Вновь сегодня бунтую и плачу

Марианна Бор-Паздникова. Москва.

Вновь сегодня бунтую и плачу

Вновь сегодня бунтую и плачу,
Нету сил дольше ношу нести:
За доверие — тяжкую плату,
За неверие — пустошь души.

А вдали полыхает рябина,
Тем карминово-ярким огнём,
Что не сгаснет в ни чьём камине,
Что не станет простым угольём.

Не забудется вкус её терпкий,
Та горчинка была не слаба.
И деревья ломает в щепки.
Не спасает веру мольба.

Сквозь стекло золотистые листья
На просвет тёплой охрой горят.
Богородицы лик на иконке…
Слёзы воска ладонь горячат.


Помоги мне, матушка

Помоги мне, матушка,
Помоги, голубушка!
Потеряла верушку,
Не могу найти…
Потеряла верушку,
Да не на задворочках,
Потеряла верушку
Во глуби души.
Помоги мне, матушка,
Отыскать потерюшку,
Помоги, голубушка, —
Свет моей души.
Укажи дороженьку
Всем усталым ноженькам,
Да с травою шёлковой,
Чтоб легко пройти.
Потеряла верушку,
Ох, тяже-тяжёленько,
Потеряла верушку,
Не могу найти.
Матушке — голубушке
Поклонюсь я в ноженьки
Да за ту дороженьку,
Что укажешь мне.
Укажи, голубушка,
Укажи, родимая,
Укажи мне, матушка, —
Страшно в темноте.
Приумолкли птиченьки,
Не шумят деревушки,
В чистом поле колоски
Не родятся хлебушком.
Солнышко лучистое
Закатилось небушком,
Закатилось небушком
За темну гору.
Помоги мне, матушка,
Да пошли мне горлинку,
Белокрылу горлинку
Свет сейвозвернуть.
А за нею по свету,
За небесной горлинкой
По дорожке — верушке
Я к тебе дойду.
Помоги мне, матушка,
Помоги, голубушка!
Потеряла верушку,
Никак не найду…


Душа

Ты почему не слушаешь меня?
Не возвращаешься, как я тебе сказала...
Дорогой горною стремишься в небеса,
И снежной тучею стоишь над перевалом...

Цветущим розовым и нежным миндалём
Манишь к себе крылатых насекомых,
И в каждой тоненькой тычинке солнце дня,
А ты целуешь их, как незнакомых.


Вернись, прошу... Ну, что я без тебя!?
Ни посмеяться, ни поплакать вволю...
Ты бирюзой омыла берега,
Волной прозрачной набежала болью...

Глаза закрою, вижу — я с тобой!
Летим над озером, над горным перевалом...
Душа моя,не оставляй меня!
Не занимайся сказочным обманом.


Зарастает бурьяном душа

Зарастает бурьяном душа,
Недосуг всё заняться прополкой,
А когда-то была хороша —
Звонкой песней под ясною зорькой…

У забора растёт крапива,
Затянулась репейником улица,
А когда-то была весела…
Но теперь, лишь, в пыли квохчет курица.

За окном не слышны голоса,
Лишь прошаркает мимо старуха…
А тогда, не болела душа —
В ней ещё не жила разруха.

У плетня не вздыхает гармонь —
И не вспомнит ни рук, ни лица.
С колоколен не слышен звон,
Здесь давно позабыли молиться.

Обветшали давно уж дворы.
Поржавели замки на двери.
И грызутся ничейные псы
На окраине чьей-то весны.

Ищу себя… Не нахожу

В тиши аллей старинных сада,
Укрывшись от чужого взгляда,
Брожу одна, сливаясь с сенью,
Верней сказать — витаю тенью.
Играю с солнечными бликами,
Вплетаясь в них своими ликами, —
Оживаю на мгновения,
Вырываясь из забвения.

Пора ночная светом полнится
Луны огромной— мне так помнится…
А сад и замок в серебре,
Как та икона — в алтаре.
Туда я часто к ней хожу —
Ищу себя… Не нахожу.
Я перед нею на коленях
Должна стоять, но не стою!
Пытаюсь встать!
Но, не могу!

По замку сонному иду.
Одна такая я в роду.
Никто шагов моих не слышит,
Бесшумна тень и уж не дышит.
Но в свете лунного луча
Мелькнёт вдруг призрак невзначай…
Привлечь внимание к себе
Порой необходимо мне.

Так скучно целыми веками
Бродить одной — судите сами…
Нет, зла я вам не причиню,
Ведь вас ни в чём я не виню.
Порой копаюсь в фолиантах,
Порой посудою гремлю…
Немного в разных вариантах —
Я вспомнить о себе молю.

Аллеи, что возле замка,
Не спасали, так было жарко.
Страшно от страстных объятий,
Больно от их разжатий…
—Графиня, прошу Вашу руку…
—Граф, Вы обрекли на муку…
А сад и замок в серебре,
И та икона — в алтаре.




Ты не дал мне возможности

Ты не дал мне возможности
жизнь сложить по-другому.
Не привёл во дворец,
и шелка не дарил.
Приберёг для других
мной заветные должности.
Ну, а я сберегла
то, что дал мне Творец.
Я по свету прошла
босоногою нищенкой,
подорожник лечил
раны, сбитые в кровь.
И томимая жаждой,
я колени склоняла
пред духовною истиной,
у лесных родников.
И за это тебе
говорю я:«Спасибо!»
И жалею, что жизнь
ты прожил во дворце,
что не видел рассветов,
и алых закатов,
и с любимой своей
не бродил по росе.

Я иду дорогой в осень

Пожелтелый шорох листьев
Сухо режет тишину.
Я иду дорогой в осень,
Я назад не поверну.
Травы никнут помертвело,
Потеряв свою красу,
Но шиповник отцветая
Оставляет не слезу…
Я тебе его срываю,
Я тебе его несу.

Наползают тучи гневно,
Заслоняя небосклон.
Льётся дождь с небес полдневный,
Травы клонятся в поклон.
Но чисты малины слёзы —
Ветром гнётся куст к земле,
Лист сорвёт с упругой ветви,
Он родится по весне.

В постаревшую беседку
В плотном бархатном плюще
Я укроюсь, как когда-то,
Пусть, в промокнувшем плаще.
Затихает дождь осенний.
Выше света полоса.
Я смотрю с тревогой в небо,
Я молюсь вам, Небеса.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0