Глупо этой жизнью дорожить,..

Александр Монвиж-Монтвид.

* * *

Глупо этой жизнью дорожить,
Глупо торопить с ней расставание…
Жизнь того не стоит, чтобы жить,
Но и смерть не стоит умирания…

* * *

Как на гравюре у Эшера
Одновременно вверх и вниз
Мы движемся с наивной верой,
Что это истинная жизнь.

Теряя годы, чувства, силы
На этом замкнутом пути,
С рождения и до могилы
Не можем мы с него сойти.

И те, кто движутся навстречу,
И те, с кем мы бредём след в след,-
Все остаются здесь навечно,
И никуда движенья нет.

* * *

Я устал, на сердце давит что-то...
Я устал, нет мыслей, нет идей...
Я устал от дома и работы...
Я устал от жизни и людей...

Всё прошло: и радость, и страданья...
Всё прошло: здесь не живёт мечта...
Всё прошло: нет больше ожиданий...
Всё прошло: осталась пустота...

Нету сил за что-нибудь бороться...
Нету сил чего-нибудь хотеть...
Нету сил: одно лишь остаётся...
Нету сил: уснуть и умереть...

* * *

Полно в дверь барабанить!
Всё равно не впущу.
Я сегодня так занят!
Я сегодня грущу.

В мире кончились краски,
Выжат тюбик до дна.
Жизнь покрыта повязкой
Сонного полотна.

Я «спасибо» природе
От души говорю.
Настроенье подходит
К серому ноябрю.

В сердце счастья напитка
Даже капельки нет,
Для него словно пытка
Яркий звук или цвет.

В увядания царстве
И бесцветной тиши
Нахожу я лекарство
Для усталой души.

* * *

Я жду, когда весь мир накроет снег
Роскошным и безмолвным покрывалом,
И жизнь на время остановит бег,
Не станет ни конца и не начала.

Покроет снег равнины и холмы,
Кусты и обнажённые деревья.
Спокойным повелением зимы
Погрузится всё в белое забвенье.

О, как бы мне хотелось, чтоб зима
Мне подарила белое укрытье,
И ласкового снега бахрома
Припорошила голых нервов нити,

Укрыла чувств свербящие места
И боль воспоминаний льдом сковала…
Быть может, после, с чистого листа,
По снегу жизнь начну писать сначала.

* * *

Бегите! Бегите! Бегите
В погоне за собственной тенью!
Ловите! Ловите! Ловите!
Ловите свой собственный хвост!
Спешите! Спешите! Спешите
Использовать даже мгновенье!
Бегите! Ловите! Спешите!
Вся жизнь — нескончаемый кросс!

Хватайте! Хватайте! Хватайте,
А то ускользает добыча!
Копайте! Копайте! Копайте
В земле, в небесах и на дне!
Дерзайте! Дерзайте! Дерзайте
Скорей поучаствовать в стычке!
Хватайте! Копайте! Давайте!
А я посижу в стороне!..

* * *

Снова в жизнь вошла без стука
Скорби цепкая рука.
И о прошлом думать мука,
И о будущем — тоска.
То, что ждёшь — не происходит,
Время — как в дыру течёт.
Что-то важное уходит,
Выставляя жизни счёт.
Что мечталось, ждалось, мнилось, —
Отошло куда-то вдаль.
В прошлом — не осуществилось,
Но и в будущем — едва ль.
Мелочей терзает стая,
С этим грузом не взлечу…
Жизнь — фантазией латаю
И реальность ей лечу.

* * *

Покуда высота зовёт,
Любая птица ввысь стремится.
А коль не хочется в полёт,
Тогда какая ж эта птица?

Покуда есть огонь в крови,
Должно любовью сердце греться.
А если в сердце нет любви,
Тогда какое ж это сердце?

* * *

Передо мной бумаги чистый лист.
К нему тянусь и замираю снова.
По этой белизне стремится ввысь
Моя душа, оформленная в слово.

Перед бумагой чистою всегда
Я в страхе замираю на мгновенье.
Рожденье слова для меня тогда,
Как будто мира целого творенье.

Ты в этом новом мире словно Бог
На созданной тобой самим планете.
Такого нет, чего бы ты не смог,
Но только ты один за всё в ответе.

* * *

Одно из величайших в мире таинств,
Мистерия всех творческих основ:
Когда перо, к бумаге прикасаясь,
Стыдливо порождает ритмы слов.

Но в творческую жизнь вошёл компьютер,
Священный профанировав обряд.
Мы с ним, уединившись на минуту,
Литературный гоним суррогат.

* * *

Радугу цветов в себя включает
В мире только белый цвет один.
Глядя в белый холст, в нём различаем
Краски всех написанных картин.

И рисунки будущего разом
В белом проявляются холсте,
Как стихи, романы и рассказы
В чистом заключаются листе.

С нарастанием прогресса устарело
Всё, что грело наши души изнутри.
Человечество совсем офонарело,
Если смотрит вместо звёзд на фонари.

Видно трещину нас светозарный дал щит,
И противиться уже невмоготу,
А какой-то обезумевший фонарщик
Зажигает в наших душах темноту.

* * *

Просили плебеи лишь зрелищ и хлеба,
И побоку всё, не сводимое к ним.
Они прогневили и землю, и небо,
И рухнул, бессмертным казавшийся Рим.
А новый плебей жаждет шоу и пива,
Пугает растущий его аппетит.
Когда в потреблении — вся перспектива,
Империя эта едва ль устоит.

* * *

Говорят — время лечит,
Говорят — помогает.
Поминальные свечи
По одной задувает.

А чтоб с прошлой тоскою
Мы сойтись не смогли,
Защищает доскою
И комками земли.

* * *

Кто предпочёл покой движенью,
За много лет собрал букет
Несостоявшихся сражений,
В них неизбежных поражений
И не случившихся побед.

* * *

Когда густая пыль клубится,
И настоящее туманно,
Достойней с мельницей сразиться,
Чем трезвомыслием гордиться,
В мир пропуская великанов.

* * *

Пусть Слово, говорят, всему основа…
Хотя значенье Слова несомненно,
Молчание предшествовало Слову,
Молчание придёт ему на смену.

* * *

На вопрос, что задан был когда-то,
До сих пор не найдено ответа.
Недоступна истина Пилатам,
Свет её для тех, кто жаждет света.

* * *

В душе идти сраженья могут
За рубежи, отдельно взятые,
Не между Дьяволом и Богом,
А между мелкими бесятами.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0