Благодать

Юлия Юмакс.

Благодать

Мой старый друг велосипед!
Скрипит, но мчит меня по полю,
Чтоб, накатавшись всласть и вволю,
Вернулся к бабушке в обед.

Кругом просторы и покой
И сочных красок сочетанье.
Кукушки слышно кукованье
В лесочке где-то за рекой.

Лечу обратно с ветерком.
Крапива обжигает пятки.
В глазах рябят цветные грядки.
И тянет сладеньким дымком.

Калитка, домик и сарай.
Встречает кот меня в оконце.
И греет косточки на солнце
Родной и милый сердцу край.

Накрытый стол и самовар.
Хлопочет бабушка у печки.
От огненной томленой гречки
Из чугунка струится пар.

Давно я житель городской.
Квартира в самом центре Энска.
Но только в доме деревенском
Остался все же я душой. —

Где божьи благодать и свет
И русская краса природы.
Где детства озорные годы
И верный друг велосипед.

В любовь и росы

Я села в поезд (взяла плацкартный).
Храпят соседи, стучат колеса.
Я ткнула пальцем случайно в карту —
Так, словно в небо, в любовь и росы.

Я еду ночью в восьмом вагоне.
Мелькают звезды, бренчит посуда.
Меня как-будто бы кто-то гонит:
Езжай отсюда, езжай отсюда.

Немало разных дорог, маршрутов.
Моя планета — бездонный кладезь.
Я поменяла сегодня круто
Привычный угол на острый градус.

Не спится бардам, прокурен тамбур.
Поет гитара, и голос плачет.
Клянет страховку, ругает шлямбур:
Вот неудача, вот неудача.

А я, спасибо, стою живая.
Реву, как дура, уткнувшись в косы.
И солонеет заварка в чае,
Пока я еду в любовь и росы.

На море

Я на море опять... позабросив костюм,
Каблуки, макияж и укладку.
Заметает заботы загадочность дюн,
И песок обнимает палатку.

Осторожно ступаю по кромке воды,
Где малютки-медузы свернулись.
В рюкзаке моем персики, парочка дынь —
Все, что надо для счастья в июле.

Словно бабочка, солнечный луч на плече —
Легкокрылый, прозрачный и тонкий.
И купается в синей блестящей парче
Незатейливый грузик на донке.

Дозревают плоды золотой алычи.
Рыбари улыбаются сладко.
И плывут в облаках голубые мечты,
Замирая на парусных складках.

Я наполнила несколько простеньких скрынь
Непривычными негой и ленью,
В рюкзаке моем персики, парочка дынь. —
Милый друг, приезжай к воскресенью!

Какаду

Поспели вишни в сказочном саду.
И сразу оживились птичьи стайки.
Я видела, как яркий какаду
Срывал плоды для маленькой хозяйки.

Играло солнце бликами в листве,
Переливались краски турмалина.
Весь мир тонул неспешно в волшебстве,
И улыбалась юная дофина.

Обрывки вальса проникали в сад,
Кружился в милом танце легкий ветер,
Оглядывая красочный наряд,
В котором появлялся робкий вечер.

Спускались мягкой шторой облака.
Скользили тени, удлиняя формы,
Касаясь детских рук и завитка,
Медлительны и вместе с тем проворны.

И наступала сладких снов пора.
Малютку отправляли спать дуэньи.
Лишь какаду до самого утра
Варил из вишни к завтраку варенье.

Яблочный Спас

Распустились астры под окном,
Зацветают бархатцы и канны.
Рыжий кот, свернувшийся клубком,
Принимает солнечные ванны.

В блюдцах облепиховый сироп
И желе из розовой смороды.
В чашечках лекарство от хвороб —
Чай из трав со сладким вкусом меда.

Скоро осень прокрадется в сад,
Угостится сочными плодами.
Закружит деревья листопад,
Осыпая землю медяками.

Но пока не подоспел тот час.
Не умолк веселый птичий гомон.
И томится ароматный Спас
На высоких яблонях за домом.

Сентябрь

Сентябрь непредсказуем и изменчив.
Стучит дождями в пасмурные окна,
Плывет туманом по Красивой Мече
И, как влюбленный, по кому-то сохнет.

Пресытившись раздольными пирами,
Набрав орехов полные пригоршни,
Плутает, как грибник, в осенней хмари,
Охотится на уток, словно коршун.

И падает в сиреневое небо,
Расхристанный оранжевой морокой,
Пока я запускаю старый невод,
Прикармливая солнце хлебной коркой.

У осени сегодня забастовка

У осени сегодня забастовка.
Слоняется без дела по дворам,
Пьет с детворой шумливой газировку
И травит байки сонным старикам.

А, между тем, с деревьев распаленных
Стекает солнце, как цветочный мед.
И увязает в шелковистых кронах
Сияющий лазурью небосвод.

Плывут по рельсам красные трамваи,
Прикрыв рекламой голые бока.
А под мостом, прикованная к сваям,
Пасется говорливая река.

Снуют бесцельно суетные мухи,
Всклокоченные стайки мошкары.
И делят с голубями полкраюхи
Сбежавшие с уроков школяры.

Играют музыканты алегретто,
И льется жизнерадостный мотив.
Ты говоришь, что это бабье лето.
А я скажу: осенний перерыв.

Воздух обжигающий и стылый...

Воздух обжигающий и стылый.
Обнаженных веток редизна.
Отливает золотым бериллом
Берегов высоких крутизна.

Журавлей прощающихся крики.
Голубей озябших воркотня.
Голос сжатых нив многоязыкий
И стерней горящих трескотня.

Дыбятся костры с резной поклажей,
Нагоняя страха на коров.
Хлопья пепла и крупинки сажи
Падают в созвездие Весов.

Пахнут трактористы сладким дымом.
Сеялки врезаются в поля,
И, зачав любовно хлеб озимый,
Засыпает русская земля.

Не люблю тебя и не жалею (ответ Сергею Есенину)

Не люблю тебя и не жалею.
Наша связь как спичка на ветру,
Что поспешно гаснет и не греет,
И похожа чем-то на игру.

Пусть ты смотришь мне в лицо со страстью
И не хочешь отпускать с колен, —
Ах, Сережа, разве в этом счастье?
Отчего ты ждешь любви взамен?

Нас свела по случаю дорога,
А не воля праведных небес.
Я уже давно не недотрога,
Да и ты повеса из повес.

Сердце слишком часто ошибалось,
Оттого молчит оно сейчас, —
За любовь не принимая шалость,
Что связала темной ночью нас.

Не мечтаю больше о хорошем.
Не ищу судьбу в твоих глазах.
Я тебя легко оставлю в прошлом
С радостной улыбкой на губах.

Ты ведь тоже, выйдя за калитку,
Скоро позабудешь про меня
С новой розой или маргариткой,
Не жалея пылкого огня.

Только ты любви у них, Сережа,
Не проси... И душу не трави.
Никого любить, увы, не может,
Кто сгорел дотла в костре любви.

Потому, когда однажды в парке
Я увижу вновь тебя с другой,
Сердце промолчит. И взгляд твой жаркий
Вовсе не нарушит мой покой.

Я скажу негромко: «Добрый вечер...»
Ты ответишь: «Вечер добрый, miss».
Ничего не значит наша встреча —
Легкодумный вспыльчивый каприз.

Вся жизнь — игра

С тобой играю, потому как
Вся жизнь — игра.
Любовь пророчу, но разлука
Из-под пера.

То холодна, то обжигаю
Заветным льдом.
Я по ночам тебя лобзаю,
Не помня днем.

Под ритмы страстного фламенко
Шипами роз
Сияет чувственность оттенка
Моих волос.

Как аметисты и рубины
Меня б стеречь.
Я — нож, входящий нежно в спину,
Дамоклов меч,

Империальская Аляска
В чужих руках.
Я — дикий зверь, пускай и ласка —
Твоя пока.

Я не играть с тобой не в силах —
Вся жизнь — игра.
И разве важно, что любила
Других вчера.

Кружевное

Согрей меня своим теплом.
Мне зябко на Большой Ордынке,
Где снег искрится серебром
И пьют из труб хрустальных льдинки.

Прозрачный воздух поутру
Дрожит, прижавшись к тонкой ветке,
Лаская нежную кору
В изящной белой вуалетке.

Пройдись по улице со мной,
Плутая в мыслях и надеждах.
Москва встречает нас зимой
Невестой в свадебных одеждах.

Осколки прошлых дней и лет
Хрустят под свежими следами.
Встает над городом рассвет
И наполняет мир мечтами.

Цветет затейливый узор
На белоснежной хрупкой лире.
Преобразившийся Азор
Спешит с букетом роз к Земире.

Испей со мной крутой мороз,
В нем аромат бодрящий мокко
И терпкий вкус волшебных грез —
По мановению востока.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0