Наши дамы лучше всех

Сергей Тулупов.

Наши дамы лучше всех

(или три коротких новеллы о женщинах не высшего общества из шестидесятых и восьмидесятых годов прошлого столетия и начала века нынешнего)

Сватовство лесоруба

Бабий век не долог, а девичий и того короче… ощущая и душой, и телом эту непреложную истину после первого года трехгодичной отработки в леспромхозовском поселке молоденькая учительница начальных классов стала чаще задумываться о замужестве. Вот только подходящей кандидатуры на горизонте не просматривалось.

— И чего ты такая разборчивая, мало ли хороших молодых ребят у нас в поселке? Смотри, пробросаешься, тебя уже на танцах в клубе знакомые парни перестали приглашать, — пыталась наставить на путь истинный единственная подружка библиотекарша, недавно выскочившая замуж за водителя лесовоза, скорее, по залету, чем по любви. — Наверное, принца ждешь на белом коне или хотя бы на белой «волге».

— Принц на белой «волге» уже был, и золотые горы обещал, пока училась в Вологде, сын крупного партийного работника, даже готов был решить проблему с распределением в городскую школу, если дам согласие, — поделилась несостоявшаяся невеста кусочком биографии.

— Ну, и какие проблемы, такой шанс выпадает раз в жизни, — поинтересовалась будущая мама. — Может невзрачным или больным жених оказался?

— Да, нет! Брюнет с яркой внешностью … тот еще кобель, половину девчат перепортил на курсе. А еще прощелыга, его отец в торговлю пристроил с учительским дипломом, да и весь он какой-то не настоящий был, как слизняк без стержня. В общем, без внутреннего мужского достоинства, — завершила не самые лучшие воспоминания бывшая студентка.

Подружки немного помолчали, думая каждая о личном, сокровенном и оставаясь при своем мнении.

— Слушай, вспомнила. Тут тобой интересовался приятель моего супруга, — вошедшее недавно в лексикон и понравившееся слово «супруг» библиотекарша произнесла с некоторой гордостью.

— Так вот, что я тебе скажу. Хоть парень и деревенский, но отслужил в армии, а сейчас у нас на заработках на лесоповале, а его фото уже висит на доске почета. На вид — культурный и не брюнет, местную газету выписывает и журнал «За рулем», мне на почте девчонки рассказывали. Если ты не против знакомства, я с супругом договорюсь — в воскресенье посидим компанией, — на одном дыхании протараторила подружка-библиотекарша.

— Ну, если интересный парень, то я двумя руками за такое знакомство, — смутно вспоминая внешность молчаливого жениха, согласилась потенциальная невеста и добавила, подбирая нужную формулировку. — Главное, чтобы… проявил свое мужское достоинство.

Разговор проходил вечером в местной библиотеке, куда молодая учительница забежала поменять прочитанные книжки из классической французской литературы, а редкие посетители не мешали плодотворному диалогу двух представительниц немногочисленной культурной среды леспромхозовского поселка. Обе подружки расстались довольные общением, договорились встретиться в воскресенье на квартире у учительницы, предварительно обсудив детали посиделок накануне по телефону.

Наконец наступило воскресенье. С нетерпением будущая мама дождалась пожилую библиотекаршу на подмену после обеденного перерыва и с неминуемым часовым опозданием отправилась ноябрьским морозным днем с обжигающими порывами ветра к подруге, где около ее дома должны были ждать супруг с приятелем на мотоцикле с коляской, со спиртным и местными деликатесами. Спустя десять минут мотоцикл, с прикрытой тентом коляской одиноко зеленел на фоне белоснежного пейзажа возле щитового дома на две семьи — водитель и пассажир отсутствовали.

— Наверное, озябли и зашли внутрь, — подумала библиотекарша, открыв незапертую дверь, снимая верхнюю одежду и разуваясь в небольшом коридорчике.

Из-за двери, отделяющей коридорчик непосредственно от жилого помещения, слышались невнятные голоса по нарастающей тональности. Открыв дверь, молодая женщина на исходе седьмого месяца беременности хотела поприветствовать честную компанию, но при виде не ожидаемой сцены из пьесы «Сватовство лесоруба» на мгновения онемела и остолбенела.

За круглым столом, накрытым скатертью и уставленным початыми бутылками водки и вина, и бутылкой шампанского с серебряной шапочкой из фольги на макушке, бутербродами с сыром и колбасой, болгарскими помидорами из банки, открытой банкой шпрот и бисквитным тортом мирно восседал с умильно-красноватым лицом супруг, успевший изрядно принять на грудь для согрева.

Во главе стола и чуть в стороне рядом с опрокинутым стулом стояла подружка-учительница, с новой прической, в праздничном платье и в туфлях, закрывая вспыхнувшее лицо руками. Напротив потенциальной невесты и сбоку от библиотекарши гордо застыл, словно монумент возможный жених в сером финском костюме, белой нейлоновой рубашке с модным импортным галстуком, в черных модельных ботинках не по сезону и…

Чуть выше спущенных брюк и трусов торчали причиндалы весьма приличных размеров, на которые инстинктивно успела обратить внимание и подружка невесты.

— Ну! И чего так смущаться учителка, ведь сама просила через подружку и ее мужа, чтобы предъявил свое мужское достоинство, — промямлил с гордостью подвыпивший лесоруб и сержант запаса, успевший заработать после демобилизации на половину стоимости автомобиля «Волга», получить Почетную грамоту и украсить личной фотографией доску почета. — Тем более, я тебе не какой-нибудь прощелыга из города, а уважаемый работник леспромхоза с серьезными намерениями.

От второй половины услышанной фразы у беременной библиотекарши прошло остолбенение, она начала хохотать, да так заразительно, что вслед за ней засмеялась подружка-учительница, и заржал супруг, наконец осознавший всю нелепость и комичность момента, и личную мелкую провинность в искажении смысла пожелания потенциальной невесты.

— Если, что не устраивает, то нечего ржать! Не нравится — так и скажи! — серьезно продолжил не врубившийся в тему жених, натянув трусы и брюки и застегивая ремень.

— Ой, мамочки, кажется, у меня началось! — резко перестав смеяться, заголосила будущая мать.

— Кончай ржать, быстро одевайся и заводи мотоцикл! — велела будущему отцу учительница. — Может, придется в райцентр ехать.

Женщины быстро собрались и покинули дом вслед за главой семьи, владельцем «Урала». За окном затарахтел трехколесный железный конь и осторожно отъехал от дома, заурчав напоследок. Несостоявшийся жених медленно присел за стол, пытаясь понять, что ему делать дальше. Затем что-то решив, допил остатки водки прямо из горла бутылки и закусил бутербродом с колбасой. Достав из кармана пиджака авоську, аккуратно вложил в нее торт и прихватил шампанское со стола. Неторопливо одевшись и тщательно зашнуровав модельные ботинки, убрал бутылку в обширный карман демисезонного пальто, продолжая мысленно размышлять, натянул спортивную вязаную шапочку.

— Ничего, такие женихи, как я на дороге не валяются! — с этими убедительными словами, произнесенными вслух больше для себя любимого, почетный лесоруб плотно прикрыл входную дверь и отправился в гости к молоденькой почтальонше со строгими нравственными принципами, которая давненько приглашала потенциального жениха на чай. — Там уж точно смеяться никто не будет над моим мужским достоинством! — завершил мыслительный процесс сержант запаса.

Библиотекарша успешно родила мальчика, супруг был на седьмом небе от счастья, но через месяц начал ходить налево, не выдержав полноценной семейной жизни. Через два года семья распалась.

Лесоруб, не стерпев насмешек в бригаде из-за сватовства, перевелся в другой леспромхоз, продолжая по выходным встречаться с молоденькой работницей местного почтового отделения связи, которая вскоре узнала о весьма приличном «мужском достоинстве» своего парня от библиотекарши и недолго оставалась девственницей. Через год почетный лесоруб подъехал к отделению связи на белой «Волге» и на виду малочисленного персонала предложил руку и сердце избраннице. «Волга» была не новой, но и предъявлять «мужское достоинство» не понадобилось.

Учительница так замуж и не вышла, но в начале четвертого десятка жизни сошлась с вдовцом с тремя детьми уже в Вологде, куда вернулась после обязательной отработки для молодых специалистов. Историю из молодости о сватовстве лесорубов учительница литературы частенько любила рассказывать старшеклассникам и коллегам по работе. Красочно и «в картинках»…

Всегда будь готов!

Утренний сон предвыходного дня был прерван пронзительным квартирным звонком. Молодая женщина, старший технолог кондитерской фабрики и мать двоих детей недавно разменявшая четвертый десяток лет медленно поднялась с кровати, накинула халат и быстро направилась к входной двери.

— Какого черта? Муж в плавании, гостей не ждем. Лишь бы дети не проснулись… — мысленный процесс начинал набирать обороты в предчувствии нежданной беды. — Кто там? — разглядывая незваного гостя в дверной глазок на не освещенной лестничной площадке, хозяйка квартиры стандартным вопросом прервала третий протяжный звонок, выворачивающий душу наизнанку.

— Вам срочная телеграмма-молния! — ответил из-за двери приятный голос, явно принадлежащий молодому мужчине.

— Уходите, а телеграмму положите в почтовый ящик на первом этаже, — ответила молодая мать, опасаясь непредсказуемых последствий в отношении себя и детей от столь раннего визита сомнительного почтового работника, в пять часов утра.

— Не имею права, по инструкции телеграмма должна быть вручена лично адресату в течение двух часов с момента получения и под роспись. А если опасаетесь, то можете позвонить по телефону в ваше почтовое отделение, — выдвинул предложение молодой человек за дверью и назвал служебный номер телефона ближайшей почты.

— Ну, да! Так прямо пошла и позвонила из телефона-автомата. Любой дурак знает, что наш микрорайон — не подлежит телефонизации до конца пятилетки, за исключением партийных работников, милиции и самих связистов, — подумала выпускница престижного ВУЗа с красным дипломом. — А от кого телеграмма? И что в ней? — уже вслух спросила растерянная женщина, опасаясь повторения пронзительных звонков от раннего почтальона.

— Из Черноморского пароходства, а вскрывать телеграмму не имею права, — уточнил все тот же приятный убедительный голос.

— Что-то случилось с мужем?! — руки внезапно вспотели, а внутри дернулось и зачастило сердце — инстинкт самосохранения отлетел на мгновения куда-то в сторону, но на автопилоте вернулся, и получательница телеграммы дрожащими руками поочередно открыла замки, стандартный врезной ключом и импортный накладной, повернув ручку пальцами, и механически повесила предохранительную цепочку.

— Давайте телеграмму, я сейчас закрою дверь и схожу за ручкой, а потом открою и верну подписанный корешок, а вы пока подождите, — упавшим голосом попросила жена старшего помощника капитана торгового флота.

— Ну, уж нет! Вдруг с вами что-нибудь случится, а мне под дверью торчать! — подлил масла в огонь студент на подработке. — Держите корешок телеграммы и шариковую ручку, сначала подпишите, а потом уж вскрывайте и читайте, а то мало ли что!

Прижав корешок к стене, чиркнув с трудом что-то едва похожее на подпись, пока еще не вдова и мать двоих малолетних потенциальных сирот вернула клочок бумаги с ручкой и получила заклеенную телеграмму. Забыв запереть входную дверь, на ватных ногах поплелась на кухню. С лестничной площадки донеслись звуки лязгнувшего лифта с гонцом, принесшим хорошую или не добрую весть. Вскрывать телеграмму, лежащую на кухонном столе женщине, осунувшейся и постаревшей как минимум на пятилетку, не хотелось…

Строчки запрыгали перед высохшими до боли глазами, когда спустя полчаса пожилая женщина, немного придя в себя, вскрыла стандартный бланк с наклеенными полосками с неминуемым приговором. За знакомым адресом следовал текст: ДОЧЕНЬКА ТЧК ПОЗДРАВЛЯЮ ТЕБЯ С ДНЕМ ПИОНЕРИИ ВСКЛ ЗНК ТВОЙ ЛЮБЯЩИЙ ПАПА ТЧК ЖЕЛТОЕ МОРЕ ТЧК

— Убью, гада!! — нежданная радость за живого мужа и любящего отца смешалась с праведным гневом. — Неделю без доступа к телу, когда вернется через месяц, — всхлипывания сменились истерическим хохотом, когда верная жена представила супруга, выпрашивающего близости после трехмесячного поста.

— Мама, почему ты не спишь и смеешься? — на кухню заглянула заспанная дочка-школьница, ставшая пионеркой в прошлом году.

— Радуюсь, доченька! Твой папа поздравил тебя из Желтого моря! — развеселившаяся мать с осунувшимся лицом посадила дочку на колени и прижала к груди.

— Так мой день рождения еще не скоро, — возразила удивленная девочка.

— А папа поздравил тебя с Днем Пионерии! Ты же у нас активная пионерка и вся в папу-коммуниста! Как там, в песне поется: «Взвейтесь кострами, синие ночи! Мы пионеры — дети рабочих! Близится эра светлых годов, клич пионеров»… — мать вопросительно посмотрела на дочку-пионерку.

— …«Всегда будь готов»! — радостно закончила маленькая активистка. — Мама, а папа не забудет привезти жвачку и колу?

— Пусть только попробует! Мы его на неделю лишим «сладкого»!! — затем бывшая комсомолка-активистка немного подумала и решила, что неделя — это и для нее чересчур, и добавила, — на пару дней уж точно.

Подруги из 35-го региона

Группа молодых хорошо загорелых женщин поздним вечером увлеченно беседовали в летнем кафе на сочинском побережье, изредка привлекая внимание немногочисленных смешанных компаний искренним девичьим смехом высокой тональности с вкраплением низких тембров. Салаты и традиционные шашлыки под пару бутылочек белого столового вина были поглощены на «ура», а оставшееся время до полуночи позволяло за чашечкой кофе с коньяком по полной программе расслабиться молодым мамам, оставившим шестерых детей на попечение подружки с пожилым мужем, включая их сына-дошкольника. Двухнедельный семейно-коллективный отдых почти без мужчин, напоминающий отдых у водоема слоновьего стада без самцов с многочисленным потомством через два дня завершался вечерним поездом в одну из северных провинций.

— А это девушки, вам презент от молодых людей! — незаметно подошедший официант поставил на стол бутылку шампанского и вазу с фруктами.

Великолепная четверка, пухленькая блондинка, смешливая шатенка, золотисто-рыжая дама с выраженными округлостями форм и задумчивая брюнетка, недолго озираясь по сторонам, тотчас вычислили группу из трех кавказских джигитов и двух пожилых мажоров славянской внешности, расположившихся за столом с батареей винных полупустых бутылок и недоеденных закусок рядом с баром на другом конце зала. Мужчины обратили внимание и проявили интерес к потенциальным «невестам на вечер» только после нужного градуса настроения.

— С чего бы такая щедрость? Вроде повода не давали… — поинтересовалась смешливая шатенка.

— Может, составим ребятам компанию, а там по обстановке, — предложила пухленькая блондинка.

— И я согласна провести часик-другой в подходящей мужской компании, — приятным низким голосом добавила рыженькая, с золотистым отливом волос, элегантным движением перекладывая правую ногу на левое колено.

— Где ты видишь подходящую компанию? Им сейчас только одно нужно! — жестко ответила рыжей брюнетка. — Вот что, молодой человек! Верните «честнóй компании» шампанское и поблагодарите за фрукты — скажите, что для детей, — обратилась темноволосая женщина, мать двоих детей к официанту, который в недоумении отправился выполнять необычное поручение.

Вскоре к допивающим кофе дамам «подкатили» два джигита с деланным обаянием на щетинистых лицах, с отвергнутым шампанским и бутылкой армянского коньяка. Чуть поодаль остановился русый круглолицый мужчина с дорогими часами на левом запястье, державший барсетку в правой руке.

— Добрый вечер красавицы! — с акцентом и едва заметным поклоном поприветствовал старший по возрасту брюнет, с проседью в волосах. — Как очаровательные девушки смотрят на то, чтобы продолжить великолепный вечер в более подходящей обстановке, а мама с фруктами отправится к своим деткам, — улыбаясь, добавил входящий в роль «дон Жуан» и тамада в одном лице.

— А мы здесь все мамы и нам пора к деткам! — ответила, подымаясь с пластикового кресла посерьезневшая блондинка, разглядев затасканных джигитов вблизи.

— Как же таких красивых женщин ваши мужчины отпустили одних отдыхать? Неужели так сильно доверяют? — попытался поддержать разговор молодой джигит, все еще надеясь на «продолжение банкета».

— Девушки, а вы с каких краев? — не к месту вставил фразу круглолицый пожилой мажор, стоявший поодаль.

— Мы из Череповца, — уточнила брюнетка. — И наши мужчины верят нам и отпускают отдыхать на юге одних, хоть и с детьми. Фрукты тоже можете забрать — сами можем позволить купить все, что детям захочется.

Женщины засобирались, накидывая курточки и надевая кофточки, рассовывая мобильники и мелочевку по дамским сумочкам. Оба джигита замерли рядом со столом в нерешительности, не зная, что еще предпринять для соблазнения обаятельных, но несговорчивых дам.

— Извините, девушки, маленькое уточнение. А ваш Череповец случайно не рядом с Вологдой находится? — напоследок спросил любопытный мажор славянской внешности.

— Да, в Вологодской области, у нас даже жителей в городе больше, чем в Вологде и самая большая доменная печь в мире на меткомбинате, приезжайте в гости, — с некоторой ехидцей пополам с гордостью ответила смешливая шатенка.

— Знаю, брату пришлось бывать в ваших краях, 35-ый регион. Рассказывал, что у вас даже не все гаишники взятки берут, как-то ему пришлось в банк добираться на попутках, чтобы заплатить штраф и вернуть обратно документы, пока фура с грузом на посту простаивала, — выложил байку пожилой мажор и окликнул приятелей, — Вазген, Ашот, тут ловить нечего. В прошлом году сняли парочку девах из 35-го региона, потом, пришлось от полиции отмазываться… Лучше, погнали по ночным клубам, Маяк или Малибу, там нормальных любительниц активного отдыха снимем.

Вскоре пестрая мужская компания на микроавтобусе последовала за ночными приключениями с сексуальным подтекстом, а молодые матери отправились в съемный коттедж, домик недалеко от моря, где мирно посапывали шестеро детей и пара в «неравном браке». В кафе на столике сиротливо осталась стоять ваза с нетронутыми фруктами…

— Девочки, я тут к месту вспомнила, как моя мать в конце восьмидесятых годов с подругами на юге в этих местах отдыхали. Среди них одна девушка выделялась яркой внешностью с длинной русой косой и долго оставалась девственницей, для будущего мужа берегла, — поделилась историей золотисто-рыжая женщина с округлыми формами по пути к месту дислокации. — Так вот один армянин, кооператор предложил за одну ночь с ней новую «восьмерку», целое состояние по тем временам, а она дура отказалась… тогда я не поверила.

— Слушай, а твоя мама в молодости случайно не была похожа на эту девственницу? — невзначай уточнила тихим голосом смешливая шатенка.

Только спустя несколько минут на подходе к семейно-коллективному пристанищу, чтобы не разбудить детей верные жены и подруги из 35-го региона вынужденно переключились с непрерывного хохота на прерывистые всхлипывания, с трудом сдерживаясь от заразительного смеха.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0