Сестренка

Николай Соколовский (псевдоним). Нелли Зубарева. Инструктор восточных единоборств. Гомель. 

Действующие лица:

принц по имени Правда

королева-мать по имени Родина

король-отец - Народ

новорожденная сестренка принца - Справедливость

первый придворный Бэнкс

второй придворный Пресс

третий придворный Интсер

четвертый придворный Сиа

пятый придворный Саэнс

шестой придворный Лай

седьмой придворный Имбэцил

королевский врач Адюкасьйон

королевская повитуха-акушерка Опиньон

Принц маялся под дверями королевской опочивальни, как ему казалось, бесконечно долго.

Мама рожала. Королевская повитуха сказала принцу, что скоро у него появится сестренка. Но роды были преждевременные. И принц знал, что это опасно. Опасно и для мамы, и для будущей сестренки. Поэтому принцу очень хотелось, чтобы время бежало быстро-быстро, а оно просто тащилось. Еле-еле. Да еще эти толпящиеся вокруг придворные. Принц придворных не любил. Всегда не любил. От них и раньше пользы мало было, а сейчас и подавно. Только воздух делают несвежим – вот и весь результат их присутствия. А маме сейчас тяжело, и воздух ей свежий нужен, а не испорченный. Самый мерзкий из придворных – Бэнкс. Это по его команде Лай, Пресс и даже Саэнс начинали дурить голову королю-отцу. Интсер и Сиа, правда, себе на уме – иногда Бэнксу подыгрывают, а иногда свои интриги плетут. Круче Бэнкса хотят стать. Это вряд ли, конечно. Выгнать бы их всех из королевства. Вот бы жить стало радостно! Хотя Саэнса надо бы оставить. Дельные вещи иногда говорит.

Наконец-то резные двери королевской опочивальни отворились, и королевская повитуха торжественно вынесла ковчежец без крышки. «Король приказали Вам, мой принц, ухаживать за сестренкой», - сказала королевская повитуха, - «у короля работы много, а надежней Вас, мой принц, никого нет». Принц бережно принял от повитухи волшебный ковчежец. Внутри в какой-то питательной жидкости плавала блистательно-прекрасная сестренка. Принц догадался, что жидкость и сам ковчежец нужны сестренке, потому что она родилась раньше срока. Это все Саэнс вместе с королевским врачом придумали и заранее приготовили – на всякий случай. Пригодилось. Вдруг малюсенькая сестренка пошевелила невыразимо изящными ручками и ножками и улыбнулась принцу. Сердце у принца зашлось и застучало быстро-быстро. Она живая! Такая малипупусенькая и живая! От одной этой мысли принцу стало жарко. «Она, наверное, уже сама сможет дышать», - глубокомысленно заметил Саэнс из-за плеча принца. Имбэцил тут же запустил руку в ковчежец, вытащил сестренку и передал ее Бэнксу. А Лай, Пресс, Интсер и Сиа, перебивая друг друга и плотно окружив принца, стали задавать срочнейшие вопросы (похоже, государственной важности). Принц лихорадочно отвечал, чувствуя, что ускользает что-то глобально важное, такое, что упустить никак нельзя. И тут он понял: сестренка! Вдруг ей нельзя без ковчежца и питательной жидкости! Принц рванулся всем телом сквозь толпу придворных к сестренке, вырвал ее из рук Бэнкса… его пальцы почувствовали, что сестренка сухая, как кошелек… он увидел, что сестренка неподвижна… она умерла?!?! У-убийцы-ы! Убийцы-ы! Собственный крик оглушил принца. К его ладоням. К кончикам пальцев ринулась вся любовь его сердца к сестренке, от рук посыпались искры, вокруг тельца сестренки появилось сияние… оживай… оживай… ну, оживай же! Оживай!!!

И тут я проснулся от ужаса. Я был этим принцем во сне. Что это? Просто наваждение из мира нави? Элементарная реакция подсознания на гибель ССРа? Или кто-то сосет таким способом из меня энергию?







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0