Вечное одиночество

Наталья Осыпа. 55 лет. По профессии художник-преподаватель. Живет в г. Харькове (Украина).

Вечное одиночество

Объятья осени сжимают все сильней,
Став схожими с холодной проволокой колючей.
В депрессии король судьбы — счастливый случай.
И, как назло, к зиме готовых нет саней.

В лиловых пятнах на лимонной шторе тень,
Напоминает эта смесь Иван-да-Марью.
И чтоб проникнуть в смыслы, затканные марью,
В иголку взгляда луч, сверлящий дымку, вдень.

Непознанное перельется в пустоту.
Дари ей семена любви, воображая,
Как свет струится от густого урожая,
Мрак безысходности обходит за версту.

Корить за норов скверный осень не спеши.
Она уже не желтоглазая царица
И скоро кротко в белый саван облачится.
Все смертно кроме одиночества души.

Звонок будильника

Звонок будильника, как выстрел пистолета,
Лишает жизни улыбающийся сон.
Окно пронзает взгляд угрюмого рассвета.
Насупив брови, день взбирается на трон.
Он будет властвовать, склонять к повиновенью,
Казнить, не милуя, и миловать, казня.
Он отправляет в душ, следя за шаткой тенью.
Приободряется рутинная возня
Глотками крепкого подслащенного чая…
Метро, маршрутка, пешеходный переход —
Форсируешь привычный путь, не замечая,
Какой в действительности мир, — как дон Кихот.
Немало хищных и лукавых великанов
Скрывается под видом мельниц ветряных.
Ты  вынужден сражаться с пустотой карманов,
День, выжимая силы, превращает в жмых
Плоды воображенья… Усталь сетью липкой
Под вечер оплетёт. Под мерный шум дождя
Надеешься, что сон придет, светя улыбкой,
Дрожащею рукой будильник заводя…

Журавлиная нежность

                        «Ты посмотришь ночью на небо, а ведь там будет такая звезда, где я живу, где я смеюсь, — и ты услышишь, что все звезды смеются. У тебя будут звезды, которые умеют смеяться!»
                        (А. де Сент-Экзюпери «Маленький принц»)

Ты писал картины — как летал,
Мир являя зримым изнутри.
Ты творил, мечтая, — так штурвал
До конца держал Экзюпери.

Опустела без тебя земля,
Но хранит следы твоей души.
Ты похож на призрак журавля
И, крылом рисуя миражи,

Свил гнездо на голубой звезде.
И ночами, скрывшись ото всех,
Я найти пытаюсь место, где
Слышен бархатный лазурный смех.

Улыбаюсь небесам в ответ,
И цветным потоком из души
Льётся теплый мелодичный свет.
Чувства времени назло свежи.

Приучила я мечту свою
Взгляд печальный не бросать назад.
Наблюдаю звезды и пою,
Зная — в новый день часы спешат.

Взгляд утонет в кружевах зари.
Я продолжу свой тернистый путь.
Наяву приходят сны… смотри,
Их рисую так, чтоб не спугнуть.

Мгла закатная стекает с крыш.
Облака  загородили высь.
Но я вижу сердцем — ты дрожишь —
Что с тобой?  Журавль, отзовись!

Зажигаю в тишине свечу.
И о том не ведает никто,
Как я нежностью своей хочу
Устелить небесное гнездо…

Откровенность

Видишь, как смотрит проснувшийся город на ласковый свет,
Затканный чувствами душ, испивающих воздух вселенной.
Ты мелодичным дыханьем моим озарен и  согрет,

Вздох ощущая ответный, вбираю я свет сокровенный.
Нам и тепло и спокойно в объятиях снежного дня.
Город сияет улыбкой, как в зеркало глядя ребенок.
Знаешь, мы можем пройтись, разобщенных прохожих дразня
Явностью нашей взаимности, будем гулять до потемок
По заметеленным улицам, не говоря ни о чем.
Чувствуешь, как изнутри теплота истекает наружу?
Вспомним и прошлые жизни и в этой себя обретем.
Веришь, одарены крыльями наши смятенные души?
Звезды в ночи замерцают и каждая словно магнит,
Высь призывает забыть мониторинги, коды, пароли.
Мы до утра полетаем, смотря, как за нами летит
Дух окрыленного города, полнясь дыханием воли.

Увольнение из прошлой жизни

Из прошлой жизни увольняюсь и начинаю вырастать я
Из ожиданий тесных, словно девичьи старенькие платья.
Снимаюсь с якоря иллюзий и безрассудных оправданий
От веры в сказки избавляюсь как от привычки стародавней.

За мной, глазёнками стреляя, следит реальность, но доверье,
Уверенно стряхнув наивность, уходит, громко хлопнув дверью.
Я знаю, слыша голос той, что пьёт молоко Кассиопеи,
Мой путь от нового начала не станет глаже и длиннее.

С лица души следы былого не удалить как файлы с флешки.
Я в «правду — ложь» играть устала, не верю ни орлу, ни решке.
Забыв о времени, заполню дни тем, что более любимо,
Чем жизнь… и страх прозрачной тенью пройдет, отмахиваясь, мимо.

В оконной раме глянец мрака прорезан лунною подковой.
Распятой бабочкой прилип к стеклу промокший лист кленовый.
Судьба нашептывает: «Ты не склонна к перемене мест», — но
За тонкий луч звезды держась, я выхожу из мутной бездны.

Предчувствие

Ни бессоннице в угоду,
ни осеннему дождю
опускаюсь в непогоду,
как в бездонную бадью.

Сыро, ветрено и зябко
на раскроенной душе.
Мысль о смысле стала тявкать
на мигающий торшер,
как шальная собачонка.
На расплывчатой стене
тень с повадками чертенка
корчит злые рожи мне.
Тьма в пустынном заоконье
раскалилась докрасна.
И дыхание драконье
изрыгает тишина.

Скользкой ледяной рукою
время гладит по плечу.
До утра глаза закрою —
отболею, отмолчу…

На рассвете осторожно
взгляд крадется из-под  век,
остро чувствуется дрожь на
кончиках ресниц… И  снег
безмятежно серебрится.
хоть часок поспать бы, но
белощекая синица,
подлетев, стучит в окно.
Ей бросаю горстку проса.
Тая в снежной белизне,
незаметно, безголосо
кто-то тянется ко мне…

Ночное царство света

Ночь. Отломком блестящего блюдца
Грузнет месяц в заоблачном чреве.
Словно листья осины трясутся
Хлопья тьмы в разветвленьях деревьев.

Темень съела цвета и объёмы,
Чернотой занавесила дали.
Мир в бездонных объятиях дрёмы.
Ночь куда-то зовёт… не туда ли,

Где, горя, распускаются маки,
И, взирая на звёздные кроны,
Сочиняют заклятия маги,
И бессильны дневные законы.

Там за гранями счастья и горя,
Зла и блага, нужды и богатства
На покрытом росой междугорье
Свет струит иномирное царство.

Там стихает капризное тело,
Временные границы размыты,
И выходит душа за пределы 
Мира, ставшего сном Атлантиды…

Словно кадр затемнённого снимка —
Тень крылатая в воздухе реет,
Тьму пронзая, мерцает тропинка.
Всё чувствительней взгляд и острее.

Царство, свет издающее, близко.
Часть разбитого яркого блюдца
Исчезает… Нет признаков риска,
Кроме шанса назад не вернуться.

Незашторенное

На бледном солнце дымка неба — как хомут.
День, облаченный в мерзлый панцирь, обездвижен.
Ты бредишь где-то там, я брежу где-то тут.
Ты пьешь вино из винограда, я — из вишен.

Когда колдует ослепительная ночь,
Мы остро чувствуем отсутствие друг друга.
Как снами наяву себя не оторочь,
Душа трепещет, словно зяблая пичуга.

Волокна времени свиваются в клубок.
Не наших жизней нити меж собой связались.
Венком плетясь, огонь каминный в дым облёк
Сухой и пыльный потерявший цвет физалис.

Нам остров сбывшихся надежд не отыскать.
Мы на Земле не на вневременном постое.
Смотри, небесная засеребрилась гладь…
Тебе не видится в ней зеркало пустое?

Нам к берегам иллюзий в жизни не доплыть.
Как волны, слившись, их омоют наши строчки,
И то в реальность воплотится, может быть,
Чего достичь мы не смогли поодиночке.

Рассветный ветер снежной пудрою метёт.
На фоне будничного дня неотразимы
Ночные образы и мысленный полёт.
Легко зашторить окна, но не жизнь, не зиму…







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0