Рифмы

Дмитрий Нержанников.

***
Дни нашей жизни сочтены,
Но кем и как, увы, не знаю…
Окно пошире открываю
И спать ложуся у стены.

Я сплю, и сны мои ясны,
Как стёклышки у окулиста.
Дни нашей жизни сочтены.
Четыре, сто двенадцать, триста…


 ***
Жёлтенький листик клена,
Дрожа под дождём холодным,
У мамы своей спросил:
– Мамочка, скоро ль осень?

А мамочку ветром сдуло,
А мамочки след простыл…


***
На крыше девочка стояла…
А, может быть, она лежала?
А, может быть, она летала
Под сводом призрачных небес?
И в тот же миг ее не стало.
А, может быть, меня не стало?
А, может быть, небес не стало?
Полным-полно вокруг чудес…

***
Я слышу — в море волна струится
Шуршая.
Я вижу — в небе кружится птица
Большая.
С волною птица мечтает слиться,
А может,
Волна до птицы достать стремится,
Не может…


***
На поляне, в стоге сена
Он лежит.
Ни пред Богом, ни пред кем
Не виноват.
Накосил травы телегу,
Выпил литр
Сладкой-сладкой и с устатку
Отдыхат.


***
Старенькие поспали маленько…
Маленькие
На санках снуют по сугробам…
Весна
С неба льется солнечным светом,
Белым свисает с веток…

Старенькие
Гуляют по свету
Под ручку,
Под тихие свои разговоры…

Славно прошла жизнь
Словно украли воры


***
Я соскочил с коня, спустившись с перевала…
Мне двери отворил в харчевню злой старик,
Я помню, как меня немая целовала,
Остался у неё на память мой язык.

В холмах далёких стран, под жарким покрывалом
С красавицей слепой провёл я сорок дней,
Когда я уходил, она не отпускала…
Печальные глаза пришлось оставить ей.

В пустой холодной мгле голодный и усталый
Я брёл сквозь снег и дождь, продрогший и босой…
Под деревом, смеясь, безумная лежала,
Оставила себе она рассудок мой.

***
Изгибы льда лежат на склонах,
С них дети катятся гурьбой,
Съезжая задницей лужёной,
А в парке — стужа и покой.

А в парке — тайна и катанье,
Немое зимнее кино,
Мне здесь назначено свиданье
И расставанье заодно.

Следы читаю, наклоняясь, —
Здесь злой садовник побывал…
Ходил по лесу, матюкаясь,
И дупла жестью забивал.

Февраль — июля назиданье,
И в горле — льдяное вино…
Мне здесь назначено свиданье,
Но я не знаю, с кем оно.

В хрустальных небесах — ворона
Летальный вносит колорит
И Антиноя Антигона,
Забившись в ящик, сторожит.

Чужое жаркое дыханье
И в небе звёзд полным полно…
Мне здесь назначено свиданье,
Но вряд ли нужно мне оно.


***
Гоголь, запах Рождества…
Человек идёт домой,
Снег на крышах, свет в домах,
Вечер бледно-голубой…

Фиолетовой тропой,
В небе — жёлтая луна…
Человек придёт домой,
Выпьет красного вина.

Но околице пора б
Было быть давным-давно…
Ни кола и ни двора,
А вокруг темным-темно.

Человека водит бес
Без дороги, напрямик,
И доносится сквозь лес
То ли песня, то ли крик.

Избы это или пни?
Явь ли это или бред?..
На горе горят огни,
Люди это… или нет?!

Человек уж сбился с ног,
Человек уж не кричит.
Вспомнил Бога, только Бог
То ли помер, то ли спит.

Замелькали меж кустов
Миллионы чьих-то крыл…
Чьих-то ног, копыт, хвостов,
Чьих-то морд, клыков и рыл…

Самый страшный — на сосне —
Ликом тёмен, ростом мал…
Угли вспыхнули во мгле,
На горе огонь пропал.

Застелился белый свет,
Совершилось ведовство,
Человека больше нет,
Вечер, Гоголь, Рождество.


***
Куда-то неслась карета,
Напротив сидела она,
Оранжевый цвет букета,
Сиреневый цвет окна.

Среди ноготков и лилий —
Лица золотой овал,
А мы «тридцать третий» пили,
А мы курили «Опал»…

И всё вокруг было овеяно
Пьянящим дыханием сна…
Я пьян был парами портвейна,
Весною пьяна она.

А листья цветов качались
Под музыку чёрных шпал…
Влюблённые целовались,
В углу алкоголик спал.

…Я вышел под дождь весенний,
И явью наполнил сны
Малиновый сок растений
И маковый сок Луны…







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0