Сила воображения

Елена Суханова.

Набежавшая тучка закрыла солнце. За окном автомобиля проносились чахлые деревья. В магнитоле что-то уныло и не по-нашему пел неизвестный исполнитель.

— Вот скажи, зачем нам туда ехать? — вновь начала Таня.

Андрей скривился. Вздохнул.

— Ну чего ты вздыхаешь? Чего кривишься? — Таня стала заводиться. — Ты своего друга тысячу лет не видел, а теперь мы к нему на свадьбу, видите ли, едем. Знаю я, всё из-за Светки твоей.

Андрей шумно выдохнул, но промолчал.

Он действительно довольно давно не ездил в родной посёлок. С тех пор, как родители переехали вслед за сыном в город, вроде и незачем. Но друзей-то Андрей из виду не терял. Танюха бы и не устраивала истерик. Она сама жаловалась, что они никуда вместе не выходят и никаких знакомств не заводят. Скучно. Да только вот пару месяцев назад из небытия вдруг вынырнула Света. Прежнее сильное увлечение. Возможно даже любовь. Настойчиво постучалась в «Контакт», пригласила в друзья. На что бдительная Танюха отреагировала мгновенно. Скандал угомонился лишь через несколько недель. А потом последовало приглашение на свадьбу. И тут снова забурлило, закипело. Скорей всего, и масляного повода для подлития в огонь нет никакого. Светка может и не живёт уже в посёлке. Она в своё время тоже мечтала в город перебраться. В другой. Побольше. Андрею так и не удалось ничего разузнать. Но вполне возможно, что Светке приглашение на свадьбу не поступило. Однако Танюха ничего слышать не желает, брызжет слюной и в объяснения не вникает. Насочиняет себе вечно чего-то. Тёмный лес у неё в голове. Тёмный и непроходимый.

— Скучаешь по ней? — после непродолжительного молчания, деланно-спокойным тоном поинтересовалась Таня.

— Мы уже обсуждали это, — сдерживаясь, ответил Андрей.

— Обсуждали! Как же…

Теперь за окном пробегали домики небольшой деревушки. Синие, зелёные. Бревенчатые и каменные. С низкими дырявыми заборами, и с глухими высокими. С резными наличниками и с пластиковыми окнами. Возле одного домишки паслась коза, рядом с другим гулял выводок гусей.

— Зачем ты меня вообще с собой взял? — выдержав значительную паузу, поинтересовалась Таня. — Мешать ведь вам буду. Вы уж, наверное, договорились обо всём.

Андрей ударил по тормозам — дорогу перебегала стайка детей — и прошипел сквозь зубы:

— Ни о чём я ни с кем не договаривался.

— А чего ты сердишься? Я не права, по-твоему? На дорогу вон смотри.

Беседа, к счастью, увяла. Динамики негромко выдавали: «Ты чё такая дерзкая, а?» Таня уставилась в окно.

«Ну да, — размышляла она, — стоит, наверное, помолчать. А то разойдёмся сейчас, раскричимся. Я ему скажу, что не хочу уже ни на какую свадьбу и прямо сейчас готова выйти из машины. А он ответит, что я его задолбала. Я, понятное дело, совсем разозлюсь. Скажу: ну, разумеется, вот и вали к своей Светке, я же тебя задолбала. А он скажет, что ни к кому валить не собирается. И никогда не собирался. А Светки вообще на свадьбе не будет. И ещё заявит, что я ему весь мозг выела. А что делать? Нет, я думаю, что Светка, скорее всего, приедет. Сижу тут… Они же, ясен пень, обо всём сговорились. Не зря он переписку с телефона всегда удаляет. Я ему, естественно, обо всём этом скажу. И о том, что Светка неминуемо приедет, и про переписку. А он взбеленится, заорёт, что у меня паранойя и что переписку он удаляет, потому что я свой нос в его телефон сую. А чего бы мне его не совать? Если человеку скрывать нечего, то он и не станет бояться и переписку удалять. Андрюха в ответ, конечно, заявит, что человек должен иметь личное пространство. А я скажу, что никакого пространства ему не будет. И тут обстановка совсем накалится. И мы так орать друг на друга начнём! И зачем мне, в самом деле, свадьба эта чёртова? Даже туфли хорошие не надеть. Он хоть и говорит, что у них там асфальт везде. И платье… зачем там хорошее платье?»

Перед опущенным шлагбаумом у железнодорожного переезда стояли три машины. Чёрный Андреевский “Opel” оказался четвёртым. Где-то вдалеке гудел поезд. Андрей высунул локоть в раскрытое окно, запрокинул голову, закрыл глаза и почему-то опять вздохнул.

Таня бросила на него беглый взгляд: «Ещё бы! Сейчас он мне скажет, что смогу я надеть своё платье. И туфли тоже. Скажет, что мы не в глухомань едем. Посёлок-то огромный. Город почти. Есть там асфальт. Да, может, и есть. Кто его знает? А вот после этого он гаденько так проговорит: “Не шляйся по кустам главное.” Ах, так!? Он мне всё ту историю припоминает. И ржёт вечно. Ну приспичило в туалет. Им-то, мужикам, просто. Подумаешь, ободралась немножко. Всякое в жизни случается. Да хватит ржать!»

Таня резко повернулась, схватила с заднего сиденья свою сумочку, вышла из машины и громко хлопнула дверью. Андрей опешил, а жизненная спутница уверенно направилась вдоль дороги вперёд.

— Тань, ты чего?

Но она не обернулась.

Андрей несколько мгновений провожал стройную фигурку одуревшим взглядом. Потом открыл дверцу, поставил ногу на асфальт. Но передумал. Певец с многолетней репутацией заливался в приёмнике: «Я люблю тебя до слёз!»

Таня прошла мимо тройки автолидеров, пересекла железнодорожные пути и упругой походкой продолжила отмерять метры. Параллельно она соображала, что же дальше делать. Вскоре спиной загремел поезд.

«А, если по-хорошему, чего я взъелась? — под шум колёс продолжала размышлять беглянка. — Ну написала ему Светка, ну обменялись парой дежурных фраз. Ничего криминального. Она далеко. Живёт он со мной. Мне же тогда приятно показалось с Костиком разговаривать, когда он позвонил. Через столько-то лет. А ведь расстались плохо. И не бегу я к нему теперь. Даже мысли не возникает…Всё-таки в словах о личном пространстве есть рациональное зерно. Всем оно нужно. Иногда…»

Поезд всё шумел и шумел. Таня шла по обочине, вспоминая разговор с Костей, и улыбалась. Через минуту грохот стал отдаляться. Движение машин однако ещё не началось. Таня дошла до развилки и, не задумываясь, повернула направо. Теперь ноги в мягких босоножках шлёпали по траве.

«Да, честное слово, чего я? Съездим на свадьбу, повеселимся. Платье купила, а надеть некуда. Ну выцарапаю я, если придётся, Светке пару глаз. А, может, мы вообще познакомимся, да напьёмся вместе. Из-за чего только я истерику закатила? Хотя нет. Не напьёмся. Но и Андрей не виноват…»

Рядом притормозила машина. Из окна высунулась незнакомая бородатая рожа:

— Девушка, вас подвезти?

Таня остановилась. Вперилась взглядом в рыжую шевелюру и заинтересованные серые глаза. Затем огляделась. Точно, она ведь уже не сидит в “Опеле”.

— Нет.

И пошла дальше. Незнакомый автомобиль двинулся следом.

— Девушка, зачем ноги стаптывать? Давайте познакомимся.

Таня принялась копаться в памяти, выискивая достойную фразу для ответа. Мимолётом ругнула себя за побег из машины в незнакомом месте, где до ближайшего жилья ещё топать и топать. Тут же вспомнила о деревеньке, которую они с Андреем миновали не так давно, и обернулась, раздумывая, не направиться ли в другую сторону. Тут солнечный луч отразился от гладкой чёрной поверхности. Раздался визг тормозов. Чуть дальше на обочину съехал знакомый “Opel”. А за рулём Андрюха, такой родной!

Таня подбежала к машине, рванула дверцу, плюхнулась на пассажирское сиденье, и перевела дух. Деревья за окнами полетели стремительно. Где-то вдалеке дымила труба цементного завода. Динамики выдавали: «О, боже! Какой мужчина!».

— Можно спросить, — осторожно начал Андрей, — почему ты вышла?

— Ну мы же с тобой поругались, — ответила Таня, будто объясняя элементарные вещи.

— Вот как? — прозвучало ещё более осторожно.

— Хорошо, — собеседница кивнула, — я с тобой поругалась. А чего ты? Обиделась и ушла.

Она полезла в сумочку, достала шоколадку и надорвала упаковку.

— А сейчас? — аккуратно продолжал расспрашивать Андрей.

— А сейчас мы с тобой помирились, — Таня заметила в зеркале заднего вида, что незнакомый автомобиль свернул на просёлочную дорогу, отвела взгляд и откусила кусочек шоколадки.

— Ага?

— Ну то есть я с тобой помирилась. Чего непонятного?

— Да всё понятно, — Андрей помолчал, пока “Opel” обгонял грузовик, затем продолжил, — последний вопрос остался. Мы с тобой после примирения что решили? На свадьбу едем, или домой возвращаемся? Я просто, чтоб быть в курсе, интересуюсь.

— Да едем уж, — Таня уставилась на свои ногти, — подарок купили…







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0