите — покажет, где свет творения ключом.
Узнайте всё, что в нём хранимо, что хочет истины дарить,
Что есть в ларце, но всем не зримо, но что готово озарить!
Берите это, что так греет, богатства ваши — красоту.
Пускай Москва в любовь поверит и даст Стране её мечту!







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    

Книжная лавка Перейти в каталог