Встреча с царем

Кобелева Марина Андреевна

- Ливонская война, захват Нарвы… Не обделю тебя своей милостью, Алексей Данилович, за верность и мужество, проявленное в сражениях, - Иоанн Грозный с гордостью взирал на Басманова, положив руку ему на плечо. Нуждалась Русь-матушка в людях таких, чтобы за землю родную грудью вставали, не жалели себя на поле ратном, да слово государево, как слово божие исполняли. Костью в горле стояли заговоры боярские, истосковалось уж сердце по преданности и отваги слуг царевых.

- Слышал я, сыну твоему четырнадцатый год стукнул. Хорош молодец?

- Хорош, государь-батюшка! Ловкий, быстрый, как куница. А саблей – только так орудует, кнутом играючи противников по носу щелкает! – смекнув, к чему царь дело клонит, Алексей Данилович воодушевленно отвечал – не смотря на глупые ребячества, мужчине не подобающие, в бою младший Басманов был достоин любования. Гибким и опасным клинком сражал он вражье племя, что на его фоне смотрелось неуклюжем скопищем оглоблей.

- Коле так, Алексей Данилович, пусть рындой мне послужит. Ступай!

***

Тяжелая рука жестко сжимала затылок, не давая вскинуть голову и поднять глаза – взгляд Федора утыкался в носки царских сапог, а тихое шипение отца обжигало уши:

- Кланяйся, глупец, а не таращься на государя! Али голова лишняя?!

Радость и любопытство бушевали в сердце. Но юноша все-таки подчинился, уступая отцовской воле. Непривычное одеяние и еще не опробованное оружие жгли кожу, вызывая суетливость и желание показать себя, выложиться, отличиться на новой службе. Но рука была непреклонна в своем хвате – право слово, Алексей Басманов меньше всего хотел, чтобы сын его показался государю человеком ненадежным и непокорным, навлек на себя гневный взор подозрительного и беспощадного царя.

Но напрасными оказались его опасения. Грозный наблюдал за юношескими мечтаниями с легкой улыбкой, сейчас так редко появляющейся на угрюмом лице. Доблесть Басманова запечатлелась в его памяти огнем верности и чести, с которым тот так яростно исполнял царскую волю. И в сыне этого человека царь видел лишь зачатки пламени, будущий огонь, который, несмотря на свою силу, должен ему покориться.

- Назови имя свое.

Железная хватка отца, наконец, ослабла, и Федор воспринял это как знак, что можно двинуться. Но напряженные мышцы свело судорогой, а уста заковало печатью – ни шевельнуться, ни вздохнуть. Голос государя обездвиживал.

Юноша трясся, как осиновый лист на ветру, под гнетущим взглядом владыки. Призвав на подмогу весь свой дух, он взглянул на него, и замешкавшись, потупил взор, тихо отвечая:

- Федор, государь мой.

Ястребом поддавшись вперед, Грозный схватил его за подбородок, заставляя смотреть в глаза. Федор не посмел и дернуться. Его искренность влекла царя: казалось, эти глаза не знали лжи: восхищение, испуг, непогашенная дерзость и преданность, граничащая со слепым обожанием. Как собака, что лижет бьющую руку, юноша смотрел на царя широко распахнутыми глазами и вверял ему сейчас свою жизнь, волю.

- Клянешься ли ты, собака, государю своему, владыке, наместнику бога на земле, в преданности? – мурашки вздыбились на загривке Федора, жадно ловящего каждое слово царево. Пальцы, твердо держащие его, причиняли боль, но он не замечал этого, упиваясь ощущением чужой власти над собой, чужой силы. Свободолюбивый дух покорялся более сильному, и юноше показалось, что он слышал щелчок ошейника, сомкнувшегося на его шее.

- За тебя, государь, и жизнь отдать радостно! – Федор воскликнул, падая ниц, и тут же поднимая на государя горящий вдохновленный взгляд.

Алексей Басманов, безмолвной глыбой взиравший на происходящее перед ним действо, ощутимо вздрогнул – страх кольнул отцовское сердце, сбросив на мгновенье с грубого и сурового лица безучастную маску. Страх тот не был определенным, но проникал в самую глубь, порождая смутное опасение о правильности сделанного выбора.

- Дерзок, - царь с довольной улыбкой потрепал смоляные кудри, - по праву руку от меня стоять будешь, Федор.

Историческая справка: Алексей Басманов, воевода, думный боярин, один из инициаторов опричнины, славился своей жестокостью и верностью государю. Во время Ливонской войны (в 1558 г.) проявил себя в качестве полководца, а захват Нарвы и осада Полоцка окончательно помогли ему завоевать расположение и царскую милость. Федор Басманов, сын Алексея Басманова – прославленный опричник, фаворит Ивана Грозного. Время действия рассказа: предположительно 1562 год, Федору Басманову здесь около пятнадцати лет (совершеннолетие на Руси в 16 веке). Рында – оруженосец при царе, личная охрана, возраст рынд от 15 до 30 лет.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

Марина Кобелева
Дорога домой
Подробнее...