Котенок где-то пищит

Игорь Вайсман. Родился в 1954 году. Живет в г. Уфа.

Старый трамвай, трудившийся еще во времена Советского государства, бренчал, тарахтел и дребезжал проржавевшими деталями. А в его салоне к царящей какофонии добавлялся звук, напоминающий жалобный писк котенка. Немногочисленные пассажиры равнодушно не обращали на это внимания, занятые собой и вполне довольные жизнью. Молодые уткнулись в свои гаджеты, старые не спеша, переговаривались.

И только один старик лет восьмидесяти, худой, с изможденным лицом и грустными голубыми глазами, вслушивался в эти звуки. Он вспомнил котенка, которого ему подбросили прямо под дверь, и которого он не смог оставить на верную погибель, приютив у себя.

Малыш едва открыл глаза и еще не умел самостоятельно питаться. Пришлось кормить его из шприца без иголки. Выходил. Котенок подрос, стал веселым и очень привязался к хозяину. А для последнего он явился единственной отрадой в нелегкой и мало радостной жизни одинокого старого человека.

Но длилось обоюдное счастье недолго. Котенок неожиданно заболел, его рвало, он перестал кушать и вскоре умер в жутких конвульсиях.

Старик плакал несколько дней. Своего единственного друга похоронил под деревом во дворе.

И вот сейчас, зимой, в трамвае, он услышал знакомый жалобный писк. Он живо представил, как кто-то недобрый выбросил несчастного в расчете, что найдется «дурак», который его подберет. От ужаса котенок забился куда-то под сиденье, голодный, ни кому не нужный, и пищит.

Плач показался старику таким жалобным, что рвал ему душу.

«Надо найти его, пропадет ведь», — решил он. Посмотрел под свое сиденье — никого. Тогда дед встал и принялся, согнувшись в три погибели, заглядывать под каждое сиденье.

— Дедушка, вы что-то потеряли? — участливо спросила молодая девушка.

— Нет. Котенок где-то пищит.

— Ваш котенок?

— Нет, не знаю чей.

Неожиданно девушка потеряла к нему интерес и уткнулась в свой планшет.

— Дед, ты чего по полу ползаешь? — поинтересовалась тетка с двумя сумками. — Билет что ли обронил? Возьми мой, я все равно на следующей выхожу.

— Нет, спасибо, билет я не терял.

— Дедуля, ты чего копаешься у нас в ногах? — поинтересовался молодой парень, сидевший в обнимку с девушкой. Ты не извращенец случаем?

— Димон, что ты несешь! Ха-ха-ха! — сделала ему замечание подружка. — Он, наверное, деньги потерял.

— Не повезло.

— Ну, так дай ему деньги, жалко что ли, — посоветовала девица.

Но парень вместо этого стал ее целовать.

— Какой же ты жмот, Димон, — жеманно произнесла девушка. — Ты меня разочаровываешь.

— Ну, достала, — сказал парень и нехотя полез в карман. — Дед, держи!

Но старик отрицательно замотал головой и продолжил поиски. Обшарить внаклонку каждое сиденье для него оказалось сложной задачей и, устав, он присел перевести дух.

Наконец, на него обратила внимание кондуктор.

— Вы что потеряли?

— Ничего я не терял. Котенок где-то пищит. Кто-то его выбросил, он и пищит. Забился куда-то.

— Да нет никакого котенка. С чего вы взяли?

— Как же? Разве вы не слышите писка?

— Господи, да это трамвай скрипит, а не котенок. Старый потому что.

— Не может быть, — не поверил старик.

В это время трамвай доехал до конечной остановки. Последние пассажиры вышли.

— Вы остановку свою не проехали? — спросила вышедшая из кабины женщина-водитель.

— Проехал, — только сейчас заметил старик.

— Ты представляешь, — сказала кондуктор водителю, — он подумал, что в трамвае котенок пищит. Я ему: это трамвай так скрипит, а он не верит.

Водитель заулыбалась:

— Дедушка, вы напрасно так беспокоитесь. У нас очень старый трамвай и он так скрипит, что можно подумать, что это котенок. Поверьте, мы не первый год на нем работаем.

— Да? Ну, тогда ладно, — сказал старик и направился к выходу.

— Стойте! — остановила его водитель. — Вы же проехали свою остановку. Мы сейчас поедем обратно, довезем вас. Билет не нужно покупать.

— Спасибо! — скромно поблагодарил старик.

Однако сомнения продолжали терзать его душу, поэтому, покидая трамвай, он как-то бессознательно запомнил его номер. Благо, что тот оказался легким: 1133. Картина несчастного, ни кому не нужного, котенка, забившегося под сиденье трамвая, так и стояла перед глазами.

Через несколько дней, не выдержав, старик пошел на остановку и, прождав час и сорок пять минут, дождался-таки того трамвая. И вновь тот самый писк, точно такой же: жалобный, тоскливый, безнадежный, рвущий душу. Но снова лазить по полу старик не стал, хотя и тянуло. Повздыхав, он вышел и побрел домой.

На стихийном рыночке по дороге женщина продавала котят. Дед неосознанно остановился, глядя на них. Но вид ухоженных, сытых и благополучных малышей вызвал в нем обратную реакцию. «Нет, мне нужен тот, несчастный котенок, — решил он. — А эти не пропадут».

— Дедуля, возьми котенка, смотри какие красавцы! — крикнула ему женщина. — За символическую сумму отдам.

Но старик пошел дальше, ничего не ответив.

— Валя, кто-то пенсионное удостоверение обронил, — по окончании смены сказала водителю трамвая кондуктор. — Я уж несколько дней его в кармане таскаю, все забываю тебе сказать.

— Смирнов Леонид Дмитриевич, 1936 года рождения. Слушай: а не тот ли это дедушка, что котенка искал?

— Может быть. Странный он какой-то. Ему бы о себе думать, а он о котенке печется.

— Он просто очень добрый, это в его глазах написано, — Валентина почему-то в этом не сомневалась. — В выходной зайду в Пенсионный фонд, узнаю адрес.

Два дня спустя в дверь старика кто-то позвонил. На пороге стояла незнакомая молодая женщина и приветливо улыбалась.

— Здравствуйте! Вы меня узнаете? Я водитель того трамвая, в котором вы искали котенка.

— А, да. Извините, сразу не признал. Память подводит.

— Ничего, с кем не бывает, — успокоила женщина. — Я вам пенсионное удостоверение принесла. Вы его в нашем трамвае обронили.

— Вот спасибо, дочка! А я вчера сунулся его искать и нигде не найду.

Валентина улыбнулась еще радушнее и, сунув руку за пазуху, торжественным голосом произнесла:

— А это — вам подарок.

С этими словами она протянула хозяину квартиры маленький пушистый комочек.

— Ой! — опешил старик, — это тот котенок?! Он все-таки нашелся?!

Женщина решила не разочаровывать его и соврала:

— Да, вы оказались правы. Он так запрятался под сиденье, что не сразу и найдешь.

Такого сюрприза дед явно не ожидал и, прижав котенка к щеке, заплакал. Его глаза лучше всяких слов говорили о том, как бесконечно он благодарен Валентине, но нахлынувшие чувства вызвали спазм, и он смог выдавить лишь два слова: «Спасибо, дочка!». Таким он и запомнился водителю трамвая номер 1133.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

Игорь Вайсман
О месте подвига в наше мирное время
Подробнее...