Купальник

Виктория Сергеевна Сушко. Родилась в г. Тольятти (Самарская обл.) в 1985 г. Культуролог, организатор первого в Самаре книжного арт-фестиваля «Самарская Чита». Состоит в Союзе писателей Москвы с 2014 года.

***

Никто не удивился, когда Сашка сбежал от меня спустя три с половиной месяца бурного романа. Никто, кроме меня. Хотя, что такого? Очередной «еще один», я им счет уже потеряла. И всякий раз – безумная любовь! Вот пишу это, а слезы рекой. А эти не верят – типа, чего рыдать-то, не первый и не последний.

А я всякий раз рыдаю. Три с половиной месяца – обычный срок, дальше никто не выдерживает. А если кто задержится, гоню в шею, я такая, церемониться не стану. На этот раз все было по-другому. Дело к лету, Сашка купил путевки в пансионат «Лесная сказка», это недалеко. Кто-то скажет: «Подумаешь, пансионат! Вот если бы в Анталию или Шарм-эль-Шейх, или Сочи на худой конец». А пансионат - это, знаете, тоже не фигня: двадцать тысяч двести на одного на две недели. И вообще, человек хочет потратить весь свой отпуск на меня! Такого еще со мной не случалось. Я, конечно, разрыдалась. А Сашка смеется. Говорит: не забудь купальник, там речка, будешь плескаться. Ну, я тут же напяливаю свои черненькие стринги – три года назад купила и как новенькие. Обозвал шлюхой, сказал купить что-то более закрытое. Пыталась его убедить, что это всего лишь тело, тем более, для его же глаз. Ни в какую! Конечно, ему бы пялиться на чужие задницы, а своя баба – чтоб в парандже, чтоб никого, кроме него, не интересовала! Я его сразу раскусила.

Звоню Машке, говорю, помоги, блин, че делать-то, надо купальник – чтоб и скромный, и одновременно сексапильный. Чтоб Сашка окончательно в меня влюбился, ну и дело к свадьбе, мне-то уже под тридцатник, вдруг последний шанс! Машка, сволочь, дала совет: иди с ним, вдвоем выбирайте, это заводит, и вообще. На мужиков, типа, не угодишь.

И действительно! Обегали весь город, три дня искали мне три тряпочки на веревочках, ничего не подходит. То мне не нравится, то ему. На третий день я увидела купальник мечты – кружевной, со стразами, сзади вышитая бабочка, ну отпад. Сашка, как увидел меня в нем, выдал: «В таком езжай одна. Лучше уж вообще без купальника». Как это без, я нудистка, что ли, говорю. Нет, типа, купаться вообще не будешь – отрезал. Тут я разозлилась наконец. Плюнула в его сторону и пошла к кассе – на свои деньги покупать. Я купила, говорю, на свои, хочу надену, хочу сниму.

Ну и пошло поехало… «Тебе я важнее или купальник?», «Да ты на себя посмотри», «Я думал, у нас все серьезно, а ты даже в такой мелочи не уступишь». Я разревелась и выдала ему все, что за три месяца накопилось. Прям у кассы. Сашка стоит весь красный, щас лопнет от злости. А кассирша ему: «Может, вам водички?». Он взял у нее стакан, облил меня и ушел. Потом звонил, хотел извиниться, а я еще больше гадостей припомнила. Все, больше не звонил. Я, конечно, в слезы, осознала вину, начала названивать. А он уже другую нашел… И увез ее в пансионат.

До меня потом дошло, что со мной было – всё гормоны. Второй месяц беременности, залетела от него. А он даже не знает. Решила – ну и в баню пошел ты, раз из-за купальника нашел себе другую. Вали в свою Лесную сказку. В общем, я в слезы – и на аборт. А врач говорит, у вас тут загиб, там выгиб, гормоны шалят, тут плохо, там не слава богу. Короче, если сейчас чистим, потом уже вряд ли будет у вас ребенок.

Блин, рыдала я так, как никогда в жизни. А что делать? Посоветовалась со всеми, с подругами, маме даже звонила в область. Все в один голос: как ты одна вытянешь, да у тебя даже декретных не будет, да где ты будешь жить. А я – а фигушки, оставлю. Всегда, если все советуют одно, делаю другое, чтобы ответственность за все нести, а не говорить всю жизнь, типа вы во всем виноваты – насоветовали. И вот только решила это, как звонит моя бабка, у нее в телефоне три номера вбиты – врача-экстрасенса, сантехника и мой. Узнала от матери, что у меня стряслось, и предложила пожить у нее. А сама переехала к своей подруге, вдвоем веселее помирать… А жила моя бабуля в самом центре городе, в такой халупе, где воду сливают на обочину, в туалет бегают через двор с фонариком и все всё знают друг про друга. Жилье под снос! И вот теперь мы тут живем с Арсенией.

Лежит моя Арсения в кроватке, а я пишу дневник, когда она спит. Это мой личный психиатр Асия Аухатовна посоветовала. Мы с ней соседки. От Аськи тоже мужик свалил, козел. Она мне дает сеансы психоанализа, а я ей массаж делаю. У нас бартер. Аська говорит: если тебе что-то нужно, сообщи другим об этом прямо. Попросила – получила, а свои фантазии типа «а вдруг он подумал, что…», засунь в одно место.

Выглянула я решительно в окно, а там наш алкаш Толик чешется, куда-то намылился. Понятно куда: в 10 открывается «Пятерочка», а жажда мучит с 7 утра. Арсении в рот соску, выскакиваю во двор, подлетаю к нему, опять же, решительно: «Толик, мне нужен дневник для психоанализа. Дневник стоит сто рублей, дай, пожалуйста. Я без рефлексии пропаду». Толик как будто сразу понял. «Держи, - говорит. – Лерка, двести», и откланялся. В общем, купили мы с Арсенией ежедневник за прошлый год. На этот оказался в два раза дороже.

Сегодня сидели с психоаналитиком до дворе, в беседке. Асия открыла наливку, я захватила закуску. Арсения дрыхнет за стенкой, над головой звезды – красота! Сашка показал мне, где Большая Медведица. Думал, я дура, что ли. Мне каждый мужик перед тем, как сделать это самое, показывает Большую Медведицу. Может, вот такой был знак для меня: готовься, через 3,5 месяца с этим все кончится. Но теперь уже все равно – у меня есть Арсения. Отчество я ей свое дала – Валерьевна.

Попивает Асия наливку и вещает: «Припомни, Лерка, свои отношения с отцом. В них кроется причина твоего типичного поведения с мужиками». А чего мне вспоминать – папка нас бросил, когда мне было два, я его и не помню. А маме было двадцать, она устраивала личную жизнь – таскала мужиков к нам. Я такого для Арсении не хочу. Мне больше никого не надо, будем с ней вдвоем счастливы. Это я так говорю Аське, а сама реву под наливку, и вот только сейчас поняла, почему вчера ревела. Не зря, значит, веду рефлексивный дневник. Купальник жалко! Год назад его купила и так ни разу не надела. И не надену уже! Ибо личная жизнь моя закончилась.

***

Здравствуй, мой дневничок! Не открывала тебя аж неделю, а тут такое приключилось, кто бы знал! Во-первых, встретила я одного своего бывшего, поплакалась ему, что сижу без работы с седьмого месяца беременности, как с салона попросили, занимаю деньги у Толика-алкоголика. А он на следующий день притащил мне домой массажный стол. Вот, говорит, работай. Я ему предложила взамен массаж бесплатный, ну Вовка расценил это по-своему. Полез ко мне с приставаниями, Арсения вовремя проснулась, заорала с голода, дружок сам сбежал. Очень удобно, оказывается, иметь младенца – никаких случайных связей, просто некогда. А когда с клиентами работаю, малышка молчит, наблюдает или спит. Клиенты повалили! Вселенная обо мне вспомнила. Даже не до Асии теперь – и это к лучшему. Честно говоря, достало уже думать о мужиках и копаться в своих детских воспоминаниях. Просто вот некогда!

Во-вторых, появился у меня очень странный клиент. Прикатил в нашу дыру на белом «мерсе» и в полосатом шелковом халате, тюбетейка, на вид индус, наверное. Скинул халат – вся спина в шрамах, очень таких симметричных. Я прикасаться боюсь, а он: сделай мне посильнее, вложи всю свою душу. Чего только не просил с собой сделать. Заставил попрыгать по лопаткам, чокнутый. Но «мерс» красивый. Аська советует: не упускай такой кадр, вдруг это восточный принц, они, знаешь, какие богачи, не то, что наши гопники из 90-х. А я Арсению грудью кормлю, у меня свои гормоны, ничего больше не нужно. Хоть в монастырь иди.

Так вот, приходит вчера этот принц и говорит: садись в позу лотоса, сейчас я тебя буду учить, надо развивать твои экстрасенсорные способности. Начал заливать про тантрический секс, секретный тайский массаж, еще какие-то восточные штучки. Оформишь, говорит, загран – через месяц едем на какой-то тайский остров, все поймешь. Сказал – и смысля на «мерсе». А я уснуть не могу. Все думаю: а оно мне надо? Жаль, Арсения не разговаривает еще. Она бы мне подсказала.

***

Мой родной дневничок! Я уж думала, потеряла тебя в суматохе. А столько всего нужно написать! Короче, восточный принц среди ночи прикатил, забрал нас с Арсенией из постели – и в аэропорт. Я подумала, может, снится все, и сквозь сон говорю: о, в рай едем, наконец-то. А он меня уже к стойке регистрации подводит и сует загран – без меня все сделал. Подумала: наверное, правда, принц. Только фамилия в паспорте не моя. Ну а на фото баба очень похожа.

Не, собираться-то я начала еще за месяц до того. Аське рассказала про принцево предложение, а она – всему двору. Ну, всем двором нас с Арсенией и собирали. Асия попросила купить в дьюти-фри бейлиз. Рая с седьмой квартиры – шанель номер пять, а ее дочка – швейцарские шоколадки. Толик – какую-то американскую водку. В общем, фиг отдохнешь с этим сбродом.

Всю дорогу Арсения ныла, а в аэропорту устроила настоящий рашн скандал. Вот такая картина: Арсения под мышкой орет, качаю ее, пою колыбельные все какие знаю, регистрация заканчивается, принц тайский тоже орет, на нас. На проходной начали шмонать. Нашли у меня подозрительный предмет – маникюрные ножницы. Я им говорю: это дочкины, безопасные младенческие ножнички, ну как я без них обойдусь? А эта дура с челкой: ничего не знаем, согласно правилам авиакомпании бла-бла-бла… Оставляйте ножницы нам или уматывайте, другими словами. Арсения все ревет, я с ней за компанию… Собираю наши манатки, перекладываю туда-сюда, пытаюсь успокоиться. Индус совсем взбесился, припомнил русский мат и кроет меня на глазах у гламурных авиа-девок. Пытаюсь утихомирить Арсению, сую ей грудь – гламурные в шоке – а она не берет. Может, чует неладное? И не надо никуда ехать? Кстати, а где мой кружевной купальник с бабочкой и стразами?

Регистрация уже закончилась, но мою вымышленную фамилию все повторяют по радио. Индус тянет за юбку куда-то. Пусти, говорю, друг, без купальника никуда не полечу, это мой счастливый талисман, без него хана, или как там по-вашему? Вечная сансара. Сорри и гудбай. Прихватила вещички, вручила ему липовый зарган и отправились мы с Арсенией в дьюти-фри, а потом покатили обратно, только уже на маршрутке… Девчонка там тут же и отрубилась.

Открыли бейлиз, американскую водку, шоколад. Толик сдвинул столы, организовал стол, Арсения продолжала сладко спать, ангелочек мой, в родной колыбельке. Сидим, смотрим, как звезды в соседний двор падают. А лето прошло… В следующее лето Арсения будет гонять по клумбам кур Сан Саныча и вовсю болтать. Надо только чуть-чуть подождать. Асия советует каждую запись в дневнике заканчивать каким-нибудь позитивным выводом, чтобы получилось конструктивно. Вывод будет такой: надо слушать свою интуицию, сама себе плохого не посоветуешь. Самолет-то разбился! Это мы узнали на следующий день. Вот это жесть! Все пассажиры погибли, мы всем двором плакали… Всех ужасно жалко, но и радостно, что мы живы… Под вымышленным именем меня бы даже не нашли. Канула бы я в неизвестность со всеми своими сувенирами. Да что я пишу! Арсения жива и здорова! И скоро я ей расскажу эту историю. А спас нас мой купальник.

***

Милый мой дневничок! Что-то мне совсем лень тебя вести. Не хватает меня надолго ни для чего. Ну о чем писать? Арсения, конечно, растет, но та-а-ак медленно, изо дня в день это ж незаметно. Вот ей полтора года, она важно занимается своими игрушками и попутно наблюдает, как я обрабатываю очередного клиента. Запоминает приемы. По нашему городку пошел слух, что я типа изучала в Тайланде древний массаж непосредственно у местных гуру и ведаю секретными техниками. Ну я подумала, зачем людей разубеждать, раз такой бесплатный пиар – заработаю лишнюю тыщу, куплю Арсении горшок с музыкой. Или самокат.

А купальник свой волшебный я надела вчера, наконец. И произошло чудо! Сентябрь, жара, у меня день рождения – тридцать лет! Устроила себе выходной, никаких клиентов, накупила еды и свалила с Арсенией на пляж – последние жаркие денечки. Пляж весь в листьях, в воздухе осень, а вода теплая. Арсения бежит в воду, я ее на плед возвращаю и хохочем обе. Думаю, вот счастье, чего еще надо. Купальник в самый раз – будто не рожала. И вот в этом ощущении счастья оборачиваюсь и вижу, пялится на меня мужик. Стоит какой-то блаженный, не шевелится. А ведь это Санек. Думаю, купальник мой он тогда запомнил и сейчас издали узнал. Арсения его копия – такая блондиночка, с ямочками на щеках. Только щетины нет. Но она на него не смотрит, носится вокруг меня, бесится. Смотрю на него и думаю, сказать, нет? Или просто мысль промелькнула… Зачем говорить? Если есть глаза на лице, то и так все ясно. И Санек глазами как бы спрашивает: «Моя?». А я только улыбаюсь как Мона Лиза и Арсению ловлю. Краем глаза вижу: Сашка делает шаг в нашу сторону, время как будто замирает. «Сашечка» - окликает его какая-то баба, и он весь сжимается как сморчок, жалко так пожимает плечами, а та все не унимается: «Сашечка, куда же ты пропал, я сейчас оденусь и уйду». Сплевывает и, сгорбившись, чешет к бабе своей. Ну и чудесно, думаю я.

И тут Арсения впервые говорит:

- Мама, я птичка! - раскидывает по ветру руки и летит…







Сообщение (*):

16.11.2017

Антон

Отличный рассказ, так держать, Вика!



Комментарии 1 - 1 из 1