Под грома раскаты...

Марат Анатольевич Гончаров. Москва. Родился в 1971 г. Общественный тренер по самозащите без оружия. Автор проекта дополнительного образования ЛМИС (литература, музыка, искусство, спорт).

Под грома раскаты...

Мне не спится под грома раскаты
Вспоминаю минувшие дни,
Как по лужам бежали куда--то,
Ты кричишь: «Догони, догони!».
Я, догнав, целовал тебя сразу
В мокрый весь в конопушечках, нос
И снимал бриллианты-алмазы
С твоих длинных, каштановых кос.
Отцвела этих дней безмятежность,
Мандолинкой пропела в лугах,
Но в грозу вспоминается нежность,
И медовый тот привкус в губах.
Ну и пусть гром гремит, стонет ветер,
А я выйду под дождь на крыльцо.
Гляну в небо и в звёздном букете
Дорогое увижу лицо…


Праздник леса

Дятел там стучит на ёлке,
Свой кукушка счёт ведёт.
Ёжик расчесал иголки,
Зайцы встали в хоровод.

Соловей выводит смело
Два десятка трелей,
Охраняют лес умело,
Как солдаты ели.

А берёзки и рябинки,
Как девицы на картинке,
Подбоченились ветвями,
Будто в пляс пустились сами.

Ольха серёжки поправляет,
Грибы шляпки подняли,
Музыка в лесу играет.
Что празднуем сегодня мы?

По деревьям белки скачут:
— Разве не известно вам?
Ивы над рекой не плачут —
Празднуют День леса там.


Казачья вольница. Музыка Олега Гончарова

Эх, Донское вольное раздолье,
Чуб по ветру, шашка и усы
Конь буланый, ты гуляй по воле
По родной, ковыльной по Руси!

Я донской казак и парень бравый.
Дон не раз с конём переплывал.
За околицей, где клён кудрявый,
Я дивчину крепко целовал.

Обнимал горячую казачку,
И шумела в жилах моя кровь.
А как только я поход закончу,
Обещал, что встретимся мы вновь.

Да поход надолго растянулся,
Обещанье я не позабыл.
Наконец, до дому я вернулся
И казачку ту не разлюбил.

Глядь, у клёна так же, как и прежде,
Ждёт казачка чернобровая,
Оправдала все мои надежды.
Расседлаю верного коня.

Эх, Донское вольное раздолье,
Чуб по ветру, шашка и усы
Конь буланый, погуляй на воле
По родной, ковыльной по Руси!


В Карелии

Очень часто бывал я в Карелии,
Но мечтаю увидеть опять
Голубые озёра и ели,
По местам её погулять.

Полной грудью вдыхая простор,
Опуститься на землю с небес.
И упасть на зелёный ковёр,
Где шумит вековой дивный лес.

Там медведи гуляют в лесу,
Собирая морошку с куста.
Родники там впитали росу,
В них вода так кристально чиста.


Нет вечного блаженства на Земле. Диалог с дождём

Кружит ветер в вальсе жёлтую листву,
Треплет, забияка, жухлую траву,
И качает ветви сонные берёз.
С неба льёт на землю дождь потоки слёз.
— И о чём ты плачешь, дождик проливной?
Тайною своею поделись со мной.
Увядают травы — хочешь им помочь,
Хулиганит ветер и смотреть невмочь?
Или вспоминаешь, как тебе везло:
Солнышко дарило жаркое тепло,
Все тебя любили, ждали — вот придёшь,
Долгожданный, тёплый, ласковый наш дождь.
— Что с людьми случилось, вовсе не поймёшь,
Все клянут, ругают — мерзкий этот дождь,
Хоть бы поскорее он ушёл, пропал.
От людских проклятий я уже устал.
— Наберись терпенья, в зиму отдохнёшь,
А с весною снова ласковым придёшь.
И любовь, и радость встретишь ты в ответ.
Вечного блаженства в людях тоже нет.


Победу делали мы вместе
Посвящаю моему дяде Анатолию Фёдоровичу Вылегжанину, старшине 1-ой статьи Тихоокеанского флота.
«Как я выжил, будем знать
Только мы с тобой.
Просто ты умела ждать,
Как никто другой…»

Константин Симонов

Ждала… Ей говорили часто:
Очнись, окончилась война,
Давно погиб он, ждёшь напрасно,
И зря Володю прогнала.

Ты похудела, подурнела,
Смотри, состаришься одна.
Она ждала… И, то и дело,
Сидела молча у окна.

А он был выброшен на берег,
Когда корабль пошёл на дно,
Но продолжал в Победу верить,
В свою любовь — «чертям на зло!»

Вновь воевал он за Россию,
За дом, берёзку и за жизнь,
А придавала ему силы
Любовь, в которой поклялись…

И вот однажды на пригорке
Возник знакомый силуэт.
Быстрее ветра на ту горку —
Исчез для них весь белый свет…

Идут, как прежде, молодые,
Ты, старость сердце их не тронь!
Хотя виски совсем седые,
Зато в душе горит огонь.

Мы вместе сделали Победу:
Кто за Россию воевал,
И те, кто, несмотря на беды,
Любил, трудился, верил, ждал.


Забывать нельзя!
Моему дяде Вылегжанину Борису Фёдоровичу — командиру отделения 21 стрелковой дивизии и его другу стрелку-пулемётчику Иванову Евгению Максимовичу из Тучково Московской области, которые погибли в Венгрии 4 февраля 1945 г. Награждены медалями За Отвагу, за оборону Ленинграда и посмертно — в 1985 г. орденом ВОВ 2 ст.

Мы Ленинград обороняли,
В боях до Венгрии шагали.
Шарвиз — водоконал, Калоз —
Там много крови пролилось.
Погиб радист, мой дядя Боря —
Для матери такое горе!
Нет и Женьки Иванова —
Его друга из Тучково.
А тем, кто жизни не щадили,
Нам Будапешт освободили
Мы имена поставим в ряд,
Над ними звёзды пусть горят.
И радуются наши дети,
Что счастливо живут на свете
Под мирным небом голубым,
И говорят — спасибо им!
Так обещали в сорок пятом,
Когда погибли те ребятя...
Никто ту память не хранит,
На поле том пустой гранит.
И не написаны те списки,
А звёзды сняты с обелисков.
Возможно, вскоре будет он —
Для НАТО новый полигон.
Ведь Венгрия вступила в НАТО.
За что же гибли те солдаты?
Отважных тысячи сынов,
И пулемётчик Иванов...
Неужто воевать нам снова,
Чтоб миллионы матерей
В слезах теряли сыновей?
Какая страшная стезя —
Об этом забывать нельзя!

На обелисках в Венгерских населённых пунктах Шарсентагота, Шарбогард и др. больше нет звёзд. С 1999 г. Венгрия — член НАТО.
Где-то у водоканала Шарвиз и н. п. Калоз в один день 4 февраля 1945 года в Венгрии, только в 21 стрелковой дивизии погибло 18 человек. И обо всех написано в донесении о безвозвратных потерях; "Оставлен на поле боя, провинция варм. Фейер". Общее количество погибших по одной (!) дивизии во время Будапештской операции — более 80 тысяч человек.


***
Когда вернулся я с войны,
То просто постоял у Храма.
Не смог войти, не смог пройти,
Шептал, ведь я вернулся, мама.


Дары осени

Дождь хлещет, листья кувырком:
Приметы осени, кто с ними не знаком?
Но осень ведь не только непогода,
Есть плюсы, как в любое время года.
А щедрые осенние дары?
Богаче нет желанной той поры,
Когда свой урожай снимают люди,
И лакомства красуются на блюде.
Здесь всякие разнообразные соленья
И соки, и компоты, и варенья.
А яблочки румяные, а груши,
Как будто просят: ты меня откушай!
Осенние букеты — умопомраченье,
Поэтов, как известно вдохновенье.
Ты вспомни, как любили осень
Поэты Пушкин и Есенин.
И не беда, что где-то проседь,
Была б твоя душа весенней!







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

Марат Гончаров
Ура! Мы ломим; гнутся шведы…
Подробнее...