Когда зацветают вишни

Виктория Татур.

— Вы любите Ташкент?

— Очень странный вопрос от незнакомца в автобусе.

— А что я должен был спросить?

— Например: «Выхожу ли я на следующей остановке»?

— А Вы выходите?

— Нет, мне дальше.

— Зачем же я буду выходить, если Вы остаетесь? Так Вы любите Ташкент?

— Почему Вы спрашиваете?

— И все-таки ответьте.

— Допустим, люблю.

— А знаете, что я заметил? Люди могут сказать: я не люблю Ленинград, в нем слишком серо и сыро; я не люблю Горький, там глухо и однообразно; я не люблю Норильск, там холодно и по полгода не бывает солнца. Но про Ташкент я ничего подобного не слышал. Сколько я ни спрашивал, все как один отвечают: «Я люблю Ташкент».

— Легко могу в это поверить.

— Это потому, что Вы тоже его любите. А вот почему? Почему Вы его любите?

— Не знаю, мне здесь хорошо.

— Только и всего?

— Нет, не только. Он какой-то особенный, теплый и, пожалуй, в нем все-таки действительно хорошо.

— А я думаю, потому что Ташкент проникает в самое сердце. Согласитесь, это особенный город, добрый. Вы замечали, как улыбаются узбеки? Вот все говорят про американскую улыбку. А она у них натянутая, как маска. Потому что так нужно, это своеобразная визитная карточка страны. А узбеки улыбаются искренне. Согласен, взгляд у них с хитрецой. И может быть, они задумали Вас обвесить на рынке и этому улыбаются. Но обвесив, они с удовольствием Вам еще и «поход» дадут в виде лишних трехсот граммов орехов, или черешни, или что Вы там еще у них покупаете.

— Правда. Вот Вы сейчас сказали, а мне захотелось дотронуться до своего сердца. Я почувствовала, как в нем живет этот город. Да-да, в самом сердце.

— И вам здесь не просто хорошо! Хорошо ведь может быть где угодно, да хоть бы и в Париже или в Пскове. А Ташкент — это город, где время идет неспешно и в тоже время оно насыщено красками, эмоциями. Здесь все как-то просто. Вот даже заговорить с незнакомым человеком совсем просто. И ты знаешь заранее, что он не отмахнется от тебя, не обдаст ледяным взглядом, а обязательно ответит. Здесь как-то душевно.

— Очень душевно, даже уютно. Я чувствую, что здесь мой дом. Все мое. То есть я хотела сказать, родное. И, хотя я выросла в России среди густых хвойных лесов, бесконечных полей ромашек и одуванчиков, но именно раскаленный асфальт, белое палящее солнце, голубые туи почему-то мне дороги. И все это я люблю бесконечно.

— А я только что, в эту самую минуту, полюбил этот город еще больше!

— Но разве так бывает, чтобы раз — и еще больше?

— Бывает. Потому что в моем любимом городе живет любимая девушка.

— Вам повезло.

— Вам тоже.

— Мне? Отчего же?

— Оттого, что я полюбил Вас вместе с Ташкентом. И Вы тоже любите Ташкент. Вам осталось только полюбить меня.

— Вы шутник.

— Это не шутка.

— Тогда Вы сумасшедший.

— Влюбленные все сумасшедшие. Ведь это ненормально, когда твое сердце бьется в два раза быстрее, учащается пульс и от внезапно свалившегося ощущения счастья хочется совершить какой-нибудь отчаянный поступок, глупый в глазах окружающих.

— И что же Вам хочется сделать сейчас?

— Мне? Мне хочется взять Вас на руки и закружить.

— Действительно, глупо.

— Это потому, что Вы пока в меня не влюблены.

— Можно подумать, Вы в меня влюблены.

— Конечно, я все сильнее хочу Вас покружить.

— Вы смешной.

— Смешной или смешон? Это важно.

— Смешной и забавный.

— Вот видите, я уже начинаю Вам нравиться.

— Не так быстро, Вы слишком торопитесь.

— А сколько Вам нужно времени?

— Хм… Думаю, месяц.

— Месяц?! А в Вашем месяце, пока Вы будете в меня влюбляться, тридцать или тридцать один день?

— Для ровного счета пусть будет тридцать.

— Что ж, за эти тридцать дней я совершу ровно тридцать глупостей, точнее отчаянных поступков ради Вас и для Вас.

— Не забывайте, что пять дней в неделю я работаю. Мне будет некогда разделять с Вами ваши глупости.

— Вы оставляете мне только выходные? По два в неделю, итого восемь дней? Вы только что украли у меня двадцать два дня.

— Ну вот, теперь Вы называете меня воровкой.

— Скорее коварной.

— После того, как Вы узнали, что я такая коварная, Вы все еще любите меня?

— Еще сильней. Вы очень красивы.

— Вы меня смущаете.

— Но, если бы я сказал, что в ваших глазах отражается небо и такого прекрасного неба я еще никогда не видел, Вы смутились бы еще больше и, наверняка, сочли бы меня ловеласом.

— Пожалуй.

— Поэтому я просто говорю, что Вы красивы.

— Вы забыли добавить очень.

— Теперь Вы уже флиртуете со мной. Это хороший знак.

— Кажется, мы говорили о Ташкенте.

— Но теперь Ташкент для меня, это Вы.

— Я для Вас просто город?

— Нет, Вы не просто город. Вы его запах, его тепло, его цветущие вишни, его развалы арбузов и дынь, его необъятные чинары.

— А кто же тогда для меня Вы?

— А я для Вас те улицы, на которых Вы пока не бывали. Вы их еще не знаете, но обязательно полюбите, как и все, что Вы любите в этом городе.

— Не слишком ли самоуверенно?

— А разве Ташкент не такой? Он самоуверенный, и от этого может позволить себе быть разным. Летом он безжалостно палит вас раскаленным солнцем даже в тени. Но в тоже время он готов подарить прохладу ледяных горных рек и угостить самыми сочными фруктами. Осенью он мягкий, теплый, но может заставить вас загрустить или ударить в нос затхлым запахом застоявшейся в арыках воды. Зимой он неожиданно может одарить вас пушистым снегом и привозными мандаринами. Или обернется оголенными деревьями и засыхающими кустами роз, такими жалкими, беззащитными в это время. Но вы все равно будете любить его бесконечно и преданно.

— А весной? Какой Ташкент весной?

— Я встретил Вас весной, когда зацветают вишни. И весна в этом городе прекрасна. О ней не нужно говорить, ею можно только наслаждаться, вдыхать, чувствовать, писать маслом или акварелью.

— Вы художник?

— Я мечтал им стать.

— И что помешало?

— А Вы все больше мной интересуетесь!

— Ни сколечки. Я спрашиваю из вежливости.

— Вы упрямая.

— Скорее, осторожная.

— На мой взгляд, девушка должна быть легкомысленной.

— Возможно. До определенного возраста.

— И, когда наступает этот определенный возраст?

— Не знаю, когда осознаешь, что нужно становиться серьезнее.

— Для чего?

— Чтобы не остаться в одиночестве.

— Вы боитесь одиночества?

— Так же, как и Вы.

— С чего Вы взяли, что я одинок?

— А разве нет?

-…

— Вот и моя остановка. Мне пора выходить! Всего доброго.

— Не думаю, что это совпадение. Но это и моя остановка тоже.

— Вы не верите в совпадения?

— Я верю в судьбу.

— И куда же Вы направляетесь?

— Уже никуда. Я решил, что иду с Вами.

— Но я иду к подруге, а Вы не приглашены к ней.

— Тогда я буду ждать Вас у ее подъезда столько, сколько потребуется. Хоть тысячу световых лет.

— Не думаю, что так надолго задержусь.

— Я провожу Вас. А может быть, Вы передумаете и пойдете со мной? И я покажу улицы, где Вы никогда не были. Уверен, Вы будете очарованы.

— И все-таки я не могу. Меня ждут.

— Если Вы сейчас вот так уйдете, я почувствую, как мгновенно отцветут вишни.

— Не расстраивайтесь, они зацветут вновь.

— Но без Вас это будут пустоцветы.

— Уверенна, Вы преувеличиваете. Вот мы и пришли.

— В этом доме живет ваша подруга?

— Да.

— В третьем подъезде?

— Да, это третий подъезд.

— А на каком этаже?

— На четвертом. Вы же не собираетесь залезать к нам через балкон? Это очень опасно.

— Подождите, ее не Катя зовут?

— Теперь Вы заинтересовались моей подругой? Да, ее зовут Катя. Только она замужем.

— Конечно замужем! А ее муж, мой хороший друг Гарик.

— Невероятно. Вы тоже ехали к ним в гости?

— Подождите. Я только сейчас все понял! Они пригласили Вас и меня, чтобы нас познакомить. А мы ничего об этом не знали. Теперь Вы понимаете, что это самая настоящая судьба?!

— И нам они ничего не сказали, чтобы не смущать. Ну просто самые настоящие свахи!

— А Вы знаете, что самое интересное? Там в автобусе, когда я увидел Вас, то подумал, что не поеду к друзьям. Я был уверен, что не должен Вас потерять из виду. И потом, я бы не смог поддерживать дружеский разговор, все время думал бы о Вас.

— Получается, Ваше решение было напрасным. Мы бы все равно встретились.

— Да, но мне повезло встретить Вас раньше.

— Вот как?

— Потому что в гостях я бы Вам совершенно не понравился.

— Отчего же?

— Думаю, я бы жутко смущался, либо строил из себя неестественно крутого парня.

— А какой же Вы на самом деле?

— Вы вправду хотите узнать?

— Хочу.

— Чтобы узнать мужчину, женщине достаточно услышать, как он произносит ее имя.

— Меня зовут Маргарита, или просто Рита.

— Нет, не просто. Дайте-ка я попробую Ваше имя на язык. Ри-та…по вкусу напоминает спелый виноград.

— Интересное сравнение. А как же зовут Вас?

— Мое имя Роман.

— Так-так-так, сейчас попробуем. Ро-ман…я слышу аромат кексов с сахарной пудрой.

— Наверное, мы с Вами ужасно проголодались. Предлагаю куда-нибудь пойти пообедать.

— А как же Катя с Гариком? Ведь они нас ждут.

— Но мы уже познакомились! Можно я Вас все-таки покружу?

— Думаю, на голодный желудок делать этого не стоит.

— Прекрасно! Тогда мы идем обедать. Прошу, вот Вам моя рука.

— А как же сердце?

— Мое сердце уже давно Ваше.

— …

— У Вас очень красивая улыбка.

— А теперь Вы непременно скажете о моих глазах.

— Нет, я спрошу, что Вы больше любите: плов или лагман?

— Неожиданно! Я люблю плов, с нутом, изюмом и барбарисом.

— А Вы знаете, что такой плов узбеки готовят на свадьбы?

— Я ни на что не намекала.

— Зато я говорю прямо. Тогда идемте в чайхану, а потом отправимся гулять по улицам, где зацветают вишни.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0