К чему этот лживый бред?..

Полина Шевченко. 19 лет. город Азов.

***
К чему этот лживый бред?
Он никому не нужен.
Заберите меня из тюрьмы,
Приготовьте горячий ужин.
Не пугайте меня тоской,
Она теперь для меня родная.
Как несбыточная мечта
В темном куполе догораю.
За окном не деревья и цвет,
За окном — серого неба кокон.
Одинокий съедает свет,
Свет испачканных грязью стекол.
На руках моих пыль и боль,
Одинокая боль безумия.
Словно лезвием по душе:
Скоро, чувствую, увезут меня.
Увезут далеко на юг,
Где прозрачны и тёплы дни.
Только это не мой приют,
Это жадно срезает дни.
Не моя это жизнь и стезя.
Слишком дорог сердцу мой дом.
Что не бьет кулаками тебя, —
Убивает меня топором.


Она

Она роняла черные волосы на плечи,
Как вечер, истощенный робостью, превращенный в вечность,
Они блестели
Так робко,
Неловко касаясь талии.
Идеальные
Смущенные глаза цвета пламени
Убегали в реалии обреченного
Времени.
Линии, словно бело-зеленые лилии
Плавными реками растекались по бледному
в равноправии всему вселенному
телу.
Холодные руки, аккомпанирующие белым птицам,
Неровным клином просекали небо.
Ее движения, подобные иллюзиям
Пронзали разум, создавали апофему
нашей любви...

Она вдохновляла как истинная муза
Без пафоса, пререканий или материальности.
Мы просто смотрели друг на друга,
Избавляя мир от реальности.


Расскажи мне о жизни, мама

Расскажи мне о жизни, мама.
В темной комнате гаснет свеча…
От того ли на сердце рана,
Что кричу иногда сгоряча?

От того ли в душе тревожно,
Что не знаю я всех углов?
Невозможно, увы, невозможно
Обойти, не упав, холмов.
Мама, жизнь, в самом деле, — не сказка:
Слишком много в ней драмы и лжи.
Обреченные серые маски
Поджидают на полках судьбы.

Безразличие и обреченность
Правят разумами людей.
Сложно видеть в глазах откровенность,
Когда лица снегов белей.

Тихий вечер сменяет утро.
Переполнены страхом слова.
О побеге из жизни дурманной…
И кругом разрослась пелена.


31 декабря

Еще несколько часов
И все мною сделанное
Останется в прошлом.
Как тающий снег
Ускользают наши года.
Рукою обветренною стираю слезы,
Стекая по пальцам они обрывают слова.
Хлопушка, как взрыв одинокого сердца
На тысячи мелких цветных плоскостей.
Шампанское — больше не цель,
А скорее — средство,
Способное заглушить болтливых людей.

Последний закат уходящего года
Не манит своею былой красотой.
Сейчас всё одно: разговоры без толка,
И люди, обвитые суетой.


Здравствуй, папа

Здравствуй, папа.
Это может звучать фальшиво,
Но это не так.
Ты мой оберег, данный свыше
Никакие слова, обещания
Не заменят душевный очаг,
Благодаря которому наши сердца слышат.
Милый папа, ты не думай, что я не верна.
Это скромность и страх перед жизнью
Опьяняет все чувства, стирает слова,
Заставляя терзать себя мыслью.
Слышишь, папа, как сердце тревожно стучит,
Окруженное думами ночи.
Страх дрожит в моих мыслях слепых,
Но он душу мою не порочит.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0