Канат

Маргарита Бендрышева. Живет в Калуге.

Канат

В канат многопрядный тугого витья
Судьба вплетена нитяная моя.

Рабочий канат не похож на струну,
У берега жизни он держит страну,

С натужною силой, гудя и дрожа.
Россия! Тяжёлая наша баржа,

Мы держим тебя. Никакая земля
Не ждёт нас за водами небытия.

Русские матрёшки

У русских матрёшек рождаются дочки.
Ах, если б сыночки!
Ах, если б сыночки!
Но песня про жизнь изменяться не хочет
Ни малою нотой,
Ни даже полстрочкой.

Рождаются дочки у русских матрёшек,
И статью похожи,
И мастью похожи,
И душами схожи, как платья в горошек:
Сомненья всё те же,
Страданье всё то же.

Ошибки, заботы, разводы, расплаты,
И здесь — виноваты,
И там — виноваты.
Сжимаются кольца повторов треклятых,
А счастья вино
До сих пор не почато.

У русских матрёшек рождаются дочки,
У дочек — по дочке,
У дочек — по дочке.
И судьбы матрёшек идут по цепочке,
Похожи, как зёрна,
Похожи, как почки.

Рыбалка

В мире — журчание, шорохи, всплески...
Здесь не видны серебристые лески,
Спущенные из куртин облаков,
Скрывших от глаз и самих рыбаков.

Сидя на корточках, стоя, вразвалку...
Очень уж ангелы ценят рыбалку!
Души людские
                        у них — поплавки,
Люди — жуки, мотыли, червяки,

Шитики, мухи... Живая приманка!
Ангелы любят удить спозаранку,
Правда, улову ухой не кипеть:
Ангелы ловят костлявую смерть.

Вот человечек дрожит на придонье,
Смерть приближается... Тронет — не тронет?
Клюнула! В небо взметается нить
Лески.
            И — время наживку сменить.

Да, не выходит порою подсечка —
Ангел забросит опять человечка,
Прядку откинет с высокого лба...
Так вот! А вы говорите: судьба.

Ноябрьская пляска

Под флейты и волынки ветра
Грядёт ноябрь,
И по миру пошла Деметра…
La Danse Macabre!

Дуди же в свой рожок дурацкий,
Тряси колпак!
Смотри, как мчит в смертельном танце
Толпа бродяг…

Как недотлевших листьев рыбы
Летят в глаза,
Когда бы зубы целы были б —
Нагрызлись всласть!

Кадавра бьёт по рёбрам тонким
Другой кадавр.
О, как хрустят костей обломки,
La Danse Macabre!

В корявых пальцах кастаньеты,
Лохмотья, дрянь…
Деревьев чёрные скелеты —
Сквозь вой и брань!

Гудит мотив колёсной лиры,
Бросает в жар.
На лоскутах былого мира —
La Danse Macabre!

Дождь сочиняет

Дождь собирается, ёжась и хмурясь,
Выплеснуть то, что назрело в душе.
Тонкие пальцы на клавиатуре:
ФЫВА и ОЛДЖ.

Первые буквы, начальные строчки,
И — разогнался сумбурный рассказ!
Грохот карниза железного ночью
Был неожидан для нас.

Слушаем стрекот машинки печатной,
Каждая капля, как литера, бьёт.
Дождь сочиняет, работает жадно,
Только читать-то кому? Вероятно
Кто-нибудь всё же прочтёт...

Майские яблони

О, эти яблони — зефир и пастила,
Вихры небесные, тугое оперенье!
Лебяжья стая, изогнувшая крыла
Перед мучительной секундой воспаренья.

Струятся наземь тихим шёлком лепестки,
В избытке белого — зелёный не заметен.
Цвета иные, дни иные далеки,
Природа истинна в единственном моменте.

Роскошный яблоневый сад, оркестр шмелей
Гудит мелодию; и время ли повинно
В том, что разбросаны по высохшей земле
Хрущей поверженных доспехи из хитина?

Июльский лес

Мне виделось: июльская листва
Ещё не изменила монохрому.
Гремит многоголосая молва,
Выкрикивая птичьи идиомы,
А скрытный зверь, внимателен и тих,
Выводит в мир детёнышей своих.

Леса — трава под небом разливным,
Стекающим на сторону циклона;
Свивает ливни ветреный Гольфстрим,
А здесь, внизу, тепло и полусонно.
За кем следят из этой глубины
Фасеточные очи бузины?

Книги

Многокрылые мудрые бабочки — книги,
Все сюжеты Вселенной — узорами в них:
Иероглифы, литеры, символы — блики
И надмирных историй, и былей земных.

Доверяя рукам, не боятся урона:
Не сотрётся в веках алфавита пыльца —
Шелестящие трепетные «папильоны»
Так и льнут к медоносным цветущим сердцам.

Двенадцатый месяц

Двенадцатый месяц отраден, как пламя свечи,
Пусть даже зимы затянулось бесснежье-безденежье,
Но, звонкие, в небе мерцают созвездий ключи,
Открой же дворец Козерога! Неспешно и бережно

Войдёт в него Солнце по мраморным чёрным полам,
Затеплит очаг от лампадного малого факельца.
Не верю я, нет, будто тьма предназначена нам,
Не всё истребится, останется что-то, останется...

Не то

Хочу весны — до одури!
Она ж гоняет лодыря,
Её в небесной проруби
Опять стянуло льдом.
Маню покушать семечек
Синиц — нарядных девочек,
А прилетают голуби —
Казённые пальто.

Ищу себе названия,
Всем прочим — оправдания,
Но мир кривит бессмыслица,
Куда не повернись:
Не то, не так, не правильно!
Упрямством не оставлена,
Зову мечту приблизиться,
А получаю — жизнь.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0