Лошади шли шагом...

Семен Губницкий. Родился в 1950 году в г. Харькове. По образованию инженер-программист, кандидат технических наук, доцент ВАК. Международный мастер по шахматам, чемпион Европы в игре по переписке, академик шахматного искусства. Живет в Харькове.

Лошади шли шагом...
(этюд к повести в стихах «Капитанский сынок»)
                        Посвящается тем, кто со школьной скамьи
                        возлюбил художественную литературу.
                        В ту пору я плохо понимал юмор.
                        Я отнесся к вопросу серьезно...
                        (Максим Г., «Мои университеты»)

«Я приближался к месту» назначенья.
Печальные пустыни простирались
вокруг, пересеченные холмами.
Овраги тоже там имели место.
Садилось солнце, все покрыто снегом.
(«Мороз и солнце» — вспомнилось некстати.)
Кибитка ехала по узенькой дороге,
точней — по следу от крестьянских санок.

— Эх, батюшка, — вздохнул старик Савельич. —
Сержусь-то я на самого себя лишь.
Как вздумал я слегка надзор ослабить,
оставив одного тебя в трактире?!
Попутал грех меня — зашел к дьячихе.
Идя к куме, забрел в тюрьму случайно...
Что делать мне? Кто виноват? Не знаю, —
ворчал он про себя, права качая.
— Что скажут господа, когда узнают,
что пьет дитя их и играет в карты?!
Однако сто рублей! Легко ли дело!
Пустить такие денежки по ветру...

Утехи ради, старцу дал я слово
вести себя значительно приличней —
не поступиться впредь копейкой даже
без ихнего согласья и контроля.

Ямщик тут стал на небо отвлекаться...
Вдруг, шапку сняв, ко мне он обратился:
— Что, барин, не прикажешь ли вернуться?
— С какой же стати? В смысле, почему же?
— Легко порошу ветер подметает,
да плюс к тому — времен порвались связи.
Пространство также больно ненадежно.
И облачко (кнутом дал направленье).

— По-русски, на авось! Покой и воля...
(Хоть видел я на небе белый холмик,
который был предвестником бурана.)
Да, я слыхал о тамошних метелях
и знал, что гибли целые обозы,
но ветер показался мне не силен.
Планируя до станции добраться,
я ехать ямщику велел скорее.

Ямщик погнал, востоком недовольный.
А лошади меж тем бежали дружно,
но ветер становился все сильнее,
а облачко поспешно расширялось,
зачем-то обратилось белой тучей
и постепенно облегало небо,
и хлопьями валил снежок не мелкий.
Коварный ветер подыграл метели.
В одно мгновенье небо потемнело,
смешавшись с морем снега. Все исчезло.
«Ну, барин, — закричал ямщик, — погибель!»
Я глянул вдаль: все было мрак и вихорь;
синкопы ветра — звукооформленье...
Шли шагом лошади — «и скоро стали».

* * * * *

Я долго растекаться мог по древу
сюжета «Капитанского сыночка»
и пятистопным ямбом вольной мысли
летать орлом и прыгать юркой белкой.
Однако по законам строгим жанра,
то бишь этюда, вынужден свернуться
и подвести, как Сомерсет, итоги,
не позабыв надежды и прогнозы.

Стихов подборки переполнят зданье,
где трудятся сотрудники журнала,
и создадут ужасные проблемы
движению главреда и уборщиц.
Но конкурс «...плюс» успешно завершится,
а победит, конечно, в нем сильнейший.
Не всем Поэтам выдадут награды,
призеров рифмы прочитают массы.

Глобально: мир в Европе сохранится,
«темницы рухнут», будем жить прекрасно.


ВТОРОЙ ЛИТЕРАТУРНЫЙ СОН
(приснившийся под благотворным влиянием первого сна)

______________ Джон Донн уснул. Уснули, спят стихи.
______________ Все образы, все рифмы. Сильных, слабых
______________ найти нельзя. Порок, тоска, грехи,
______________ равно тихи, лежат в своих силлабах.
______________ [...]
______________ Все строки спят. Спит ямбов строгий свод.
______________ Хореи спят, как стражи, слева, справа.
______________ (Иосиф Б.)

Заснул новатор (юмора гигант),
валетом с ним и чуждый шутке лирик,
задрых в Европе призрак-плагиат,
сопел в две дырки твердолобый критик.

Спят буквы все, и слоги, и слова,
и фразы спят, и знаки препинанья,
абзац, катрен, Онегина строфа,
надежда маломальского признанья.

В сердцах храпят хорошие стихи,
вповалку: ямбы, дактиль, амфибрахий...
Ненормативной лексикой стихий
анапест сонный ими послан на хер.

Уснул и самый поздний модернизм,
а в унисон посапывает проза,
мертвецки спит забытый символизм,
навек заснула на морозе роза.

Порталы спят и книжный магазин,
хрипят темкаталог библиотеки
и пьяный славный бард («Ты вспомни, Зин!..»)...
Заснули Капулетти и Монтекки...

Читатель спит, и автор Имярек
(так в паспорте написано, в натуре),
и сапиенс по кличке Человек...
Давайте выпьем вместе — за... Культуру!


ПРОСНУЛИСЬ ПОЧТИ ВСЕ
(после освежающего воздействия двух литературных снов)

______________ Джон Донн уснул. Уснули, спят стихи.
______________ Все образы, все рифмы. Сильных, слабых
______________ найти нельзя. Порок, тоска, грехи,
______________ равно тихи, лежат в своих силлабах.
______________ [...]
______________ Все строки спят. Спит ямбов строгий свод.
______________ Хореи спят, как стражи, слева, справа.
______________ (Иосиф Б., по сути — первый литературный сон)

______________ Заснул новатор (юмора гигант),
______________ валетом с ним и чуждый шутке лирик,
______________ задрых в Европе призрак-плагиат,
______________ сопел в две дырки твердолобый критик.
______________ (Семен Г., «Второй литературный сон»)

Ах, как чуднá и чýдна Джона Донна ночь,
когда всë спит, творя литературу,
но лучик Солнца, как всегда, не прочь
всех разбудить в порядке диктатуры...

Протер глаза (свои!) указанный Гигант —
покрыт был ночью (дамой!) бедный Лирик».
Макушку чешет, пробудившись, Плагиат —
запел (с Олешей!) в туалете Критик.

Проснулись буквы все, и слоги, и слова,
открыли глазки знаки препинанья...
Не спят: «абзац, катрен, Онегина строфа,
надежда маломальского признанья».

А цензор дрыхнет, наблюдая белых мух.
Сей сон-м ему за Бродского расплата!
В отделе верстки кукарекает петух,
не спят куплеты-улочки Арбата.

Чу?.. Ша! Лунатятся свободные стихи...
Не спал всю ночь обиженный анапест,
готовя месть; суть — амфибрахии плохи.
А стиль хорош: без мата, но нахрапист!

Вторую ночь подряд гудит корпоратив
по случаю рожденья двух изданий...
Бумаги тонкой тонну ловко обратил
в дешевый сборник сказок и преданий.

В издательство «Детгиз» спешит ночной дозор.
Да, там на страже секретарша-стерва,
но ей не устоять — финансовый надзор.
Главред сидит на оголенных нервах.

А моноримы спят, уняв шаманский бред.
Двойные смыслы пробудились вроде...
Открой, Иосиф, как без трудовых побед
добился уважения в народе?..

Восстал (из гроба?) желтоблузый футуризм,
под душем чистоплотные верлибры,
яичко кушает английский романтизм,
на чай хорей настраивает фибры.

Атас! Полундра! За работу! Хватит жрать!
Даешь добротной прозы три страницы?!
Заданье таково, писательская рать:
забыть о журавлях, поймать синицу.

Открыты настежь сайты (типа «Проза.Ру»),
а также филиалы академий...
Похоже, надо завершать свою игру,
чтоб избежать позора повторений...

Шутник, что давеча назвался Имярек,
свою задачу выполнил, «в натуре»;
трудом он оправдал свой статус «Человек»...
Повторно выпьем! Залпом!! За Культуру!!!


ПЕРВЫЕ 50 ЛЕТ НЕОДИНОЧЕСТВА
(извлечения из субъективной летописи полустолетия,
с использованием творительнопадежной монорифмы)


______________ Посвящается... автору, 1950 года рождения.

1950-е

Сталин коварный заведует массами...
Лица соратники прячут под масками.
Пленум одобрил расправу над асами:
Врач — отравитель (с семитскими пассами).

Бомба и спутник над красными стягами.
Недоработки в борьбе со стилягами,
Плюс фестиваль с африканскими язвами,
Минус «...Жеваго» с чернильными дрязгами.

1960-е

Пылкий Никита заведует массами...
Кризис Карибский взрастил Арзамасами.
Ворох идей... Травопольными сказками
Он загибает колхозы салазками.

Кончилась оттепель — мутью и страхами:
Бьют «пидарасов» кремлевскими бляхами.
Космоса жертвы, прощанье с останками,
Давим пражан, «по-содружески», танками.

1970-е

Брежнев душевный заведует массами...
Любит хоккей и не брезгует цацками,
Потчует верных застойными благами
И упускает посылки с «Гулагами».

Точим устои кухонными лясами,
А в экономике гонка с сюрплясами.
Гоев исход — через Вену (с обманами).
«Гей, шурави» — пляска смерти с душманами.

1980-е

Строгий Андропов заведует массами...
Ловит гуляк под расходными кассами.
Траур процессий (снят крупными планами
Вместе с гнилыми партийными кланами).

Мишка летит «олимпийскими трассами».
Пищи нехватка — нет сыра с колбасами.
БАМом гордимся, а спирт хлещем флягами.
И накрываем АЭС саркофагами.

1990-е

Горби... Нет — Ельцин заведует массами!..
(Теннис, «семья», дирижирует джазами.)
Запад от счастья исходит экстазами.
Русь отвечает военными базами.

Дом белостенный, обстрелянный танками. 1)
Памятник Марксу, обсиженный панками.
Тëмные сделки со стрëмными банками.
Солнцево бьется с кавказскими бандами. 2)

* * *

Лет пятьдесят охватил «мемуарами»,
Только дурак назовет их кошмарами.
Век 21-й? Айфоны с брейк-дансами.
Им посвятим... монорим с прибамбасами.

--------------------
1) Слово «танками» в конце строк встретились дважды. Обычно автор себе такого не позволяет. (Эпифора «заведует массами» не в счет.) В данном случае он допустил повторение под давлением исторической правды: танки сыграли свои беспардонные исторические роли и в Праге (в 1968 году) и в Москве (в 1993 году).
2) Автор просит глубокоуважаемого читателя обратить внимание на идеально ровную нарезку упомянутого «сыра с колбасами»: строго 8 строк на каждое 10-летие.


КОМПЬЮТЕРНОЕ

______________ «Безымянная» на рабочем столе
______________ Господа. Расширение – GIF. Дату – не помню.
______________ (Е. Деришева, «Безымянная»)

«Безымянная.GIF», что подбросил пси-фактор в эпиграф, —
Это дань старине Фигурнову и DOS для ПиСишек.
Это бренность и тризна мейнфреймов Евфрата и Тигра,
Искушенье растратить на хадвер валютный излишек.

Кто-то помнит еще, как гламурно шуршит кинолента
Перед вводом программы в ОЗУ мастодонтов «Уралов»?
Инженерных расчетов в ОМИТРах достойную лепту?
Речь Никиты на съезде и пенье партийных хоралов?

Нефтедоллар любезно наполнил Союз наш «Рядами»:
Перфокарты, крутая печать и магнитные диски...
Руководство обкомов в обойме менялось местами,
Уточнялось родство, в эмиграцию полнились списки.

Хронологии ради, опишем те смутные годы,
Что запомнились людям шальными речами на Съездах.
Автозапуски Ельцина... Альтернативные коды...
Центробежье республик и эрос граффити в подъездах.

Постепенно народ обучился (на курсах и в зонах),
И внедрились в сознанье все прелести бизнес формата.
Петербург создавал сериал о бандитских законах.
Новомодный язык Си-плюс-плюс изучали внучата.

Сколько файлов и вод утекло по течению Стикса...
Перепутались в памяти коды Фано и да Винчи.
(Плод ошибки: Харон сушит весла в вигваме Твин Пикса.)
Штрих-пунктиром пометим аспекты царящие нынче.

Депутат на Фейсбуке разводит доверчивых лохов...
Лексикон современника: «пост», «аватар» и «плагины»...
Поднимают народ на восстанье призывы из блогов...
Покупает мартышка очки в Интернет-магазине...

Контрол-Шифт — переключим вниманье на автора личность.
Программист, шахматист, литератор, носитель харизмы,
Без машины всю жизнь, дочка есть, 200 евро наличность.
Проявляет в стихах интеллект, эталон оптимизма:

«Затруднительно выпить сто грамм (сгинул призрак Пол-литра!)...
Обретаюсь все чаще (и дольше!) в больничном приюте...
Расцвела (пышным цветом!) серьезных болячек палитра...
Но, как прежде (с утра до обеда!), сажусь за компьютер!» *)

--------------------
*) Для тех, кто НЕ «обучился на курсах и в зонах», автор, бывший программист с изрядным стажем кое-что прокомментирует.
Компьютер — это то, что когда-то называлось ЭЦВМ (Электронная Цифровая Вычислительная Машина), а позже чуть короче — ЭВМ.
GIF — когда-то популярный «формат для обмена изображениями». Если пользователь не задал файлу имя, то формировалось стандартное — «Noname» (по-нашенски — «Безымянный»). А в женском преломлении
(Е. Деришевой) — «Безымянная».
Фигурнов — очень известный автор очень известных компьютерных учебников.
«DOS для ПиСишек» — намек на операционную систему MS DOS, предназначенную для персональных ЭВМ типа IBM PC (Personal Computer).
Мейнфрейм — не вдаваясь в подробности, очень мощный компьютер, предназначенный для решения очень серьезных задач (отнюдь не для ввода и редактирования поэтических текстов, просмотра фильмов или домашней бухгалтерии).
Хадвер — жаргонное словечко, образованное от английского термина hardware.
«Шуршит кинолента» — даю честное слово бывшего студента первого курса, что отнюдь не бумажная перфолента, а именно перфорированная кинолента «шуршала» (строго говоря, не «перед», а в процессе ввода программы) в компьютере «Урал-2».
ОЗУ — оперативное запоминающее устройство.
«Мастодонты «Уралы»» — семейство ЭЦВМ («Урал-1», «Урал-2», —3, —4, —11, —14, —16). Между прочим, с 1955 по 1975 годы было выпущено почти 700 «мастодонтов», принесших народному хозяйству СССР немалую пользу.
ОМИТР — отдел механизации инженерно-технических расчетов (весьма важное и престижное подразделение в научно-исследовательских и проектных институтах СССР).
«Ряд» — семейство советской серии ЭВМ c бесплатно «заимствованной» (уж так получилось) архитектурой. Аналоги — американские System/360 и System/370. В компьютерах семейства «Ряд» (ЕС ЭВМ) уже были «перфокарты, крутая печать и магнитные диски».
«Автозапуски Ельцина» — намек на «культовый» файл автозапуска AUTOEXEC.BAT.
«Альтернативные коды» — намек на имевшее место «брожение в умах», в компьютерном смысле касавшееся так называемых кодировок: «основная», «альтернативная», «болгарская»... А суть проблемы была в «русификации» вышеуказанных «ПиСишек» — приспособлении их аппаратного и программного обеспечений к потребностям русскоязычных пользователей.
Си-плюс-плюс — язык программирования «С++», плохо приспособленный для решения «нормальных» (математических и инженерных) задач.
Файл — это такой себе прозрачный конвертик для всяких бумажных документов.
«Коды Фано и да Винчи» — намеки на код (алгоритм сжатия двоичных кодов), разработанный итало-американским ученым Р. Фано, и на культовый роман «Код да Винчи».
«Фейсбук», «блог», «пост», «аватар» — словечки, нынче понятные каждому; а «плагины» — уже не каждому...
«Интернет-магазин» — по степени понятности и посещаемости он как Фейсбук.
«Контрол» (Ctrl) и «Шифт» (Shift) — это две расположенные по соседству кнопочки на клавиатуре.
Программист — это тот, кто, эмигрировав в США, мог себе позволить не работать таксистом.


СОНЕТОИД О ВЫСОКОПРОБНОЙ КУЛЬТУРЕ
(на 96 процентов культурный сонетоид
с вопросительным уклоном)


______________ Посвящается, понятное дело, 15.04.2017.

______________ Когда я слышу слово «культура»...
______________ (Вы сами знаете, кто автор этой фразы.
______________ А если — нет, то подскажу — драматург Г. Йост)

Стишок Культуре по привычке посвящу:
Нижинский, Шоу (Ирвинг?), Рубенс (в стиле «ню»?)...
Олимп, Сизифов труд, Давидову пращу,
не повредив гробниц, всех срежу на корню.

Купальщицы (Дега?), а с ними красный конь,
фламандец (Гюйс?) — этюд на шахматной доске.
Адепт фиесты (Хэм?), иди со мной, огонь,
Эдип... родня (Никиты?) мается в тоске.

Полковник (Маркес?) пусть живет сто лет.
Корчагин (Павлик?) плюс советские божки
в скульптуре... (Геббельса?) хватаю пистолет.
Соната (лунная?), по пьяни — «...Петушки»,

Урга, Ваксонов, культ, просвет кафе «Сайгон»...
Как жаль — «сонет» устал!.. Кончай его, Семен!!

P. S. О спринтерской дистанции сонетоида.

Сошли с дистанции Платон, Дали, Краван;
отстали миллионы алых (Аллы?) роз,
а также Дюка (Эллингтона?) караван.
На корпус впереди рок-оперный Христос!!!

=== линия отреза авторских надежд ===================


На шахматной доске «фламандец Гюйс»,
а также «Купальщицы» Дега и четыре коня
(два черных, белый и... красный)...







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

<?=Ветер, ветер — на всем божьем свете!?>
Семен Губницкий
Ветер, ветер — на всем божьем свете!
Подробнее...