Ах, деревня ты, матушка

Анна Гайдамак.

Ах, деревня ты, матушка

Деревенская улица
Разлеглась над рекой,
В окнах солнце красуется,
Ветерок озорной.
Старики на завалинке
Самокруткой дымят,
А мальчоночка маленький
Кормит просом цыплят.
А под вечер околица
Запоёт под гармонь,
У девчонок бессонница, —
Ты их сердце не тронь.
Скоро свадьбы веселые
По деревне волной,
Зашумит новосёлами
Новый дом над рекой.
Деревенская улица 
Как была хороша,
Всяк тобою любуется,
И ликует душа!
Что ж сегодня ссутулились
Твои избы, что в ряд,
Сиротливо нахмурились,
Как немые стоят.
Что случилось с деревнею,
Иль прошла там чума
И косою безвременно
Подкосила дома?
Может, вороги злобные
Полонили народ?
Воют печи холодные
Не один уже год.
Деревенская улица,
Не примята трава,
У заборов поленница
Уронила дрова,
Над колодцем склоняется,
Застонав журавель,
А по срубам стекается,
Словно слёзы, капéль.
Ах, деревня ты Матушка,
Всей стране ты оплот,
Верю, верю, сиротушка,
Новый день твой придет.

Про осень подругу

Расскажи, подруга осень
Про печаль и грусть свою,
Что ты бродишь между сосен
У опушки на краю?
Что ты плачешь безутешно,
Обнажившись на ветру?
Твой наряд святой и грешный
Разметался по двору.
Ты ждала, красуясь в злате,
Как царевна во дворце,
Что однажды, среди знати
ОН предстанет на крыльце...
Только видно, где-то мимо
Ходит тот желанный друг,
А судьба неумолимо
Свой очерчивает круг...
Не грусти, подруга, полно,
Успокой печаль свою,
Я тебя в дому узорном
Росным чаем напою.
Ты уснешь, сомкнув ресницы
Под напев шальных ветров,
Пусть тебе не вдруг приснится
Шаль пушистая снегов.
Ты поспи, согревшись в ласке
Доброй матушки-зимы,
Про тебя сложу я сказку,
(Будут все удивлены).
А проснешься, и, как прежде,
Выйдешь в мир полей, лесов,
Златотканые одежды
Ты достань из сундуков.
Поспеши на бал, подружка,
В светлый терем сентября,
Для тебя он всю опушку
Разукрасил, знать, не зря.

Цветаевский костер

И снова сегодня, в рожденье Марины,
Откроемте томик бесценных стихов,
Под грустные думы осенней рябины
Побудем немного на стыке веков.

Цветаева, Брюсов, Волошин, Есенин —
Знакомых имен слышу вновь голоса
В Тарусу, к Марине, на праздник осенний,
«Серебряный век» приглашенья прислал.

И там, у костра, что опять запылает,
Чтоб наши озябшие души согреть,
Бессмертные строки, как искры взлетая,
Ма-ри-на, Ма-ри-на — звучат, как напев.

И сколько бы лет не промчалось над миром,
Я верю, костёр не погаснет в ночи.
Для тысяч и тысяч ты стала кумиром
Огнем негасимым извечной свечи.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0