Мотив

Яна Варшавская.

Мотив

Старенький мотив, совсем забытый
вдруг так ясно в мыслях зазвучал,
словно память сквозь стальное сито
жизнь просыпала, а он застрял…

Ночь

                        Месяц на небе сорвался с гвоздя,
                        лодочкой лёгкой поплыл бороздя
                        тёмные волны небесных морей,
                        звёзды срывая с привычных гвоздей…

Мрачно-беззвёздная выдалась ночь…
Нет в небе чёрном углей и помочь
высветить в нём хоть тропу или путь
некому, и… Остаётся уснуть,
в мягкий клубочек, свернувшись Планете,
грезившей снова и снова о свете
целых созвездий и яркой Луны
в небе, в котором теперь не видны:
ни тонкий месяц, ни отблеск звезды…
Только зачем-то возводят мосты
ветром гонимые серые тучи — 
вдруг упадут, упадут с тёмной кручи,
вновь засияют пронзительным светом
если не звёзды, то, может, кометы…
Грустно когда в слишком чёрную ночь
с неба сорвался и кинулся прочь
месяц, который лишился гвоздя…
Вот и плывёт где-то там, бороздя
тёмные воды небесных морей,
звёзды срывая с привычных гвоздей…

Чудо

Во что смогу ещё поверить...
И весь со скидкой скептицизм,
и факт учтя, что не проверить
и, что не найден механизм
явленья Чуда или Сказки,
той, что потрогать… Не просить…

И дело даже не в огласке,
так боязно и жаль разбить!

Кружатся вместе с ветром карусели…

Секунды осыпаются... Часы
минуты плавят в хрупкие недели,
из них у этой осени свои
кружатся вместе с ветром карусели…
И дни скрепив, как лифты этажи, 
опять моя Галактика бастует…
В ней в Чёрных дырах сломаны часы:
дверь заперта, кукушка не кукует…

Надену своё чёрное пальто
и наглухо укутаюсь шарфом,
я для Вселенной, как и прежде, Доу*…
Мир осенью захвачен… Целиком...

* Джон Доу (англ. John Doe) — В настоящее время часто используется в англоязычных СМИ для обозначения анонимного или малозначимого персонажа (ср. Иван Иванович Иванов).

Чудеса случаются…

Чудеса случаются, ты знаешь,
именно тогда, когда не ждёшь,
именно тогда, когда поставишь
жирный крест на все потуги звёзд…
Чудеса случаются, ты знаешь,
только нужно почву для ростка
удобрить и пеплом, и слезами,
а не просто верить в чудеса…

И цинизм природы мне понятен:
ведь она смогла соединить
воедино: то, что необъятно
с тем, чего вообще могло не быть…

Ты для меня — разрыв шаблонов

Ты для меня — разрыв шаблонов
и аксиома нежных встреч…
Семь миллиардов божьих клонов,
а ты один сумел обжечь
горячим холодом пристрастий,
надменным ликом визави,
вернувшись после долгих странствий
в трансцендентальности любви…

Расплескалась янтарная нежность…

Расплескалась янтарная нежность
на покатых плечах берёз,
разлилась и прохлада, и свежесть,
и росинки осенних слёз…
И раскаты далёкого грома,
и стеной запоздалый дождь…
Мне приснилось — я снова дома,
как тогда… Долгожданный гость!

А ещё мне приснилась мама…
Вишни спелые в двух горстях,
и во сне не хотелось ни грамма
говорить о каких-то делах…

Расплескалась янтарная нежность
на покатых плечах берёз…
Разлилась и прохлада, и свежесть,
и росинки осенних слёз…

Осенний романс…

За окном умирают листья,
дождь оплакивает с утра,
оставляя прозрачный бисер
капель — нитками серебра…

За окном умирают листья,
их пергамент не стал листом
для твоих запоздалых писем,
мне обещанных сентябрём…

За окном умирают листья,
их монет не услышать звон…
И заносятся новые числа
в календарь непокрытых крон…

За окном умирают листья.
Пономарь отзвонил с утра…
Смысл искать?.. Не имеет смысла:
у природы своя… Игра...

Отголоски шагов

Белый день поглотили вечерние краски,
словно в бархате синем горят фонари…
В узких улочках тени затеяли прятки,
гулким эхом вперёд убегают шаги…
Запоздалые пары вернулись в отели,
захватив понемногу в свои номера:
отголоски шагов, что до них долетели,
рой пылинок янтарных вокруг фонаря…
И в витринах привычная суть манекенов:
жизнь неоновым блеском сияет в глазах,
чтоб стекло перестало казаться пределом,
к ним вчерашние тени вернулись назад…
Тишина разлилась, как река по проспектам —
и не слышится больше колёс перестук,
чтобы утром ворваться окрепшим оркестром:
в каждом камешке прячется замерший звук...

Хрупким мелом испишет надежды холсты…

Хруст стерильного снега, укрывшего полночь,
замерзает сиянием бледной луны,
паутину из звёзд проверяя на прочность,
бьётся снег, разрывая пласты синевы…
И стежками пронзая, как нитка с иголкой,
он сверкает, летит и почти невесом…
Зарастает земля белоснежною коркой,
перевязаны ветки крахмальным бинтом…
Ночь залечит повсюду, затянет изъяны,
заберёт золотые монеты листвы,
а взамен, разостлав серебра покрывало,
хрупким мелом испишет надежды холсты…

Бумага плачет акварелью

Бумага плачет акварелью:
смешались в серые тона,
исчезли краски… Две недели,
как им объявлена война.
Зелёный цвет — под слоем пыли,
горят болота и леса,
а солнце алое за дымом —
не хочет показать лица…
Художник что-то перепутал,
не может солнце не сиять…
Откуда взялся мрачный купол:
его не сдвинуть и не снять…
Планета выбрала неверный
маршрут, но всё-таки летит...
Позволь сойти, я буду первой,
ведь мне с тобой не по пути…

Бумага плачет акварелью:
смешались в серые тона,
исчезли краски… Две недели,
как им объявлена война…

Боюсь…

Боюсь, взлетая — приземляться...
И рук не чувствовать во сне;
Боюсь, когда-нибудь бояться
Всё время думать о тебе…
Боюсь не выбрать, не решиться
И соглашаться вопреки,
Боюсь зимой зимы лишиться,
Боюсь течения реки…
Боюсь бояться, когда страшно,
Боюсь предательства друзей…
Боюсь спугнуть, хоть и напрасно,
Наплыва лучших из идей…
Боюсь зависеть от удачи
И знать заранее ответ…
И, что холодный суп Гаспачо
Ты не захочешь на обед…
Боюсь идти, когда с оглядкой,
И рядом не было тебя!
И говорить, что всё в порядке,
Но чувствовать, что это зря!
Боюсь надеяться на случай,
Боюсь зависеть от страстей;
Боюсь расспросами замучить,
Не знать последних новостей…
Боюсь казаться отстранённой,
И равнодушия других…
И результатов ждать в приёмной,
Когда гарантий никаких…
Боюсь придуманного страха,
Но он когда-нибудь пройдёт…
Боюсь последняя рубаха 
Моя тебе не подойдёт…
Боюсь забыть, потом не вспомнить,
Как сладко спится на плече,
И что весь этот Мир огромный
Я с радостью дарю тебе!
Боюсь оставить без названья,
А, может, просто не найти
Все чувства и переживанья,
И чтобы были глубоки…
Боюсь не переубежденья,
А то, что больше не смогу
Оставить, но без сожаленья
Всё, что понравится врагу…
Боюсь не видеть в жизни смысла,
Боюсь ступить на ложный путь;
Когда за вырванной страницей
Страницы не перевернуть…
Боюсь страдать и притворяться,
Боюсь бояться высоты;
Боюсь с мечтами расставаться,
Цветные не увидеть сны…
Боюсь, не слушая — обидеть,
Боюсь бояться умереть…
И так желать, что ненавидеть!
И лишь, закрыв глаза, смотреть…
Боюсь уйти и не вернуться,
Боюсь споткнуться, но бежать..
Боюсь уснуть и не проснуться…
Боюсь совсем ручною стать!...







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0