Синеглазая женщина

Александра Александровна Лесковец. 28 лет. Живет в г. Бобруйск (Республика Беларусь).

Синеглазая женщина

В прошлое память вошла опрометчиво.
Ветер по окнам настойчиво бьет.
Снится опять синеглазая женщина,
Снится и снова куда-то зовет.

Снова рассветы сменились закатами.
Больно в груди и дышать тяжело.
Ночь упадет громовыми раскатами.
Видно по жизни в любви не везло.

Легче подумать, что все уже кончено:
Ржавые волосы, яростный взгляд…
Осень о чем-то шептала настойчиво
Год или может столетье назад.

Легче подумать, что это иллюзия,
Та, что всегда остается в тени.
Только сплелись нерушимыми узами
Прошлые и настоящие дни.

Мрачная синь завлекала и нравилась.
Тучи росли от непролитых слез.
В прошлом, как в лаве горячей, расплавилось
Сердце, и жизнь пошла под откос.

Шелковой лентой дорога отмечена.
Осень пришла, и не будет весны.
Снится опять синеглазая женщина.
Сладкой отравой наполнены сны.

Русалочка

Мне этой сказки конец не нравится.
Разве нельзя пережить измену?
Всё-таки кажется, что красавица
Не превратилась в морскую пену.

Пусть не убила, но с болью справилась.
И унеслись колдовства осколки.
Как же русалочка и не нравилась?
Принц не влюбился, подумать только!

Трудно поверить в борьбу напрасную.
Боли полно, но не в этом дело.
Светлая, добрая и прекрасная,
Ты, ведь, любовь уберечь хотела.

И сбережёшь. И любовь останется.
Принц образумится и вернётся.
Только опять мне конец не нравится.
Что ж так жестоко судьба смеётся?

Всё изменилось в одно мгновение.
Принц без ума от морской принцессы.
Только русалочка, к сожалению,
Смотрит устало, без интереса.

Словно любовью она раздавлена.
Всё исполняет судьба превратно.
Сказочник, всё, что случилось, правильно.
Грустную сказку верни обратно…

Жизнь не изменишь волшебной палочкой.
Сердце сумело простить измену.
И, к сожалению, увы, русалочка
Не превратилась в морскую пену…

* * *

Дразнит тёмно-розовое платье,
Нежность кожи, аромат духов…
Кто ты? Божий дар или проклятье?
Это всё расскажешь мне без слов.

Вижу, что сейчас лукавым взором
Одаряешь. Ты ещё сильна.
Все на нас глядят. Вот только скоро
Ты со мной останешься одна…

И тогда… Ну что ж, сама, ведь, знаешь.
Не слукавлю, то всего милей,
Как глаза смущённо опускаешь,
Как любви пугаешься моей.

Ты начнёшь, как прежде с монолога.
Теребя портьеры мягкий край.
Но сказать успеешь так не много…
А сейчас, пожалуйста, играй.

Один : ноль в твою, признаюсь, пользу.
Я в плену твоих блестящих глаз.
Этот вечер твой, прошу, используй
Каждое мгновение сейчас.

Чтобы после меньше обижалась.
Ты же знаешь, кто кого сильней.
Как бы ты сегодня не старалась,
Вечер твой, а ночь будет моей.

Кончится волшебный сладкий танец.
И напрасно ходишь близ огня.
Значит ли предательский румянец
То, что ты услышала меня?

Без сомнения, этот миг настанет:
Буду видеть лишь тебя одну.
Тихий шелест платья от Армани
Разобьёт ночную тишину…

* * *

                        Наталье Гончаровой

Вам нужно было дальше жить,
Но эта жизнь была не Ваша.
Любовь уже не разбудить,
А он Вас так любил, Наташа…

Вы танцевали на балах,
Блистали Вы, всех были краше.
А он оставил всё в стихах.
Писал стихи он о Наташе.

Вас не боялись осуждать.
Поэт же знал: вина не Ваша.
Он жизнь решил свою отдать.
Он верил, верил Вам, Наташа.

И эта вера, может быть,
От боли Вас спасла когда-то.
Но ничего не изменить.
Молва догадками богата.

Молва ждала и на вопрос
Ответ искала с интересом.
Ведь кто-то написал донос,
Что Вы встречаетесь с Дантесом.

И всё закончилось. И все,
Кто ждал подобного, дождались.
Восстала ложь во всей красе,
Но люди больше не смеялись.

Да, мертвому уже не встать.
Никто не выйдет из могилы.
Стихи решили защищать Мадонну,
Если хватит силы.

Прошло уже немало лет.
И красоту не помнят Вашу.
Но знают: был один поэт
Великий, он любил Наташу.

О ней стихи полны тепла,
Полны любви и восхищения.
Такая женщина была
Святой, вне всякого сомнения!
С поэтом спорить тяжело.
Что значит слово против слова.
И значит всей молве назло
Чиста Наталья Гончарова.

И всё-таки сквозит печаль.
Бывают девушки и краше.
Поэта бесконечно жаль,
Ведь он Вас так любил, Наташа…

* * *

Случайность не в нашей власти.
Пусть в картах не выпала масть,
Невозможно чужое счастье
Просто взять и украсть.

Смеется судьба нередко.
И пусть даже меркнет свет.
Не стоит крутить рулетку.
Сегодня там пули нет.

А если пришла удача
Не вздумай сжигать мосты:
Прислушайся: кто-то плачет,
Подумай, вдруг это ты?

Пусть кажется взгляд жестоким,
Не жди своего конца.
У тех, кто играет в покер
Давно уже нет лица.

Мы все в этой жизни гости.
Нам выпала эта честь.
Бросаешь с надеждой кости.
Вдруг выпадет цифра «шесть».

Ну выпадет, что случится?
Всё в жизни совсем не так.
И может не получиться
Один самый важный шаг.

Один… Вот тогда обидно.
Потрачено столько лет…
Но если конца не видно,
То, значит, начала нет.

Пусть часто звучат угрозы.
Но что тебе даст совет?
Признаешься, главный козырь
Находится в рукаве.

И пусть в жизни все нелепо.
И даже в душе раскол.
Но ты не из тех, кто слепо
Глядит на зеленый стол.

Память

Много жизненных сил истратить
Приказала судьба.
В мире каждый за что-то платит.
Жизнь — это борьба.

Жизнь — это борьба. Но всё же…
Что-то светлое есть.
И поднять белый флаг не может
Одинокая честь.

Хорошо б избежать ошибок,
И свернуть, и уйти.
Хорошо бы, но есть ли выбор?
Где другие пути?

Всё иллюзия, детский лепет.
Вот бы память — в утиль.
Но опять на окошке лепит
Что-то снежная пыль.

В тишине проявление ветра
Как безудержный плач.
В снежном вихре так мало света.
Время — это палач.

И у памяти привкус горький
С каждым разом сильней.
Можно всё пережить, вот только
Не забыть этих дней.

Жизнь не пишется по уставу.
И не снится покой.
Кто бы знал, что чужую славу
Так присвоить легко.

И не скрыться от зимней стужи.
Не сбежать никуда.
Ничего. Ведь бывает хуже
Утром, завтра, всегда…

Печальная царица

Сама история боится
Тех страшных лет.
Молчит печальная царица.
Ей равных нет.

В ней все изысканно и просто
Цветет весна…
Шагов стремительная поступь
Еще слышна.

Как много прелести душевной…
Пора пришла:
Влюбилась робкая царевна
И расцвела

Дворцы хранили звуки вальса
И шепот слов.
Вся жизнь — мелодия романса.
Вся жизнь — любовь.

Судьба, прошу, прости печаль ей.
Но свет померк.
Алиса, Аликс в зазеркалье
Ушла навек…

Другая сторона медали
И мир другой.
И розы лепестки упали
На летний зной.

Сама история боится
Тех страшных лет.
Молчит печальная царица.
Ей равных нет.

* * *

Наша реальность дымит, оставляя чад.
«Горячие точки» кипят, наполняясь кровью.
А белые птицы кричат о земле, кричат.
И верят, что этот мир защитят любовью.

А небо упало вниз проливным дождем.
И клин белоснежных птиц поредел отныне.
А мы все надеемся, все мы чего-то ждем.
И синее небо хочет быть просто синим.

Но тучи сгущаются, тянется черный дым.
И ветер все чаще тревожные вести носит…
А птицы кричат, мы слышать их не хотим.
И красными листьями плачет, рыдает осень.

Выдохнешь и почувствуешь: тишина
Что-то таит в себе, чем-то тревожит душу.
Трудно поверить, но рядом идет война.
Птицы кричат. Стоит их научиться слушать.

Там, в подсознании топот чужих сапог.
Сердце хранит осколки разбитой жизни.
Тенью кровавой Афганский укрыт песок.
Память из тела дух беспощадно выжмет…

Белые птицы, сколько вокруг сердец
Могут затихнуть. Многие просто сгинут…
Пусть же не тронет пули шальной свинец.
«Точки кипения» пусть навсегда остынут!

Наша реальность дымит, оставляя чад.
Сколько иллюзий досталось забытой мине.
А белые птицы о нашей судьбе кричат.
И синее небо хочет быть просто синим…







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    

Книжная лавка Перейти в каталог