Стихи

Александр Пика.

* * *
Этот город — он твой, до могилы, до слез,
И танцующих в небе безумных стрекоз,
До дворцов и каналов, где сфинксы и львы,
И звенящего зова пустой синевы.
До колодцев дворов, где так голос звучит,
И ушедшая юность бессмертно молчит,
Где я жадно глотал шалой жизни вино,
У подъездов прохладных, где и в полдень темно.
И Нева уносила меня в пустоту,
Мы с тобой целовались на уснувшем мосту,
И дрожали ресницы, и сияли глаза,
Но нельзя возвратиться в бессмертье назад.
Только запах сирени, только губ колдовство,
Возвращает певучее с жизнью родство.
Я вернулся в свой город издалека,
Все осталось как прежде, нас уносит река.

* * *
Не уходи в ту сторону где смерть притаилась
Там запах тления прелых листьев и тьма
Забвение бездонно как время
Посмотри на небо оно так искренне
Любит тебя и траву длинноногую
И вероломство дождя, и веру без дна
Ребенок в траве заплутал упал и смеется счастливый
Это жизнь танцует беспечная
Все что нужно для нежности — молчание ив
Сна простодушие и лицо твое в темноте
Вернись в царство ласковых и ненужных
Здесь любовь проста и молитва всесильна
А облака летят словно ангелы
Море хлынуло в сердце милостивое и глубокое
И узнав предвечную полноту света
Мы расстаемся с прошлым чтобы в вечности плыть
Смиренно как облако
И от пряного желания просыпаться
Дни катятся как обручи медные
И сердце изнемогает от наслаждения
Воздух долог как жизнь
И в небе ночном так бессмертна звезда.

* * *
Я снова вспомнил о тебе,
И давнем-давнем счастье,
О тьме, дожде и кутерьме,
И сердца жадной власти.
О перепутанных словах,
И преданных ладонях,
Перчатке, брошенной впотьмах,
Ночных погонях.
О переменчивой судьбе,
И стареньком цветном халате,
О жизни, отданной тебе,
О смерти и расплате.
О музыке, презревшей прах,
О туфельке, упавшей на пол.
И выступали слезы на глазах,
Но больше я не плакал.

* * *
И смерть бессонная ко мне пришла,
И пальцем поманила,
И руку теплую дала,
И ласково убила.
И я, калачиком свернувшись, лег
На дно могилы,
Жизнь коротка, но видит Бог,
Ее для счастья мне хватило.
И голос мой молитвой прорастет,
К престолу горнему взлетевшей,
Душа блаженной радостью живет,
И не жалеет о прошедшем.

* * *
Из тьмы времен, из бездны бытия,
Я извлекаю лица хрупкие, родные,
Они бессмертно смотрят на меня,
И я бессмертен вместе с ними.
Но кто вернет им жизни колдовство,
Наивность слез и сокровенность кожи,
С текучей нежностью родство,
И сон, на бабочку похожий?
Сиротских губ я ощущаю вкус,
Медвяный запах молодого лета,
Вода так женственна на вкус,
И так прозрачны праздные предметы.
И руки тонут в небе как в сирени,
Бог вынимает сердце из груди,
В нас кровь течет ушедших поколений,
Мы дети их немыслимой любви.

* * *
Мне бы выболтать эту любовь,
Задыхаясь, рыдая, немея,
Разрывая желанием кровь,
И от Божьего света хмелея.
Только небо меня успокоит,
В синеву без остатка возьмет,
Умирать раньше смерти не стоит,
Никуда твой Господь не уйдет.
Я не в смерти, не в жизни не волен,
Но деревья как прежде люблю,
Только прошлым беспомощно болен,
Только верность ушедшим храню.

* * *
Струилась ручьем хитроумная речь,
Я словно ребенка тебя уговаривал
Влюбиться, отдаться, покорною лечь,
И нежностью темной по-царски одаривал.
И ты замирала, не смея дышать,
На милость мужскую сдаваясь,
Переполнялась желаньем душа
И через край проливалась.
Клонилась бессмертно твоя нагота,
И жадные пальцы сплетались,
Нас растворяла в себе темнота,
Но губы друг другом спасались.
И судьбы смешались, и время текло,
Покорное сладостной страсти,
Луна молодая светила в окно,
И мы задыхались от счастья.

* * *
Жизнь размыкает сонные объятья,
И я тихонько уплываю в смерть,
За мамино хватаюсь платье,
Но поздно, мамы больше нет.
Теперь меня никто не отругает,
И не помашет ласково в окно,
Господь грехи мои прощает,
Но тяжело прошедшего вино.
И только небо сердце успокоит,
В нем облака как ангелы плывут,
Приятель мой, печалится не стоит,
Пора в дорогу, там тебя зовут.

* * *
Тянулся мучительно черный тот день,
Устали от зноя солдаты,
Росла от креста обреченная тень,
Мы все перед ним виноваты.
А он умирал, чуть слышно шепча
Губами, от зноя иссохшими,
Но время настало, и он замолчал
И люди проснулись оглохшими.
Неловко и быстро снимали с креста,
О чем — то своем разговаривали,
И была земля как невеста чиста,
Деревья молчаньем одаривали.
Внесли осторожно в пещерную тьму,
И робкие, жались у входа,
Всем было неловко, и только ему
Лежалось спокойно в объятиях Бога.
Он сделал что мог и безумно устал,
Небесные птахи молчали,
Он все что хотел своим детям сказал,
Они же опять убивали.

* * *
Когда я был юным как облако,
И мир улыбался, словно счастливый ребенок,
Я видел небо так близко,
Что сердце стучало как кукушонок в ладони.
И черные псы бродили в древней сухой траве,
Хор кузнечиков молитву творил,
И ангелы ему подпевали.
А река текла свободно, неторопливо,
Отражая солнце и облака,
И ласточки к земле припадали,
Но могил еще никто не копал.
Ветер гнул деревья как удочки
И в траве засыпал,
И камни обжигали ладони на солнце,
Губы пересыхали, время еще не проснулось.
Дождь приносил прохладу и босоногое счастье,
И лужи беспечные пузырились,
Пахло травой и Богом,
И мир умещался в ладонях.
На круглых холмах пело сердце,
Пьяное от любви,
И земляничной кровью
Лето во мне струилось.
Нагой и совершенный
Я в легкой траве засыпал,
И просыпаясь, видел
Красную прелесть мака,
И молодой кузнечик
Небо мне заслонял.
В зените стояло солнце,
А я погружался в море,
В воду вечную жизни,
И рыбы меня принимали
В свое безмолвное братство,
Я с крабами в прятки играл,
И жгучих медуз опасаясь,
Пиратские клады искал.
Свет погружался в воду,
И она на глазах оживала —
Соленая словно кровь и слепая.
И это было начало,
Потом прилетали чайки,
И ветер ерошил волны
Своей пятерней огромной.
А я на песке расплавлялся,
Чтоб кем-то неведомым стать.
Еще до начала дней,
До времени ,до прилива,
Я в этом мире был.
И реки текли послушно
Моей изначальной воле,
Зерно в земле прорастало,
И корни искали опору,
Мир только — только родился.
А я был первым ребенком
В его золотой колыбели,
И смерти еще не знал.

* * *
И я не мучился, ни пел,
Не говорил, не плакал,
Я в небо синее глядел
И странные стихи царапал.
О детских снах, живом дожде,
И вновь о счастье,
О переменчивой судьбе
И о всесильной страсти.
О тайных встречах впопыхах,
О ласковых ладонях,
О позабытых временах
И баснословных зорях.
О том, что дождь омыл стекло,
И как безумный капал,
О том, что время утекло,
Я спохватился и заплакал.

* * *
Мы безумны как сон и наги как зерно,
Но голос тихий побеждает,
Нам насладится нежностью дано,
Пока она, споткнувшись, умирает.
И смерть пришла, и бабочка взлетела,
Луна молчит, а соловей поет,
Жизнь словно ангел пролетела,
Так больно от того что кровь идет.
Я оставляю вам в наследство
Слепящий свет своей души,
Ведь смерть моя она не бегство,
Она как бабочка дрожит.
Дрожит, но бедная не тает,
Не в силах тайну объяснить,
Так снег последний исчезает,
Но не порвется жизни нить.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0