Бабье лето

Александр Александрович Кравченко. Калуга.

БАБЬЕ ЛЕТО

Бабье лето, пьяное ты, что ли?
Что творишь, забыло, что ли, счёт —-
Бабочки над яркою травою,
Солнце расходилось и печёт.

Бабье лето, что ж это творится:
Шмель в цветах, кузнечики в траве,
Паутинка солнышком лоснится,
Вкрадчиво цепляется ко мне.

Опоздала! Я уже в плену –
Всё забросив — сроки и дела,
В тёплых травах я с тобой тону,
Бабье лето — пьяная пора!


***
Без слов мне говорила: «Я твоя» —
Словами так сказать бы, не сумела…
В реке уснула поздняя заря, —
Когда пришла и тихо рядом села.

В дрожащих пальцах, полевой цветок,
Улыбкой скрыть волненье не умела,
С досадой молча глядя на восток,
Ты всё о чём— то мне сказать, не смела.

Зарницами светлел ночной восток,
И понял я, причину той досады:
Свет от зарниц — как знак, или намёк,
Что ночь в июне, краткий миг отрады.

Но звёздный купол — ясен и высок;
Пока не сорван этой ночи полог,
Мы пьём любовь: глоток, ещё глоток,
Пусть каждый миг, как вечность будет долог!


ДЕКАБРЬСКИЙ РОМАНС

Неспешно. Тихо. Как — то одиноко,
Звучал рояль в вечернем декабре,
О том, что есть и что уже далёко:
О времени. О прошлом. Обо мне.

А может, это только так казалось
И он давно устал от прошлых грёз,
Когда так плакалось и так смеялось,
Где всё навеки, искренно, всерьёз.

Ах, боже мой, какие сантименты!
Звучит рояль в морозном декабре,
Но… пальчики, улыбки, комплименты –
И снова возвращается ко мне:

И то, что есть и что уже далёко,
Опять пьянит дурман минувших грёз
И всё сплелось — так сладко и жестоко
И всё — навеки, искренно, всерьёз!


***
Ещё вчера румянил щёки гнев
И тёмный взгляд мешался со слезой
Досада, твоим сердцем завладев,
Казалось, мир рассорила с тобой.

А нынче — всё так изменилось вдруг
И больше слов о счастье говорят:
Твой звонкий смех, в кругу твоих подруг
И твой призывный, неслучайный взгляд.

Так южным днём — едва пройдёт гроза,
Вновь безмятежен тихий ясный день.
Лазурью вновь сияют небеса
И жарок полдень и желанна тень!


***
Каким-то по счёту чувством,
(Кто же теперь разберёт?)
Не вспомнил я — присутствовал,
У речки утекших вод…

Минула лет вереница-
Память точна не во всём,
Надо ж, такому случиться:
Всплыло вдруг — (явь, или сон?)

Будто я снова ребёнок,
Снова на улице той,
Клён ещё молод и тонок,
Машет мне веткой густой.

Наш сруб из сосновых брёвен —
Шершавой стены тепло,
Полдень июля был томен
И время, как мёд текло.

Утро лучами востока
В старые ставни скользит
И света, живым потоком,
Пылинок рой золотит.

Слышу я мамину песню,
Чувствую ласковость рук…
Если б подольше бы, если б,
Не размыкался бы круг!

Знаю — теперь здесь иначе:
Клён спилен. Разобран дом.
Новый построен. Богаче.
(С живущими в нём — не знаком).

Железные ставни надёжны –
Луч света не проскользнёт…
А жаль — наблюдать было б можно,
Пылинок волшебный полёт.
.   .   .   .   .   .   .   .   .
Минула лет вереница,
Всплыло вдруг… явь, или сон?
Не вспомнил я — присутствовал,
У речки утекших волн.


КРУГИ

Старый дом, скрипучие полы,
Тени прошлого. О прошлом — память.
Тихие, продрогшие дворы,
День родился, чтобы вновь истаять.

Старый шар — потёртые бока;
Кружит по наезженной дороге –
Мы на нём живём. Ещё. Пока…
Абсолютно счастлив лишь убогий.

Прошлое маячит впереди,
Будущее прежде зародилось.
Круг златой — закон о Бытии,,,
Я хочу, чтоб это дольше длилось.


***
К чему вымаливать любовь, –
Больная жалость не заменит
Кипящую от страсти кровь
И сердце сердцу не поверит.

К чему вымаливать любовь –
Смертельно раненая птица,
Лишь душу выморочит в кровь,
Когда покорно возвратится.

Ей не взлететь, как было прежде,
Под голубые купола
И взмах крыла не свист, а скрежет –
Молчат в душе колокола.

Не оскверняй святой огонь
Былых страстей, мольбой постыдной
Кто знает, может быть и он…
Но нет. Смолчим. Там будет видно!


ОГОНЬ СВЕЧИ

Свечи прозрачное свеченье,
Как признак жизни и мольбы,
Сияет огонёк прощенья –
Надежда у моей судьбы.

Сияет огонёк спасенья
В холодном хаосе миров
И входит в душу примиренье
И светит из души любовь!

Едва качну его дыханьем
И силу обретая вновь,
Плывут, плывут над мирозданьем –
Надежда, вера и любовь!


***
Осень. И мокрый зонтик –
Вновь поселился в прихожей,
Тянутся хмурые дни –
Словно братья — похожие.

Отрада … —— свет от листвы:
Багрянцем горит. Золотом –
В тихих лесах, объятых,
Влажно — прозрачным холодом.

Дымные шлейфы из труб –
(Запах окраин осенних),
Тянутся строками писем
Воспоминаний весенних.

Осень. И мокрый зонтик,
Вновь поселился в прихожей.
Но всё же, свет от листвы…
На обещанье похожий.


РОЖДЕНИЕ УТРА

Минула ночь, приподнят полог,
Где отсвет будущей зари.
Её прихода путь недолог –
Вглядись, прислушайся, замри:

К заутренней готовят хоры
Птиц — ещё робких, голоса
Цветы, траву, поля и долы
Умыла новая роса.

И вот он, миг — раздались своды,
 Всё полно новою зарёй…
И Божество всея природы,
Восходит мощно над Землёй!


РОЖДЕСТВЕНСКАЯ НОЧЬ

Ваша светлость, полная луна!
Засветила жемчугами льдинки,
Высветила путникам тропинки
И гуляет по небу одна:

Ни звезды, ни облачка вокруг,
Лишь, как обещание мороза,
(Но зимой, какая в том угроза?)
Вкруг луны — огромный, яркий круг;

Словно блюдо светлое, а в нём,
В глубине небесной вызревая,
Родилась жемчужина большая
И сияет внутренним огнём.

Весело и празднично кругом –
На сосульках тонкий свет хрустальный,
Снег искрится скатертью крахмальной,
Словно для гостей прибрали дом.

С колоколен светлых: «Динь», да «Бом»,
Словно в небе ангелы резвятся
И душе нельзя не отозваться:
«С Рождеством вас, люди, с Рождеством!


***
Старый сад пронизан солнцем;
Пятна света по траве, —
Как снующие оконца
В знойно — ветреной игре.

В летней кухне — запах сладкий;
Примус, словно шмель гудит,
Мальчик, на варенье падкий,
Возле бабушки сидит.

Как недвижен полдень знойный!
Пахнет яблоками сад …
Как высоко и спокойно
Лики облаков глядят.

Всё и просто и велико:
Есть трава. И звёзды есть …
А в саду забыта книга –
Отыскать, да и прочесть!


***
Ты помнишь, мама, домик наш у Волги –
Простор степей, где на санях, метель,
Неслась по бездорожью ночью долгой,
Врывалась в город и ломилась в дверь.

И чудилось, что на краю Вселенной,
Испуганный наш тихий городок –
Клубилось небо — грозно и надменно:
Не видно звёзд и не сыскать дорог.

…Усталая, садилась ты у печки
И тихо начинала мне читать
И вдруг, короче становился вечер
И мысль спешила строчку догонять…

В печи огонь потрескивал, светлея,
Казалось, пусть метель в трубе гудит:
Во всей Вселенной места нет теплее,
Чем домик наш, где голос твой звучит!


УТРО В ДЕРЕВНЕ

Ещё в пруду подрагивают звёзды,
К дремотной речке ластится туман,
Для утра — рано, а для ночи — поздно:
Граница суток — времени обман.

Но чудится какое-то движенье –
Как будто бы заводит кто часы:
За каплей капля — мерный стук паденья,
Чуть слышный звон стекающей росы.

И дрогнул отсвет! С бледного востока,
Как трубный звук — пронзают мрак лучи,
В оцепененье первого восторга
Неслышная симфония звучит!
.  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .  .
Но долго ль, быть беззвучному рассвету?
Покуда в роще дремлет птичий хор,
Цветной петух, как яркая комета,
Взлетает суматошно на забор!

И началось… Он славицей нестройной,
Кося в запале глазом на зарю,
Орёт от чувств — без дирижёра, вольный,
Во славу наступающему дню.

И, может быть, крамольное сравненье,
Но всё-таки, скажу без лишних слов:
Как храм без колокольни — так деревня,
Без пения горластых петухов!


***
Я море люблю — за свободу,
За ширь, что не знает края
И что — никому не в угоду,
Эта стихия шальная!

За штормы, когда всё мелкое –
Вдребезги, в прах, да на ветер:
Лишь молнии — фейерверками,
В дробящемся лунном свете!
.   .  .  .  .  .  .  .  .  .  .
За кротость прозрачного утра,
За мирный покой после бурь —
В сиянии риз перламутра,
Баюкающего лазурь.

Я море люблю за свободу!
За то, что вдыхая прибой,
И я — никому не в угоду
И волен, как ветер морской!







Сообщение (*):

12.01.2018

Маргарита

Вот это настоящая поэзия!Спасибо Александр за Ваши замечательные стихи. Просто душа радуется!



11.01.2018

Людмила

Такие бы стихи, да на хорошую музыку! Молодец, Ал ександр.



Комментарии 1 - 2 из 2