Шепот старого города

Юлия Андреевна Митина. 22.04.1987

Если предположить, что у городов, как и у людей, есть душа, то у этого города она скрыта в тумане. Поэтому приезжать сюда лучше рано-рано утром, перед рассветом — тогда у тебя есть шанс её рассмотреть. Душа города всё время спит. Не стоит её будить — тебе не понравится то, что ты увидишь. Знакомство с этим старым городом начинается с приступа удушья. Он не распахивает дружелюбно свои объятия, нет. Уже здесь, на вокзале, он точным движением хватает тебя за горло. Ты чувствуешь себя марионеткой, давишься слезами и не понимаешь, не знаешь, что же делать дальше.

Тише, тише. Не бойся. Сейчас я научу тебя, как услышать, о чём говорит этот старый город. Сначала нужно лечь в постель и притвориться крепко спящим. Потом, когда всё и все вокруг тебя начнут думать, что ты уже где-то далеко — не здесь — нужно встать и тихо-тихо, едва касаясь ногами холодного пола, подойти к открытому окну. Вначале тебе будет казаться, что ты слышишь лишь мягкий шелест листьев, но потом — потом всё это сольётся лишь в отдалённую мелодию фона… и город начнёт говорить с тобой.

Он будет шептать тебе на ухо о ветрах, которые каждый день пересекают его площади. Ветрах, которые шумно врываются в маленькие кафе, невежливо хлопая дверями, которые проносятся над шелушащимися зданиями и завывают в дворах-колодцах. Эти ветра мучают его, терзают его душу уже не одну сотню лет; они сделали её холодной и закрытой. Вот почему старый город никого не подпускает к ней. Вот почему в старом городе нет деревьев. А потом он расскажет тебе о дождях: слушай, слушай. Дожди омывают его постоянным, бесконечным потоком.

Они как тонкие струи бесцветной крови, которую впитывает старый город, чтобы продолжать жить. Вода струится по его жилам, тёмная, зловонная. Она не даёт жизни; она просто есть на поверхности. Иногда под водой оказываются люди. Они похожи на маленьких испуганных рыбок. Люди думали, что город примет их в себя, что он поможет им. Что он сможет понять их одиночество. Они так старались быть на него похожими — прятали эмоции вглубь себя, подставляли лицо дождю… но у них ничего не получилось.

Дождь так долго стекал по их лицам, что у него появлялся солёный привкус. В этом городе в воздухе парят бесконечные мысли. Мысли перелетают от одного здания к другому, застенчиво огибают купол собора, а иногда попадают в разные головы. В некоторых головах они не задерживаются, поэтому тут же выпархивают обратно, чтобы запутаться в волосах: вот почему в старом городе волосы у многих вьются колечками. Но иногда, прежде чем они выпорхнут, человек успевает их ухватить — и тогда они проливаются краской на бумагу, растекаясь и являя себя всему миру.

Я приехал как раз за ними. Ощущать себя ловцом мыслей очень приятно; целый день я бродил по городу, прислушиваясь к разговорам людей. Важно суметь ухватить эти мысли — иногда они появляются в воздухе так неожиданно, что ты чувствуешь себя растерянным. А они взлетают вверх и поднимаются все выше, выше… там мне их уже не достать, не стоит и пытаться. Обычно мне удается ухватить лишь парочку, но и этого бывает достаточно. Потом — в кафе. Там нужно долго-долго пить чай и нанизывать слова друг на друга. Ещё, ещё. Не бойся это делать. Ведь если ты не захочешь, никто о них не узнает. Ты всегда сможешь оставить их при себе, если они покажутся тебе слишком дорогими. Слишком твоими.

Но только не задерживайся в этом городе надолго. Ты сразу почувствуешь, когда надо уезжать. Дождь будет идти день и ночь, он будет шелестеть в твоих снах, словах, мыслях. Если город проник в тебя так глубоко — беги. Беги так быстро, как только можешь. Иначе он не отпустит тебя, иначе ты заблудишься в его тумане…

…раздался гудок поезда. Незнакомец быстро кивнул мне и запрыгнул в вагон. Поезд удалялся как будто бы в замедленной съёмке, постепенно исчезая в сумерках. Я закурил и подумал о том, что Петербург в который раз играет со мной в странные игры.







Сообщение (*):

06.09.2017

Валерия Демидова

Автор уловил самую суть северной столицы.Это город парадоксов, где сочетается не сочетаемое: высочайший интеллект и гопники, петровская старина и новодел спальных районов, тонкая интеллигенция и понаехавшая грубая провинция. В 2013г. в стихотворении "Узоры зрачков"я тоже писала о Питере ...В этот промозглый сентябрьский вечер я иду, перепрыгивая через лужи. Босоножки промокли, зонтик потерян. По асфальту стекает холод. По людям стекает надежда. Надежда на бабье лето, которое не придет. Оно лежит в запое третью неделю в своей старой разбитой квартире под питерским небом. Наше будущее – шприц в руках, сырость и дождь. Пальцы стучат по струнам разбитой гитары. Ноты этой странной мелодии повторяют узоры судьбы наших ладоней.



Комментарии 1 - 1 из 1