Звездные сны

Рената Вотинова. 17 лет. Ученица МАОУ СОШ № 64 г. Томска.

1 глава

Когда мне исполнилось 13 лет, мои родители неожиданно решили переехать в другую страну. А затем снова в другую. Сначала мы переехали в Японию. Было ли мне тяжело? Безусловно. Меня спасла только школа для таких же иностранцев, как и я. Обучали нас на английском языке. И поэтому мой английский даже улучшился! На японском языке я знал только основные фразы: «Здравствуйте». «Спасибо». «До свидания». И в принципе, мне этого хватало. Родителям же было намного проще. Им не приходилось работать. Они то и дело наслаждались жизнью. Вы спросите, почему они не работали? На что мы жили? Ответ до безобразия прост. Моя бабушка погибла, когда мне было 10 лет. Погибла она в великой войне с раком.

— Она держалась, как настоящий воин, — сказал мне когда-то дедушка.

Дедушка отказался от большей части наследства, доставшегося от бабушки. Он сказал, что он уже стар и ему ничего не нужно. Поэтому родители продали бабушкину большую дачу, взяли еще денег из наследства. И мы уехали.

В моей родной стране у меня было много друзей. Я был самым общительным ребенком в нашем небольшом городе. Но в Японии все изменилось. Я резко замкнулся. Японцы мне показались не очень-то общительными людьми. Да и как я мог с ними общаться, не зная языка и культуры? Вот именно, никак. Что касается моих одноклассников в школе для иностранцев, те тоже не отличались особым дружелюбием.

Прожили мы в Японии всего лишь пять лет, и эти пять лет, поверьте мне, были для меня мучением. Но, слава Богу, родителям надоело там жить. И мы переехали в какой-то маленький городок. Сырой, малоизвестный, с холодным климатом. И я даже подумать не мог, каких прекрасных людей я там повстречаю...

Вы спросите, зачем этот парень нам все это рассказывает? Простите, нет, я не буду вам рассказывать о своих каких-то открытиях или о жизни в разных странах, сравнивать их как-то. Нет, не буду. Я поведаю вам лишь об одном. Я расскажу вам историю своей первой любви, которая закончилась, даже не успев начаться.

Меня зовут Айзек Адамсон, мне 17 лет, и вот эта история.

* * *

— Айзек! — восхищенно воскликнула моя мать, «колдуя» над плитой. Когда она открыла крышку, то по кухне сразу разнесся приятный аромат и мой живот заурчал низким басом. Я слишком был голоден.

— Да, мам? — невозмутимо откликнулся я.

— Папа нашел работу, — сказал мой отец, заходя в помещение.

— Зачем? — я снова подал голос. Я действительно недоумевал, зачем им надо было это — трудиться. Я думал, что у нас достаточно денег.

— Мы решили обосноваться в этом городке. И поэтому я решил работать, чтобы у нас было больше денег, — мой отец присел за стол напротив меня.

— Мы здесь всего лишь неделю, а вам уже нравится этот город? — я вопросительно вскинул бровь.

— А тебе разве не нравится здесь? — мама поставила передо мной и отцом по тарелке с лазаньей. Мы сразу же поблагодарили ее и, словно голодные волки, накинулись на лазанью. Приятное ощущение тепла сразу же заполнило мой организм.

— Я еще не знаю, — я покачал головой, не отрываясь от наивкуснейшей лазаньи мамы. Она тоже села за стол с тарелкой, обеспокоенно посмотрев на меня.

— Мне кажется, тебе нужно найти друзей в этом городе. Ты совсем замкнулся в Японии. И нас это очень беспокоит, — мягким голосом проговорила моя мама, и теперь отец тоже поднял на меня свой взгляд.

— Хорошо, — учтиво кивнул я, и все принялись за трапезу.

Ночь наступила довольно быстро. Я пожелал родителям доброй ночи и отправился в свою спальню. Уже там я завалился на кровать, глядя в потолок. Мои мысли заполнил предстоящий день в новой школе. Я не знал, чего ожидать, и даже волновался. К моему удивлению, я не заметил, как быстро заснул.

И мне снился очень странный сон. Звезды вырисовывали причудливые очертания в ночном небе. Они гасли и загорались с невообразимой скоростью. Сейчас звезды напоминали мне гирлянду на новогодней елке. Они так же мерцали, но все же составляли единую картину, которую я даже не могу описать...

* * *

Проснулся я от ужасного звука будильника. Как же я ненавидел утро и будильник вместе с ним. Для меня самым ужасным и противным звуком в мире был именно этот звук. Кто вообще придумал так рано просыпаться в школу. Неужели ее нельзя начинать в обед?

Я нащупал выпуклую кнопку на будильнике и с чувством утолённой жажды мщения надавил на неё. Будильник обиженно хрюкнул и замолчал. Но он не мог долго обижаться и уже через секунду продолжил мирно и ТАКтично ТИКать. Когда мои бедные уши перестали страдать от убийственного звона, я положил ладонь на свои еще закрытые глаза, пытаясь прогнать сон. И все попытки были тщетны. Мне так хотелось остаться на весь день в кровати. Но, увы, так почему-то нельзя поступать в подростковом возрасте и мне нужно срочно вставать. Поэтому, преодолев себя, я приоткрыл один глаз и подскочил с кровати, словно ошпаренный. А всё потому, что я понял только в последний момент, что опаздываю.

Недолго думая я направился прямиком в ванную комнату.

— Ладно, на душ уже времени нет, — проговорил я сам себе, попутно умываясь ледяной водой, что, кстати, очень бодрило. Через несколько мгновений я закрутил кран и вытер лицо мягким белым полотенцем. И помчался обратно в свою комнату, где, открыв шкаф, взял первое, что попалось под руку. Без лишних раздумий я начал одеваться и вскоре уже был одет. Но, взглянув на себя в зеркало, я заметил, что надел футболку изнаночной стороной наверх. Ругнувшись, я переоделся и помчался на первый этаж нашего дома. Мама попыталась всунуть мне завтрак, но я пронесся мимо нее, словно ураган, помахав рукой на прощание.

На улице мне в легкие, обжигая их, ударил холодный городской воздух. Я вдохнул поглубже, чтобы ощутить все ароматы, витающие в нем. Воздух был чист, он был свеж. Я всю жизнь мечтал о чистом воздухе в месте, в котором я живу. И, похоже, моя мечта сбылась. Все-таки родители были в чем-то правы. Мне уже начинает нравиться этот город.

Вдруг передо мной промчался школьный автобус. И зачем я задумался о чистом воздухе!

— Ох, черт, первый день в школе, а я уже умудрился опоздать, — все, что я мог сказать в этот момент..

2 глава

До школы я в прямом смысле добежал. Пот стекал с моих взъерошенных волос на лицо, дыхание сбилось, и на школьном крыльце я остановился, опершись на собственные колени, пытаясь перевести дыхание. Я заглатывал холодный воздух так сильно, что у меня даже заболело горло. Совершенно неожиданно начался сильный дождь, и я поторопился забежать в школу, так и не успев отдышаться.

Конечно же, я опоздал. И не на пять минут, а на целых десять! Боже, как же мне было стыдно в этот момент! Я даже не знал, в какой кабинет идти. И, к моему счастью, меня окликнул чей-то мужской голос:

— Мистер Адамсон?

Я обернулся на источник звука и увидел темнокожего мужчину, который вопросительно вскинул бровь. На его вопрос я лишь кротко кивнул.

— Прекрасно, — он улыбнулся, оскалив свои белоснежные зубы. — Я — Адам Гилберт. Директор этой школы.

Директор подошел ко мне и протянул мне свою руку:

— Мы Вас ждали. Он взглядом указал на свою ладонь, чтобы я пожал ее. И я сделал этот. Ладонь моя вспотела от волнения и стыда. Я не ожидал, что сразу же наткнусь на директора.

— Простите за опоздание. Я пропустил автобус.

— Ничего страшного, Айзек, — он снова одарил меня улыбкой.

Мистер Гилберт производил впечатление дружелюбного и доброго человека.

— А теперь пойдем, я провожу тебя до кабинета.

Он повернулся, словно солдат на службе, и направился вперед. Я же последовал за ним.

Было неловко из-за того, что директор так общителен и добр ко мне, а я молчу как рыба, сгорая внутри от стыда. Поэтому всю дорогу до кабинета я смотрел на его спину. И за весь этот путь мистер Гилберт повернулся ко мне один раз, и тогда я сумел поймать его взгляд. И знаете, что я могу сказать о нем? Он достаточно солидный мужчина, знает свою работу, добр и общителен. Также он пытается казаться весельчаком, но, поверьте мне, это вовсе не так. Мистера Гилберта выдали его чересчур печальные глаза.

Я всегда судил о людях по их глазам, всегда смотрел в них. Нет, я не пялился. Я ненавидел смущать людей и нарушать их личное пространство. Я просто ловил их взгляды. Вообще, по глазам людей можно многое сказать. Только попробуйте, и сами поймете. Пока я размышлял о своем, мы с мистером Гилбертом успели дойти до кабинета. Ничего не сказав, он распахнул дверь, широко улыбаясь ученикам и учительнице. Он начал говорить, в тоже время пропуская меня вперед. Естественно, я зашел в помещение. И отчего-то я вообще не стеснялся. Видимо, хуже, чем прежде, уже не будет.

— Итак, ребята, этот молодой человек будет учиться с вами. Представьтесь, мистер Адамсон, — он обратился ко мне, окинув всех учеников взглядом. И их заинтересованные взгляды были направлены на меня. Недолго думая я подал голос:

— Всем привет. Меня зовут Айзек Адамсон.

Учительница что-то сказала, и тогда я смог сесть за свободную парту. А в это время мистер Гилберт что-то говорил моей новой учительнице.

Справа я услышал чей-то шепот, обращенный ко мне. Повернувшись, я увидел худощавого юношу в очках и с волосами цвета вороньего пера.

— Я Джейми, — прозвучало из его уст, на что я слегка улыбнулся и с той же улыбкой ответил ему:

— А я Айзек.

— Я знаю, — прошептал тот.

Вдруг нас прервал строгий голос директора.

— Мальчики! — мистер Гилберт устремил свой взгляд на нас. И меня с Джейми словно молнией ударило. Мы сразу же приняли вид прилежных учеников и сели правильно.

А после этого он попрощался со всеми нами и покинул кабинет. И знаете, мы с моим новым другом просидели так весь урок. Все-таки мистер Гилберт очень повлиял на нас...

Перемена настала очень быстро. Так быстро, что я не успел толком устать. Видимо, на это повлияло две вещи: я опоздал, и это был всего лишь первый урок.

Со звонком все очень лениво поднялись со своих мест. И, конечно же, ко мне сразу подошел Джейми.

— На уроке у нас никак не получилось нормально познакомиться, — сказал этот черноволосый парень.

— Да, мистер Гилберт поставил нас на место, — с улыбкой ответил я, попутно выходя из кабинета вместе со всеми. Джейми же рассмеялся над моей «шуткой». Что было очень странно. Никто никогда не смеялся над моими шутками. Да и сейчас я вовсе не шутил.

Перестав смеяться, мой новый друг снова заговорил, точнее, задал мне вопрос:

— А где ты жил прежде? У нас просто одна школа на весь город, и ты явно не мог жить здесь.

— Я жил в Японии.

— Ты жил в другой стране?! — он развел руками, открыв рот от удивления. Его тон сразу же сменился, и теперь он говорил более возбужденно. И было заметно, как глаза Джейми округлились и с восхищением загорелись. Меня даже в какой-то степени напугала такая бешеная энергия, которая исходила от него в данный момент.

А знаете, что было дальше? Дальше я встретил ее. Это был поистине волшебный момент. И если вы когда-нибудь влюблялись, то поймете меня. Ее белоснежные волосы словно сияли среди других. Я просто не мог ее не заметить среди обычных людей. Она так лучезарно улыбалась своей подруге, прижимая к себе стопку учебников, что я не мог оторвать от нее взгляда. Я в прямом смысле пялился на нее, забыв о том, что не в моих правилах смущать людей пристальным разглядыванием и этим нарушать их личное пространство. Но, похоже, в тот момент мне было плевать на это. Что же касается Джейми, то я его просто не слышал. Или просто не хотел слышать. Знаете, он и все люди вокруг стали словно помехами на экране телевизора. Весь шум и гам словно убавили свою громкость с помощью пульта от телевизора. И я видел и слышал только ее. Очень странно сравнивать жизнь и людей с телевизором. Но это действительно было так. В какой-то момент улыбка сошла с ее лица и наши взгляды пересеклись. Она нахмурилась, будто испугалась или разозлилась. Я не мог этого понять. Она не отрывала от меня своего взгляда, как и я от нее. И, хвала Небесам, Джейми толкнул меня в плечо. Мир сразу же вернулся на свое место, я стал все слышать и видеть отчетливо. Но она ускользнула от меня.

— Ты меня вообще слушаешь?

Я перевел взгляд на своего нового друга.

— Ага, да, конечно, — немного растерянно ответил я, и Джейми скептически посмотрел на меня.

И вот я снова был вовлечен с ним в разговор, еще даже совсем не осознавая, как эта девушка перевернет мою жизнь...

3 глава

С того дня, как я встретил ту девушку, прошло дня три. Больше я ее не встречал. И, клянусь, я ждал ее, я искал ее глазами на каждой перемене. Но все было тщетно.

Я уже даже начал волноваться за нее. Вдруг с ней что-то произошло? Черт, как же ужасно переживать за человека, которого совершенно не знаешь.

Сейчас же я находился в гостях у Джейми. За последние дни мы очень сдружились и он всячески пытался меня отвлечь, что у него плохо получалось. Вообще, я вел себя как идиот и поступал со своим новым другом просто ужасно. Когда он спрашивал меня, о чем я думаю и как себя чувствую, я отмахивался. И этим самым, похоже, обижал его. Но ничего я не мог с собой поделать. Я не хотел рассказывать ему о том, что влюблен в девушку, не зная даже ее имени. Я чувствовал себя безумно виноватым перед Джейми. Все-таки я ужасный друг.

— Ну, нет! — воскликнул Джейми, отбросив джойстик и приняв крайне трагичный вид. Он приложил руку ко лбу и упал на мягкий пуфик.

— Актер из тебя так себе, — впервые за три дня рассмеялся я, ибо у Джейми был крайне забавный вид.

— А ты читер. И читер из тебя хороший! — он резко подскочил и принял уже сидячую позу.

— Ох, прекрасно! Как же ты догадался? — Джейми поправил очки, еле сдерживаясь, чтобы не засмеяться. К его сожалению, у него этого не вышло, и мы засмеялись с ним в унисон. Все же Джейми удалось меня отвлечь на мгновение.

Веселье наше продолжалось недолго, ибо в комнату зашла мама Джейми. Она с улыбкой посмотрела на нас, и в уголках ее глаз появились морщинки.

— Мальчики, вы не хотите прогуляться? Вы так долго сидите дома, — обратилась она к нам.

— Да, конечно, мам, — Джейми резко поменялся в лице и сжал кулаки. Я сразу же почувствовал что-то неладное. Он перевел свой взгляд на меня, и я уловил мгновенно мелькнувшее раздражение.

— Пойдем, Айзек, — он поднялся с пуфика и лишь кивнул, я последовал его примеру.

— До свидания, — я попрощался с мамой своего друга, и мы направились вниз. На первом этаже я увидел высокого мужчину и поздоровался с ним. Я не знал еще многого о своем друге и подумал, что, может, это его отец. Поэтому когда мы уже были на улице, я задал вопрос Джейми:

— Это твой отец?

— Нет, — резко отрезал мой друг.

— А кто это тогда был? — мы шли по мокрому от дождя тротуару.

— Неважно, — он опустил голову, и я тяжело вздохнул. Я уже успел понять, что эта тема неприятна ему, но все же мне хотелось помочь ему. И я решил сказать то, что, как мне казалось, никогда никому не скажу:

— Ладно. Я не очень хорошо вел себя с тобой со дня нашего знакомства. Если ты думаешь, что я не доверяю тебе, ты ошибаешься. Мне понравилась одна девушка. И она не выходит из моей головы. Поэтому я даже не знаю, что и сказать.

Я сделал небольшую паузу.

— Черт, мое откровение в голове звучало лучше, а на деле получилось так глупо.

Между нами повисла тишина, которую вскоре прервал сам Джейми:

— У меня нет отца, Айзек. Этот мужчина в моем доме... Мама хочет за него замуж, хочет, чтобы он стал моим отцом. Но отношения у меня с ним не складываются. Он обманывает ее. Я точно в этом уверен.

Я остановился, призывая Джейми сделать тоже самое.

— Может, не все так плохо? Твоя мама вроде хорошая женщина. Может, он и правда любит ее?

— Ты многого не знаешь, Айзек.

— Ты прав, не знаю, — снова нависла давящая на нас тишина.

— Я бы сейчас кабана съел. Я так голоден! — неожиданно Джейми выдал вслух свои мысли.

— Тогда давай пойдем в какое-нибудь кафе и наедимся от души!

Я подумал, что это очень хорошее решение. Там мне удастся хоть немного поднять своему другу настроение.

— Да, хорошая идея. Здесь как раз недалеко. Одно кафе на весь город.

И мы направились в это самое кафе.

Дошли мы до него очень быстро. Джейми не ошибся, когда сказал, что кафе находится недалеко.

Заведение не было большим, но было уютным. В этом городе все люди, похоже, знали друг друга. Потому что официантка поздоровалась с Джейми по имени и даже познакомилась со мной. Но я не запомнил ее имени. Мне оно и не нужно.

Заказали мы много чего и просидели в кафе до самого вечера. Провели мы время очень весело. Удивительно, как у Джейми быстро поменялось настроение. Может, он хотел казаться веселым лишь для меня, а в душе страдал. Надеюсь, это не так.

— Да-а-а, Витто — самый лучший персонаж игр! — довольно протянул Джейми.

— Ты прав. И игра тоже неплоха.

— Ладно, Айзек, уже скоро начнет темнеть. Наверное, пора расходиться.

— Ты снова прав.

Официантка принесла нам счет, и мы разделили его пополам. На выходе из кафе мы попрощались и разошлись в разные стороны. Правда, долго одному побыть мне не удалось.

— Эй, парень! — я услышал приятный женский голос и обернулся. — Это же ты смотрел на меня в школе.

Она — та самая девушка— сравнялась со мной.

— Прости, я случайно, — виновато произнес я.

— Прощу, если проводишь меня.

Меня поразила ее уверенность, и я согласился ее проводить. Все-таки как хорошо, что я тогда смотрел на нее не отрываясь.

— Я Клер, кстати.

— А я Айзек.

После такого короткого знакомства мы направились в сторону ее дома. Хоть нам и было совсем не по пути, я сделал вид, что мне надо в ту же сторону, что и ей, чтобы уже она не почувствовала себя виноватой. Хотя это же мои извинения. Возможно, я так поступил, потому что переволновался.

На полпути я заметил, что Клер поежилась от холода. И мне стало так жаль, что я забыл свою кожаную куртку у Джейми дома.

— Прости, у меня нет никакой куртки. Видимо, я джентльмен из меня никакой.

— Мне так не повезло оказаться в этот вечер в компании с не джентльменом! — она звонко рассмеялась, уйдя чуть вперед, повернувшись ко мне лицом и уже идя спиной вперед.

— Прости, — я улыбнулся. — В следующий раз я обязательно возьму с собой две куртки!

— Точно? Тогда в следующий раз я пойду точно по этой же улице, чтобы встретить тебя.

Она сделала паузу, и улыбка не сходила с ее лица.

— Ладно, — Клер остановилась, — можешь дальше не идти.

Из-за такого заявления я резко остановился.

— Мне осталось недалеко. Не хочу, чтобы мой брат потом задавал мне лишние вопросы. Он любит все контролировать.

— У тебя есть брат?

— Да, Джексон. Он уже в выпускном классе.

— Тогда хорошо.

Я уже было дело хотел попрощаться с ней, но она не дала мне этого сделать.

— Слушай, я бы хотела еще раз встретиться с тобой. Завтра обещают очень теплую погоду и мой брат устраивает в честь этого вечеринку. Хорошая погода здесь большая редкость. Я бы хотела, чтобы ты пришел.

— Н-на вечеринку? — я немного растерялся. Я никогда не посещал подобные мероприятия.

— Она самая, Айзек. Я буду рада видеть тебя.

— Тогда я приду.

— Хорошо. До завтра.

Она развернулась, собираясь уйти, и уже сделала несколько шагов, но я ее окликнул.

— Можно со мной придет Джейми?

— Конечно. Я знала твоего друга когда-то.

Она снова тепло улыбнулась и пошла дальше. И вот что мне показалось странным: Клер и Джейми знают друг друга...

4 глава

— Джейми! — воскликнул я, завидев своего друга в школьном коридоре.

— Привет, Айзек, — он отошел от своего шкафчика.

— У меня есть для тебя просто невозможно крутая новость!

Я похлопал Джейми по плечу и начал свою речь:

— Сегодня мы идем на мега-крутую вечеринку!

— Серьезно?! — было заметно, как Джейми удивился.

— Вполне.

— Это точно мега-крутая новость! Я еще никогда не был на вечеринках.

— Я тоже впервые иду на вечеринку, — меня улыбнуло от вида счастливого Джейми.

— Мальчики, вы чего такие счастливые? — мы обернулись на голос директора.

— Добрый день, мистер Гилберт, — мы проговорили хором.

— Добрый-добрый. Редкость увидеть счастливых учеников в школе, — он широко улыбнулся, показывая свои белоснежные зубы.

— Просто у моего друга сбылась сегодня мечта! — сказал я, закинув свою руку на плечо стоявшего рядом Джейми.

— Это же прекрасно. Поздравляю, Джейми, — но затем директор прищурил глаза и принял крайне серьезный вид, — Надеюсь, это законно?

Мы впали в ступор и не знали, что ответить. Вообще всякие вечеринки подростков законны? А если мы сейчас скажем, то сорвем всем вечеринку? Но, к нашему с Джейми счастью, директор рассмеялся, и мы нервно засмеялись ему в ответ, не веря, что все это было шуткой.

— Не опоздайте на урок, ребята.

— Хорошо, мистер Гилберт, — кивнул я, и директор поспешил удалиться от нас.

— Ладно, осталось дожить до вечера, — обратился я к своему другу.

— До мега-крутого вечера, — поправил меня Джейми.

— Ага, или нас съест на контрольной миссис Симпсон.

— Ох, черт, еще и контрольная. Я совсем забыл про нее.

Я заметил, что это немного расстроило Джейми. Но я-то знал, что окончательно настроение ему ничто и никто не испортит.

Весь оставшийся день мы с Джейми провели в предвкушении вечеринки у Клер. Точнее, это была вечеринка ее брата, но не суть, ведь нас пригласила Клер. Хотя я думаю, что мы просто затеряемся в толпе.

После школы мы с Джейми разбежались по домам. Естественно, когда я пришел домой, я не стал есть. Во-первых, я не успевал. Мне нужно было хорошо одеться для Клер. А во-вторых, никого не было дома и никто не заставлял меня садиться за стол.

До вечеринки оставалось где-то часа три. Уже два часа я подбирал одежду, словно девчонка. Сняв очередной костюм и оставшись в шортах, я услышал звонок в дверь. Я по инерции сразу же направился вниз, не обратив внимания на свой внешний вид. Распахнув дверь, на пороге я увидел Джейми в синей рубашке, верхние пуговицы которой были расстегнуты. А свои черные, как смоль, волосы он растрепал и залил лаком.

— Айзек, ты до сих пор не собрался?! — он влетел в мой дом, и я захлопнул за ним дверь. — Даже я, чертов ботаник-геймер, собрался быстрее тебя, — возмущался и ворчалДжейми, поднимаясь наверх.

— Моя комната направо.

Мой уже лучший друг зашел в комнату и уселся на кровать.

— Давай быстрее собирайся. Мы же опоздаем!

— У нас до вечеринки еще три часа, — я развел руками и усмехнулся.

— Два часа и сорок пять минут! — Джейми снова возмутился.

— Ладно-ладно, — я хохотнул. — Тогда помоги мне подобрать одежду, чтобы покорить сердце девушки моей мечты!

— Она ведь недавно тебе только нравилась, а теперь девушка мечты? — Джейми скептически посмотрел на меня. И так смотреть мог только он.

— Ладно, не думай об этом. Давай лучше выбирать одежду.

Первое, что я надел, были брюки и белая футболка. Джейми сразу состроил недовольную гримасу.

— Ага, в этой одежде она сама лично выгонит тебя из дома.

Следующее, что я взял, это были джинсы, белая майка и сверху клетчатая красная рубашка.

— Вот! — Джейми подскочил. — Вот это подойдет! Теперь пойдем скорее.

— У нас еще много времени, Джейми. Предлагаю поесть и посмотреть Netflix.

— Мне нравится эта идея, — заключил мой друг.

Мы взяли на кухне чипсы с газировкой и уселись на белый диван в гостиной. Затем мы включили телевизор и переключили на канал Netflix.

— Слушай, а ты адрес-то узнал? — неожиданно спросил Джейми.

— Точно! — я ударил кулаком по подлокотнику дивана. — Какой же я дурак! Я ведь даже не знаю, куда нам идти. Я совершенно забыл спросить!

Мой друг сразу же напрягся.

— А у кого она вообще проходит?

— У Джексона из выпускного класса.

— Ты серьезно?! Когда ты успел завести такие знакомства? Ты вроде здесь не так давно.

Я, было дело, хотел ответить, но нас прервал хлопок входной двери. Мама положила ключи в прихожей на тумбочку и прошла в гостиную.

— Мальчики, вы куда так красиво оделись? — она улыбнулась, взглянув на нас.

Джейми неожиданно заговорил:

— Мы на вечерин...

Я пихнул своего друга локтем в бок и сам заговорил:

— Мы идем на вечеринку в честь дня рождения кузена Джейми. Его кузену десять лет. Джейми туда пригласили, а он решил меня за компанию взять. Сегодня же такая прекрасная погода! А вечеринка будет проходить у них во дворе.

— Это же замечательно, мальчики. И, Джейми, у тебя есть кузен?

— Да, у меня есть кузен, миссис Адамсон, — Джейми сделал небольшую паузу, а затем продолжил: — Айзек, мне кажется, нам пора идти.

— Да, мы уже опаздываем.

Мы подскочили с дивана и направились к выходу.

— Пока, мам. Люблю тебя!

— И я тебя, сынок.

Я закрыл за нами дверь, и мы оказались на улице. Солнце светило ярко, и на улице было очень тепло. Это очень радовало. Ведь такая погода здесь редкость, и я попал на эту редкостную погоду.

Дома Клер и ее брата мы достигли быстро. Из него лилась очень громкая музыка, и везде сверкал свет. Людей на вечеринке уже было много. Это было понятно по многочисленным счастливым возгласам. Мы открыли калитку и зашли во двор. Я уже хотел подняться на крыльцо, но меня остановила рука Джейми:

— Слушай, как думаешь, там будет Мария?

— Мария? — я удивился, я никогда еще не слышал ни про одну Марию в школе. И почему она так беспокоила моего друга, тоже не понятно.

— Ты думаешь, у тебя одного есть девушка мечты? — он усмехнулся. — Но странно, ты же не первый день в нашей школе и ни разу не слышал о ней.

— Она какая-та популярная девушка школы?

— Вроде того.

— Послушай, популярные, крутые люди школы обычно никчемны. И не стоят трудов. Особенно такие девушки. А если она не замечает такого парня, как ты, то она точно глупая.

— Но ты ведь крутой и не никчемен от этого.

— Нет, Джейми, — я свел брови к переносице. — Я не крутой. И ты не крутой. Мы обычные парни, и это круто!

Я улыбнулся ему:

— А теперь пойдем. Если Мария здесь, добейся ее.

— А она здесь.

Я поднялся на несколько ступенек.

— Откуда ты знаешь?

— Крутые девчонки никогда не пропускают вечеринок.

И мы шагнули в шумный дом. Внутри царил некий мрак, который разбавлялся вспышками света, каждый раз меняющего свою расцветку. Голова начала кружиться от духоты, а уши вообще заложило. И такие мероприятия нравятся людям? Возможно, я неправильный человек, но мне не доставляет удовольствия такая обстановка. Так, и я здесь только ради Клер. Я искал ее взглядом среди толпы, и это оказалось делом не из легких, потому что я нигде ее не видел.

Как вдруг я поднял свой взгляд на лестницу, которая вела на второй этаж. То ли мне показалось, то ли нет, но на лестнице стояла Клер. Она махала мне рукой и что-то с улыбкой кричала. Увы, я не слышал, что она там говорила, и поэтому, пробившись через толпу, я дошел до нее. Она снова, что-то сказала все с той же улыбкой, а я все так же не слышал ее. Неожиданно Клер взяла меня за руку и повела на второй этаж. Там мы поднялись на чердак и выбрались на крышу.

Уже немного прохладный воздух ударил в легкие, приводя меня в чувство.

— Привет, — теперь я смог расслышать, что она говорит.

— Привет, Клер.

Она мягко улыбнулась, когда я заговорил.

— Тебе полегчало?

— Да, спасибо.

— Я знала, что тебе станет легче на улице.

Клер присела на холодную черепицу, согнув ноги в коленях, и я последовал ее примеру. Внизу играла громкая музыка, был слышен смех людей и какие-то возгласы.

— Им, похоже, очень весело, — заметил я.

— Ага, — безразлично откликнулась Клер, глядя на людей внизу. — Странное веселье. Моему брату нравится так отдыхать.

— А тебе нет? — я вопросительно вскинул бровь.

— Мне — нет, Айзек, — она покачала головой. — Я бы предпочла что-нибудь более спокойное.

«Честно, я бы тоже предпочел более спокойный отдых», — подумал я, но не озвучил свои мысли вслух, и мы замолчали. Конечно же, идеальной тишины не настало, ее прерывали люди и музыка внизу.

— Знаешь, Айзек. Эти звезды,.. — она подняла свой взгляд к небесам и вскинула вверх руку, проведя ею в воздухе, словно гладила это звездное небо, хоть звезд еще было мало, так как сейчас еще не ночь, а лишь поздний вечер, — эти звезды словно мчатся в хороводе. Им, вероятно, веселее и лучше, чем нам.

Я тоже устремил свой взгляд на небо, но никакого хоровода я вообще не видел. Видимо, Клер просто нравится видеть что-то красивое и необыкновенное в совершенно обычных вещах.

— Я не вижу никакого хоровода. По-моему, это просто обычное небо.

Я покачал головой, и Клер встала, протягивая мне руку.

— Тогда ты должен это почувствовать, — она выжидающе смотрела на меня, и я встал перед ней. Только сейчас я заметил, что я на голову выше нее. Я не знал, что она хотела от меня в этот момент, но она развеяла мое незнание, взяв меня за руку. Клер обвила мою шею руками, и я вздрогнул от того, какие у нее холодные руки. Я положил свои руки ей на талию, и мы задвигались в медленном танце. Я зарылся носом в ее белые, как снег, волосы. Они пахли кофе, и это безумно одурманивало.

Нам не мешала громкая музыка, веселые крики людей, которые были очень счастливы. Но я был счастливее их всех. И я на мгновение даже почувствовал, как танцуют эти звезды...

— Ты говорила, что звезды танцуют в хороводе, а не так, — я усмехнулся, а она улыбнулась.

— Но ты почувствовал? — прошептала Клер.

— Да, — также тихо, как и она, сказал я. Как вдруг мы услышали крики внизу и музыка затихла. Мы моментально оторвались друг от друга и подбежали к краю крыши. Внизу на, заднем дворе, где находился бассейн, двое каких-то парней орали и надвигались на одного парня. Клер сразу же затрясло, и она приложила руку ко рту.

— Это мой брат! Это Джексон! Айзек, я должна пойти и помочь ему, — она, было дело, хотела сорваться с места и побежать к своему брату, но я схватил ее за руку чуть выше локтя.

— Я помогу ему. Оставайся здесь, Клер.

Она кивнула мне, и я видел, что она вот-вот разрыдается. Впервые во мне проснулся герой. Я побежал на улицу, пересекая чердак, второй этаж, первый этаж. Мне было немного страшно. Я не хотел быть избитым, но если бы я не пошел, то пошла бы Клер. А мне не хотелось, чтобы она пострадала.

Я быстро оказался на заднем дворе. Таким же быстрым шагом я подошел со спины к одному из парней и резко толкнул его. Удивленный парень, явно обделенный большим умом и имеющий только мускулы, повернулся ко мне.

— Чего вам надо от него?! — эту фразу я буквально выкрикнул. Все ошарашенно уставились на меня. И брат Клер, и этот парень, и все гости. Я даже почувствовал на себе взгляд Джейми.

— Заткнись, щенок, — рявкнул этот парень.

— Отвечай! — я не успокаивался и снова толкнул его.

— Тебе нужен ответ?! — он максимально приблизился ко мне одним рывком и поиграл желваками. Он указал рукой на брата Клер-Джексона:

— Он поцеловал мою сестру! — парень плюнул в ноги Джексона, и тут я выпалил.

— А твою сестру случайно не Мария зовут?

— Да, Мария Аккельтон.

— Понятно, — я усмехнулся. — Я уверен, это она его поцеловала.

Джексону, наверное, еще и противно стало. И тут этот парень ударил кулаком мне по носу, разбив его. Лицо пронзила резкая и жгучая боль. Ее даже можно было назвать звонкой. Именно звонкой. Она стучала у меня в лице, и ее было невозможно заглушить. С места сразу же сорвался Джейми и дал этому парню кулаком по лицу. Я не видел точно куда, ибо в этот момент я отшатнулся, пытаясь прийти в себя. Я провел рукой по подбородку и увидел, что кровь дошла уже до него. И моя белая майка тоже уже была запачкана ею, поэтому, ничего не боясь, я стер своей одеждой кровь с лица. И прикосновения отдались новой волной боли.

Джексон тоже не стоял на месте и накинулся на второго парня. Как вдруг я услышал, как Джейми закричал. Я поднял свой затуманенный от боли взгляд на своего друга, и от той картины, что передо мной предстала, у меня прошла вся боль. Я словно забыл о ней. Видимо, это все из-за всплеска адреналина в моей крови. Джейми сидел на коленях и держался за глаза. Я совсем забыл, что он был в очках. Видимо, этот парень разбил ему очки. Джейми сидел и содрогался, не отрывая рук от глаз. Меня словно молнией прошибло, я резко подскочил и побежал на того парня. Я несся так сильно, что столкнул его в бассейн и упал вместе с ним. Мы упали с такой силой, что этот парень ударился головой о дно бассейна, а я был над ним.

Мы вспылили также быстро, как и упали. Я сразу же дал кулаком ему по носу, при этом сказав:

— Никто не смеет поднимать руку на моего лучшего друга! — этот парень схватился одной рукой за нос, а другой за голову.

— Вы на голову больные! — он вылез из бассейна. — Мария, Донни, пойдемте отсюда! — И наконец-то я увидел эту Марию. Это была блондинка в коротком платье и на очень высоких каблуках. Лица я, к сожалению, не разглядел, и оно не нужно мне было.

Я тоже довольно быстро вылез из бассейна и подбежал к своему другу. Я убрал его руку от одного из глаз и увидел на его лице кровь и осколки, застрявшие в коже вокруг глаз. Я даже представить не мог, какую боль он сейчас испытывал.

— Джейми... Джейми, послушай меня, я отвезу тебя в больницу, и все будет хорошо. Понял? — он ничего не ответил мне, он лишь всхлипывал и постанывал от боли.

И к нам подошел Джексон.

— Я... — начал тот, но я его прервал.

— Если хочешь отблагодарить — вызови скорую.

— Да-да, конечно, — брат Клер убежал вызывать скорую.

Через пятнадцать минут подъехала бригада скорой помощи. Благо, городок маленький, и ехали они недолго. Работники скорой помощи погрузили Джейми в машину. И вот я и мой друг покинули нашу первую вечеринку под звук сирены скорой помощи...

5 глава

— Да, мам, все нормально. Не переживай. Я не могу оставить Джейми, понимаешь? Все, хорошо, пока, мам, спи, — сказал я, закончив телефонный разговор со своей мамой. Я находился в больнице около пяти часов, и уже успела настать глубокая ночь, но мне было все равно, я не мог оставить своего лучшего друга.

В коридоре больницы ужасно пахло медикаментами, был яркий свет — намного ярче того, что был на вечеринке — и звуки медицинских аппаратов. Со мной рядом сидела мать Джейми и, как я понимаю, будущий отчим моего друга.

Мама его никак не могла перестать плакать, ее сотрясало от рыданий. Так что в коридоре, помимо медицинских аппаратов, были слышны всхлипы бедной женщины. Врач нам сказал, что Джейми может лишиться левого глаза навсегда, и это ее окончательно добило. Я даже начал жалеть, что мы вообще пошли на эту вечеринку. Но я не жалел об одном: на той вечеринке я танцевал с Клер под звёздным небом.

В ожидании результатов я решил проверить социальные сети, чтобы хоть как-то отвлечься. И я зря это сделал. Потому что мне на глаза сразу же попался видеоролик, который яро все обсуждали. Я включил его, и это оказалось видео нашей драки на вечеринке у Джексона. Я моментально выключил его, заблокировав телефон, чтобы мать Джексона ни в коем случае не услышала и не увидела, как ее сыну разбили очки. От волнения я постучал пальцами по подлокотнику диванчика, и мать моего лучшего друга перевела на меня свои красные от слез глаза.

— Что такое, Айзек? — дрожащим голосом спросила она, я хотел ей ответить, но вышедший доктор не дал мне этого сделать. Он пригласил нас в палату к Джейми, и мы поднялись с диванчика. Подойдя ко входу в палату, доктор остановил меня:

— Только родственники.

— Он наш сын. Его зовут Айзек Волтер, он брат Джейми, — проговорила мать Джейми, и я кивнул.

— Извините, — врач отступил, пропуская меня, и я зашел вместе со всеми.

Когда мы оказались в палате, то увидели Джейми лежащим на больничной койке. Глаза его были закрыты, а вокруг них наложены швы. У него точно останутся шрамы. Выглядел он ужасно, и я чувствовал вину за то, что с ним произошло. Ведь он кинулся защищать меня.

Его мать сразу же подскочила к его постели, обняв сына. Он сделал вид, что рад ее видеть, даже улыбнулся, но я-то знал, что он бы не хотел видеть ее и этого мужчину. Хоть глаза его были и закрыты, он понимал в тот момент, кто находился в палате.

— Мы чудом спасли его левый глаз. Сейчас ему нельзя сильно напрягать зрение. То есть никакого чтения, компьютера, телефона и все в этом роде, — заключил доктор. — Но уже скоро он может отправиться домой. Вам, наверное, нужно побыть со своим сыном наедине. Я позже к вам зайду, — мужчина учтиво кивнул нам головой и покинул палату.

— Мам, — тихо обратился Джейми. — Можно мне побыть с Айзеком наедине?

— Но..., — бедная женщина недоумевала.

— Да, конечно, — сказал будущий отчим. — Пойдем, милая, — она посмотрела еще раз на своего сына в надежде, что он позволит ей остаться, но этого не случилось. И она удалилась со своим любимым.

— Я думал, ты после этой вечеринки вернешься пиратом, — я попытался ободрить своего друга и подошел к его койке.

— Это была самая крутая первая вечеринка, — Джейми с трудом приоткрыл глаза, взглянув на меня, и рассмеялся. А потом закашлял и схватился за ребра, снова закрыв глаза.

— Ага, учитывая тот факт, что теперь мы звезды интернета.

— Что ты имеешь в виду? — он свел брови к переносице, что также далось ему с трудом.

— Кто-то снимал всю драку на камеру, — а затем я задал вполне ожидаемый вопрос. — Ты как?

— Ну, я не лишился не единого глаза! Поэтому лучше быть не может.

— Больше не кидайся защищать меня. По крайней мере, в очках.

— Ты не знаешь, как там Мария?

— Джейми, не начинай...

— Скажи мне, Айзек! Я вообще не понимаю, почему ты ринулся защищать его. Он ведь сам виноват. Он поцеловал Марию.

— Послушай! — я был готов взорваться, что такая особа, как Мария, засела в душе у моего лучшего друга. — Она сама поцеловала его, и это факт! А он судя по всему отверг ее, вот твоя хорошенькая Мария и обиделась!

— Айзек, не говори так! — он резко раскрыл глаза. — Зачем ты вообще помог ему?!

— Потому что я знаю таких девушек, как Мария! И знаю таких парней, как Джексон. И это очевидно, кто здесь виноват, — я попытался умерить свой пыл.

— А если бы так поступили с девушкой твоей мечты?! — это фраза была последней каплей.

— С ней бы не поступили так! — выкрикнул я и выскочил из палаты Джейми. Я был зол, чертовски зол. Это некое сравнение с Марией меня вывело из себя.

Мама Джейми ошарашенно посмотрела на меня и прокричала мое имя мне вслед. Но я не обратил на нее внимания. Я продолжал быстрым шагом идти прямиком к выходу.

Уже возле выхода я скинул с себя белый халат на пол и выскочил на улицу. Я начал жадно глотать кусачий, холодный воздух. Мне так хотелось сейчас закричать, но я держался из последних сил.

— Ты ведь Айзек, верно? — из-за угла неожиданно вышел Джексон.

— А ты чего здесь забыл? — сухо спросил я.

— Я пришел поблагодарить тебя. Брат Марии и Донни вдвоем точно бы убили меня.

— Это ты должен поблагодарить моего сумасшедшего друга, который чуть не лишился глаза.

— Но ты первый пришел ко мне на помощь.

— Любой бы поступил на моем месте также.

— Нет, не любой, — он покачал головой. — Они все снимали на свои телефоны и продолжили бы просто снимать. Никто бы не помог мне.

— Я решил помочь тебе, потому что я знаю таких девушек, как Мария, и знаю таких парней, как ты. Я не стал говорить, что бросился защищать его ради его сестры. Я вообще не хотел, чтобы он знал, что я знаком с его сестрой. И уж тем более, что влюблен в нее.

— Она и правда впилась в мои губы. Понимаешь, я не такой. У меня должны быть чувства к человеку. Я оттолкнул ее, а она побежала жаловаться своему брату. И конечно же, выставила меня в не лучшем свете.

— Отлично. Моему другу очень повезло влюбиться в такую девушку, — недовольно сказал я, чувствуя, что злость снова закипает во мне.

— В нее можно влюбиться только из-за милой мордашки.

— Слушай, если ты хочешь отблагодарить меня, то ты должен мне в кое-чем помочь.

— В чем же?

— Спустить Марию Аккельтон с небес на землю.

— Я с радостью. Ее давно уже пора поставить на место. Но как, Айзек?

— Еще придумаем, Джексон, придумаем.

— Дай свой номер, нам надо как-нибудь связаться завтра.

— Я сам подойду завтра к твоему дому, и мы все обсудим.

— Хорошо, Айзек. Я буду ждать.

— Все, а теперь я уже хочу поскорее домой. Сегодня произошло слишком много событий.

— Тебя подвезти?

— Нет, не надо. Я лучше прогуляюсь. Мне нужно побыть одному.

— Тогда до завтра, Айзек.

— До завтра, — я развернулся и пошел в противоположную от Джексона сторону. Впервые за долгое время мне удалось побыть в полном одиночестве. И, что я заметил: моя жизнь кардинально изменилась после переезда в этот город. События росли в геометрической прогрессии. У меня появился лучший друг, я влюбился, сходил на свою первую вечеринку и даже успел в первый раз подраться. Моя жизнь стала более насыщенной. И я был счастлив. Даже несмотря на то, что мы с Джейми поругались. Всю оставшуюся дорогу я провел в погружении в собственные мысли. Я и не заметил, как дошел до дома, и не знал, сколько прошло времени.

Я открыл калитку и зашел в наш небольшой дворик. Затем поднялся на крыльцо, дернул ручку двери, но она оказалась закрытой. Я аккуратно постучал в дверь, и на втором этаже загорелся свет. Затем я услышал топот, а потом топот босых ног по полу, и мне открыли дверь. Передо мной предстали крайне обеспокоенные родители.

— Что ж, вечеринка у кузена Джейми удалась, — тихо пролепетал я и зашел в дом.

— У тебя на футболке кровь! А что с твоим носом, Айзек! — ко мне подскочила мама.

— Не беспокойся. Ничего страшного.

— Айзек, что случилось? — серьезным тоном спросил меня мой отец.

— Пап, — начал я, — я ввязался в драку, чтобы защитить очень хорошего человека. И мне разбили нос. В больнице мне уже оказали помощь, когда я отвез туда Джейми. Обещаю, больше такого не повторится.

— Больше никаких вечеринок у всяких кузенов, Айзек Адамсон! — сказала моя мать.

— А теперь можно мне пойти спать? Я так устал.

— Сейчас же! — вскрикнула моя мать. И я быстро побежал по лестнице в свою комнату.

В комнате я сразу же захлопнул за собой дверь и тяжело вздохнул. Единственное, чего мне сейчас хотелось, так это поскорее лечь спать. И я не стал себя мучить. Не снимая одежды, я упал на кровать, и, как только моя голова коснулась подушки, я моментально провалился в Царство Морфея.

* * *

Утром меня разбудили лучики солнца, которые нагло пробивались сквозь плотно закрытые шторы. Я кое-как открыл глаза, и ко мне вернулась та ужасная боль в носу, которая вчера чудесным образом исчезла. К тому же к ней еще прибавилась головная боль. Я медленно поднялся с кровати и, посмотрев на часы, понял, что опоздал в школу и идти уже нет смысла. Да и не хотелось.

Я снял с себя свою клетчатую рубашку и скинул ее на пол. Как вдруг по дому раздался сильный стук в дверь. И этот стук отдался новой волной боли в моей голове. Я потер затылок и начал спускаться на первый этаж. В дверь снова постучали, и я скривился от боли.

— Хватит! — выкрикнул я и рывком открыл дверь. За дверью же оказался Джексон.

— Я тебя не разбудил?

— Нет, — я сделал небольшую паузу, а затем продолжил, — проходи.

Я отступил, дав пройти Джексону. Когда мой новый знакомый зашел, я закрыл за ним дверь. Брат Клер, ничего не спрашивая, прошел в гостиную, и я направился вслед за ним.

— Ты чего так рано? — спросил я, когда тот уже уселся на диван.

— Друг мой, уже подходит время обеда.

— Стой, подожди, — у меня возник еще один вопрос. — Как ты вообще узнал, где я живу?

— У меня свои источники, Айзек. И сейчас это не главное.

Как это не главное? Человек с легкостью может узнать, где находится мой дом, а он говорит, что это не главное. Будто это вообще не важно.

— Сейчас главное одно: сегодня утром я встретился с лучшей подругой Марии. И поговорил с ней.

— И? — я вопросительно вскинул бровь.

— И я узнал, что Мария мечтает быть моей девушкой.

— И ты хочешь использовать себя в плане по опусканию Марии Аккельтон с небес на землю? — я, кажется, начинал понимать, что имеет ввиду Джексон.

— Да. И мой план очень жесток. И если...

Я не дал ему договорить и перебил его:

— Никаких если. Мой лучший друг чуть не лишился из-за нее глаза, мне разбили нос, а тебя вообще могли избить двое сильных парней. И виновница всему — она! Ты не первая ее жертва и уж точно не последняя. Нужно уже прекращать это. Выкладывай свой план.

— Я даже не знаю, как и сказать...

— Говори как есть.

— Я могу начать встречаться с какой-нибудь девушкой из нашей школы. С какой-нибудь вообще незаметной. С эдакой серой мышкой.

— И от Марии уйдет хотя бы на время ее былая популярность, — закончил я его мысль.

— Да, все же мне повезло быть самым популярным парнем в школе.

И в этот момент у меня промелькнула мысль о том, что Джексон крутой парень школы, но не ничтожен. Он хороший человек, и это очень странно для таких людей. Хоть и радует .

— Слушай, я все хотел спросить. А с кем ты живешь? — мне почему-то захотелось побольше узнать о его семье. Ведь он непосредственно связан с Клер.

— Пока что с тетей. Отец уехал на год в Лондон по работе. Но и она уехала на неделю в горы.

Мне показался странным тот факт, что он не упомянул о Клер, хотя, возможно, он просто не хотел, чтобы я знал о его сестре.

— Так-с, а теперь нам нужно выбрать мне девушку.

— Я займусь этим завтра. У тебя ведь есть машина?

— Есть.

— Ты должен будешь подвезти обязательно ту девушку до школы, чтобы все видели.

— Это естественно. Иначе ничего не получится.

— Я найду какую-нибудь девушку, и ты должен будешь сблизиться с ней за неделю.

— Легко.

— Хотя постой! — я чуть на месте не подскочил. — Это будет плохо. Мы собираемся использовать обычную, ни в чем неповинную девушку. Мы поступаем не лучше Марии.

— Ты прав, друг. Но тогда, что нам делать? — Джексон принял задумчивый вид.

— Нам нужно просто попросить ее подыграть нам. Любой девушке будет на руку стать лучше Марии.

— А вот эта идея мне нравится, — брат Клер поднялся с дивана. — Теперь я могу идти. Мне самое главное было договориться насчет Марии.

— Давай, у меня своих дел полно, — мы с Джексоном попрощались, и он ушел.

Остаток дня прошел довольно спокойно, и я был наедине со своими мыслями. Единственное, что меня беспокоило, это головная боль и боль в носу. Ну, а еще я, конечно же, переживал за Клер и за Джейми.

Всю ночь я очень беспокойно спал и поэтому утром встал раздраженным. Я очень быстро собрался в школу и спустился вниз. Там меня встретила мама.

— Доброе утро, сынок.

— Доброе, мам.

— С тобой все хорошо? — она подошла ко мне и потрогала мой лоб своей теплой ладонью. — Вроде температуры нет. Но ты так бледен.

— Мам, все в порядке. Я просто не выспался, — попытался я успокоить ее.

— Может, ты останешься дома? — предложение мамы показалось мне заманчивым. Но все же мне пришлось отказаться. Во-первых, я должен был найти девушку для Джексона. Во-вторых, меня сейчас раздражала каждая мелочь, а срываться на близких мне вовсе не хотелось, и поэтому лучше всего пойти в школу.

— Нет, мам, я лучше пойду.

— Если тебе станет плохо, то я заберу тебя из школы.

— Хорошо, мам, — я выдавил из себя подобие улыбки. А затем я покинул дом и тут же почувствовал пережитые когда-то мгновения — дежавю. Прямо передо мной пронесся школьный автобус. Опять. Также, как и в мой первый день в школе.

— Ох, снова придется бежать, — сказал я сам себе, тяжело вздохнув. Как вдруг я услышал, как мне кто-то посигналил. Я обернулся и увидел, что передо мной остановилась красная, начищенная до блеска машина.

— Эй, друг, подвезти? — это оказался Джексон. И я решил согласиться. Это было лучше, чем бежать до школы.

— Конечно. А — то я такими темпами стану олимпийским спортсменом, — брат Клер звонко засмеялся, и я сел к нему в машину. Он сразу же вдавил педаль в пол, и мы рванули.

— Что ж, с сегодняшнего дня наш план приходит в действие.

— Поправочка, — начал я, подняв палец кверху, словно сделав какое-открытие. — Сегодня только подготовка.

— Да, ты должен хорошо поработать сегодня.

— Кстати, — Джексон обратился ко мне, — ты говорил, что попросишь какую-нибудь девушку подыграть нам. Ты не боишься, что она расскажет все Марии? — он кинул на меня мимолетный взгляд.

— Это лучше, чем кого-то использовать.

— Знаешь, Айзек, — машина остановилась, и я завидел школу. А Джексон посмотрел на меня, — ты даже плохие поступки совершаешь честно.

— Не совсем. Я, конечно, хочу, чтобы справедливость восторжествовала, но при этом хорошие люди не должны пострадать.

— Ладно, — Джексон кивнул, и мы покинули машину.

Взгляды учеников в школьном дворе сразу были устремлены ко мне и к моему новому знакомому. Все были удивлены и ошарашены. То ли этот эффект был вызван тем видео, то ли это из-за того, что новенький приехал в школу с самим Джексоном. А может и то и другое. И, к счастью, мое раздражение начало сходить на нет. Такое состояние почему-то сменилось большой усталостью.

В холле школы мы разошлись с Джексоном, и я направился прямиком к своему шкафчику. И довольно быстро добрался до него. Сегодня в школе не будет Джейми, и я уверен, что не будет и Клер. Ведь если бы она сегодня пошла в школу, то Джексон бы подвез ее. А ее в машине не было.

И что я заметил, с этим планом насчет Марии Аккельтон я практически не думал о Клер. За что мне было очень стыдно перед собой и перед ней. И тут я задумался, что было с Клер после той драки? Переживала ли она за меня? Мне было бы очень приятно, если бы она думала обо мне и переживала. Но в тоже время мне не хотелось ее волновать. Очень противоречивые чувства.

От моих размышлений меня отвлек чей-то тонкий женский голос и прикосновение к моему плечу. Я немедленно обернулся. И у меня тут же промелькнула мысль о том, что все любят меня отвлекать от моих собственных мыслей.

— Ты же Айзек, верно? — задала мне вопрос зеленоглазая девушка,.

— Д-да...

— Я Эмили. Я учусь с тобой в одном классе.

— Ах, да, прости. Я еще не всех знаю, Э... — я запнулся, забыв имя.

— Эмили, — закончила за меня эта девушка, и мои щеки приобрели пунцовый цвет. Она только что сказала мне свое имя, а я уже забыл.

— Эмили, — сказал я, улыбнувшись уголками губ, — ты что-то хотела, Эмили?

— Да... — щеки девушки залились румянцем, и мне стало понятно, что она стеснялась мне что-то сказать.

— Говори же, — мягко отозвался я. Она набрала в легкие воздух, будто с этим воздухом к ней приходила и смелость.

— Тебя сегодня подвез Джексон Вилсон. Вы друзья?

Я облокотился плечом о холодную сталь своего шкафчика и сложил руки на груди.

— Можно и так сказать.

Глаза Эмили явно округлились, и она занервничала.

— Можешь меня с ним познакомить? — уже громче сказала она, собрав всю смелость в кулак.

— Конечно, Эмили. Хоть сегодня!

— Нет-нет, Айзек... Постой, нет. Я...я не готова, — девушка настолько разнервничалась, что начала заикаться. — Давай лучше завтра... Вот! Завтра лучше всего.

— Эмили, не нервничай ты так, я пошутил про сегодня, — я засмеялся в свой кулак, унимая смех. Почему-то такая реакция юной особы позабавила меня. Ее щеки стали пунцовыми, и от этого я почувствовал неловкость. У нее был вид, будто она вот-вот расплачется.

— Прости, Эмили, прости меня. Я познакомлю тебя с Джексоном, когда твоей душе будет угодно. Но взамен я у тебя попрошу одну вещь.

— Какую?

— Ты поможешь мне и Джексону в одном деле. Не бойся, все законно, и с тобой ничего не случится.

— Что за дело?

— Узнаешь. Мы с Джексоном завтра тебе обо всем расскажем.

— Спасибо большое, Айзек, — совершенно неожиданно Эмили обняла меня.

— Благодарить будешь, когда я вас познакомлю. — Я обнял ее в ответ, погладив по спине. «Что же, свою работу я выполнил,»— промелькнуло у меня в голове.

Вскоре Эмили отпустила меня из своих объятий и сказала:

— До завтра.

Я кивнул в ответ, а затем повернулся к своему шкафчику и заметил, что все это время за нами наблюдала Клер. Она рванула со своего места за угол, когда заметила мой взгляд на себе.

— Черт, — выругался я и побежал за ней. Я также, как и она, забежал за угол и хотел уже побежать по лестнице, ведущей на второй этаж, но мое чутье мне подсказало, что нужно заглянуть под лестницу. Я не стал противиться этому чувству и залез под лестницу. По иронии судьбы я обнаружил там Клер. Она сидела на полу, обняв колени и опустив на них свою голову. Нет, она не плакала. Скорее, она была очень расстроена. И я был счастлив, что не довел ее до слез.

— Клер... — прошептал я, садясь перед ней на колени. — Боже, Клер, что с тобой?

— Я... — голос у нее задрожал, — я...я хотела поблагодарить тебя, что ты тогда помог моему брату.

— Клер, тут нет того, за что можно благодарить.

— Айзек, — она подняла свой опечаленный взгляд на меня, — та девушка в коридоре, кто она? Внутри я ликовал и негодовал. Я был рад, что Клер волнуется по поводу меня и в тоже время я ненавидел сам себя за это.

— Это Эмили. И она подошла ко мне, чтобы я познакомил ее с твоим братом, — я почесал затылок. — Твой брат подвез меня сегодня утром до школы, и все увидели это. В том числе и та девушка.

— Почему она тогда обнимала тебя? — голос Клер уже не дрожал так сильно.

— Потому что я согласился ей помочь.

— Вы теперь с моим братом друзья? — она изогнула бровь.

— Что-то вроде этого.

И тут она наконец-то улыбнулась. Как вдруг Клер кинулась мне на шею и обняла меня. Я никак не ожидал такого, но все же заключил ее в свои медвежьи объятия, боясь отпустить, будто она сразу же растворится в воздухе. По моему телу прошла некая волна трепета, и по нему распространилось тепло. Это были не такие объятия, как с Эмили. Это было нечто большее. Это было совершенно иным. Мне хотелось обнимать ее так всегда.

Мы просидели так, казалось, вечность. Но звонок прозвенел и прервал этот идеальный момент. Я хотел оторваться от нее, но Клер даже и не думала. Она еще сильнее обняла меня.

— Давай не пойдем на уроки? — еле слышно спросила Клер, и я согласился. Как я мог не согласиться? В школе меня ничего сегодня больше не держало. Джейми был в больнице, свою работу на сегодня я выполнил. Поэтому я мог спокойно отдохнуть с Клер, забыв обо всем.

Вскоре мы с ней быстро покинули школу и поспешили удалиться от нее подальше. Когда мы уже отошли на приличное расстояние, Клер задала мне вопрос:

— Как твой нос? — она взглянула на меня.

— Я в порядке уже. А вот Джейми пришлось тяжело. Он чуть глаз не потерял.

Я даже рядом с Клер не забываю о нем.

— Мне так стыдно, Айзек. Знал бы только, как мне стыдно.

— Тебе нечего стыдиться. Я бы все равно пошел заступиться за твоего брата. Он хороший человек.

— Все равно я виновата. Еще и твой друг так сильно пострадал.

— Это вздор, Клер! Никто не виноват, кроме Марии. Даже ее брат и его дружок.

— Я знаю, как загладить свою вину.

— Клер, не... — она не дала мне договорить.

— Пригласи меня на свидание! Ты ведь хочешь этого, не так ли?

В горле у меня резко пересохло, и я впал, мягко говоря, в ступор. Я не ожидал, что когда-нибудь услышу такие слова от Клер. Был ли я рад? Безусловно.

— Значит, решено, Айзек. Сегодня у нас с тобой свидание, — она весело рассмеялась, будто ее это забавляло, и пихнула меня в бок локтем. Я же в ответ лишь нервно хохотнул.

— Я знаю одно очень красивое место, Айзек. Но до него очень долго ехать, и вернемся мы скорее всего только к ночи.

— Если оно такое красивое, то мы должны туда поехать.

— И ты не боишься поздно вернуться? — она хитро улыбнулась.

— Не боюсь! — ответил я, и мы побежали ловить такси.

6 глава

Мы добрались до места, о котором говорила Клер примерно за пять часов. Таксист был крайне удивлен тем, как далеко мы собрались. И всю дорогу почему-то странно посматривал на меня, как на сумасшедшего. Он ни разу даже не взглянул на Клер, будто ее вовсе здесь и не было. Но через пять часов мы, слава Богу, уже наконец-то смогли покинуть машину.

Место это было удивительным. Воздух здесь был намного чище, чем в городке. Вокруг был зеленый лес, высокие деревья устремлялись ввысь так, что не было видно их верхушек. Вокруг играла спокойная, тихая музыка, а от некоторых деревьев друг к другу были протянуты гирлянды, которые уже горели желтым, теплым светом.

— Что это за место? — спросил я, когда мы ступили на каменную дорожку, обложенную по краям черным гравием.

— Здесь отдыхает всегда мой знакомый фотограф. В этих хижинах есть ресторанчики. Но самые лучшие — на крышах. Сюда приезжают отдохнуть душой. На крышах официанты не подходят, там уже сразу стоит горячий чай. Туда приходят, чтобы уединиться.

— И мы пойдем туда?

— Конечно, — Клер взяла меня за руку, и я ощутил, какой она была холодной. Ей бы сейчас точно не помешал горячий чай.

Она резко дернула меня налево, и мы зашли в теплый дом, из которого так не хотелось выбираться на крышу. Почему бы не посидеть и здесь. Кроме официантов, здесь никого больше нет. Мы быстрым шагом поднялись наверх, а затем попали на крышу. И вот что я заметил: наше первое своеобразное свидание было на крыше, и сейчас наше настоящее свидание снова на крыше.

— Вот, — она развела руки в стороны и покружилась на месте, счастливо улыбаясь.

И правда, местечко было уютным. Красивые плетеные кресла, красные пледы, чайник, который нужно подогреть, две белые чашечки и кусочки лимона с заваркой для чая. Еще все было украшено такими же гирляндами, как и на деревьях.

— Давай же. У нас свидание как— никак, — она села в одно из кресел, и я последовал ее примеру, сев перед ней.

— Это мое первое свидание. Я даже и не знаю, что делают во время первого свидания, — я усмехнулся.

— Ты врешь, — возмутилась Клер, включая чайник. — У тебя уже было свидание.

— И когда же? — я поиграл бровями.

— У нас с тобой, Айзек! На той вечеринке. Это было наше первое свидание, — Она улыбнулась, и ее улыбка была очень теплой.

— Значит, это было свидание? — я лукаво улыбнулся.

— Да. Что же это еще могло быть?

К сожалению, наше свидание было коротким, потому что внизу, прямо под нами, на дорожку въехал красный автомобиль и из него вышел Джексон. Клер сразу же пригнулась.

— Иди к нему, — прошептала она.

— Что? — я нахмурился.

— Иди к нему и скажи, что был здесь с какой-нибудь девушкой. Придумай что-нибудь и уезжай с ним! Не говори, что я здесь была.

— Я...я не оставлю тебя, — возмутился я.

— Я сюда каждую неделю приезжаю и смогу уехать сейчас. Будь храбрее, Айзек! Иди уже, — Клер все сидела под столом, и я решил послушаться ее. Конечно, мой здравый смысл подсказывал мне, что нужно остаться с ней. А сердце говорило, что нужно послушаться ее. И я послушал ее, послушал свое сердце. Поэтому я подскочил со стула, собираясь побежать, но Клер схватила меня за руку, утянув вниз. Она коснулась своими губами моей щеки, а затем отпустила.

— Завтра свидимся в школе, — прошептал я.

— Хорошо, — после этого я направился вниз на улицу, и через несколько мгновений я уже был напротив Джексона.

— Хвала Небесам! Я уже обыскался тебя. Что тебя вообще сюда занесло?! — брат Клер рванул ко мне.

— Ты искал меня? — я удивился, я думал, что он искал свою сестру, а не меня.

— Кого же еще? Что ты здесь забыл?

— Я был на свидании, — резко выпалил я.

— На свидании? — он изогнул левую бровь.

— Да, с одной девушкой.

— И далеко же тебя занесло.

— Здесь очень романтичное место.

— И правда, — он огляделся.

— Постой, — я обратился к нему, — как ты узнал, что я здесь?

— Таксист сказал, что ты ехал сюда и разговаривал сам с собой. Ну, я думаю, что второе он просто придумал.

— Таксист сказал?

— Я же говорил, у меня есть свои источники. Поехали, твои родители весь город подняли на уши. А нам еще предстоит ехать пять часов.

Джексон сел на место водителя в свою машину, а я еще раз взглянул на крышу, где сейчас находилась Клер, и тоже сел к нему в машину.

* * *

Моя встреча с родителями вчера прошла крайне неудачно. Мама плакала и целовала мое лицо, а отец говорил со мной самим строгим голосом, каким только мог. У него даже проскользнул такой вопрос: «Что с тобой вообще стало в этом городе?» Действительно, что же такого поменялось во мне? Я думаю, все. И поменялся я благодаря людям, которые меня начали окружать. Удивительно, как люди могут менять других людей. Интересно, смог ли я как-то повлиять на Джейми, Джексона или Клер? Единственный вопрос, на который я не знал ответа.

Но, слава Богу, следующий день настал очень быстро, и я уже находился в школе на уроке изобразительного искусства. Нам дали тему нарисовать портрет дорогого человека. И я, конечно же, принялся рисовать Клер.

Непонятные очертания постепенно начали превращаться в красивое лицо девушки. В лицо Клер. Я старался изобразить ее максимально точно. Рисовал я очень редко и, возможно, портрет у меня вышел не очень хорошим. Но когда учительница подошла ко мне и моей работе, то из ее рук выпала коробочка карандашей и она ахнула, прикрыв рот рукой. Я не совсем понял, точнее, вообще не понял реакции преподавательницы. К тому же она ничего не сказала, а просто выбежала из кабинета. Все мои одноклассники обратили свои взоры на меня, и ко мне подошла Эмили.

— Зачем ты ее нарисовал? — с тревогой в голосе спросила она.

— Разве должна быть причина?

— Это как-то неправильно, — она взглянула на меня, и я заметил в ее взгляде смятение. После этого дверь кабинета отворилась и учительница пригласила меня к директору. И зачем только? Что я такого сделал? Конечно же, мне пришлось подчиниться, и я проследовал в кабинет директора.

Мистер Гилберт встретил меня с улыбкой, и выглядел он, хочу сказать, непринужденно.

— Здравствуй, Айзек, — он кивнул на стул, находившийся в центре кабинета.

— Добрый день, мистер Гилберт.

Я послушался его и присел на стул. Неожиданно в кабинет вошло еще несколько человек, и тут я насторожился. Все это мне показалось чертовски странным.

— Айзек, нам нужно с тобой серьезно поговорить, — обратилась ко мне женщина в темно-фиолетовом строгом костюме.

— Кто это? — я посмотрел на мистера Гилберта, который уже не улыбался.

— Это наш школьный психолог, Айзек. Ты должен с ней поговорить.

И тут я уже начал волноваться. Что вообще происходит сейчас?

— Айзек, позволь спросить. Что за девушку ты нарисовал?

Я решил ответить честно:

— Клер. Она моя подруга, — волна тревоги явно пробежала по всем присутствующим в помещении.

— Твоя подруга? Как она может быть твоей подругой? — женщина пододвинула поближе ко мне стул и накрыла мою руку своей.

— Что происходит? — я нахмурился, пытаясь не выдать бушующие во мне эмоции. Это была буря, в которой преобладали недоумение и волнение.

— Зачем ты нарисовал погибшую год назад Клер Вилсон? — осторожно спросила психолог, и меня словно молнией поразило. Я машинально подскочил, опрокинув стул. Женщина, испугавшись, тоже оторвалась от стула и выставила руку перед собой.

Я не понимал, о чем они говорят. Может, они имеют в виду какую-то другую Клер Вилсон? Но это слишком глупо и бессмысленно.

— Айзек, скажи, что твой рисунок просто неудачная шутка, — сказал директор, сделав аккуратный шаг ко мне.

— Шутка?! — выпалил я.

— Клер погибла вместе со всеми детьми в школьном автобусе год назад. Автобус столкнулся с грузовой машиной, и его занесло в кювет. Скажи, что ты просто пошутил.

Больше я не стал слушать этот бред и убежал прочь из кабинета от тех людей...

* * *

Я быстро покинул школу и побежал подальше от нее. Я не знал, куда и зачем я бегу. Хотя нет, я знал, зачем я бегу: я хотел сбежать от всех людей, от школы и от того, что мне сказали.

Я бежал долго, очень долго. Я плохо знал этот город, и поэтому я не имел ни малейшего понятия, где сейчас находился. Единственное, что я могу сказать, — место было пустынным, на улице не было ни единой души. Вскоре я понял почему. Я набрел на кладбище.

Теперь я уже не бежал, я аккуратно продвигался между могильными плитами. Я шел словно под каким-то наваждением. Мне так хотелось уйти отсюда. Я никогда не любил такие мрачные места, даже боялся их. Но отчего-то я не уходил, а наоборот, только углублялся.

В какое-то мгновение я замер, как вкопанный, возле одной из могил. И тут мое сердце пропустило удар. Все мысли слились воедино, и все встало на свои места. Я понял, почему таксист сказал Джексону, что я разговаривал сам с собой. Я понял, почему Клер все время старалась увести меня подальше от людей и почему она постоянно скрывалась от брата. Но как такое вообще возможно? На сером мраморном надгробии были высечены самые страшные в мире слова: «Клер Вилсон. Любящая дочь. Подруга. Сестра». Клер, действительно, мертва...

Я упал на колени на грязную землю и закричал так громко, как только мог. Я поднял свой взгляд в небо и снова закричал. И тут звезды словно пошатнулись, услышав мой крик. Они начали падать, гаснуть и снова загораться, как в моем недавнем сне. Я перестал кричать и начал всматриваться в небо, завороженный, одновременно жадно глотая холодный воздух. Как вдруг до моих ушей дошел мерзкий звук. Он даже был ужаснее будильника. Он резал слух, я даже закрыл уши. Но он никак не становился тише. Затем я увидел яркую вспышку света, и мое тело пронзила жуткая боль.

Переговоры каких-то людей, в одном из которых я узнал голос матери. Я еле разлепил глаза, приоткрыв их, о чем, кстати, очень пожалел, ибо яркий свет заставил меня снова закрыть их.

— Айзек! — начал доноситься до меня издалека родной голос матери, и я снова приоткрыл глаза.

— Айзек, — я видел ее красивое лицо вблизи, но голос все равно был будто вдалеке.

— Айзек! — голос отца я уже услышал четко, словно вернувшись к реальности. Я хотел что-то сказать, но в горле настолько пересохло, что попытка далась мне с огромной болью.

— Айзек, сынок, — мама поцеловала меня в лоб, и мне на кожу попала ее горячая, соленая слеза.

— С возвращением, друг мой, — чернокожий мужчина, напоминающий чем-то мистера Гилберта, улыбнулся мне его же улыбкой. — Мы думали, что ты уже не очнешься.

— Н-не очнусь? — эти слова дались мне с большим трудом, и я сразу же сглотнул, чтобы хоть как-то смягчить боль.

— Да, ты боролся целый год, и ты победил!

— Кого? — и опять эта боль.

— С комой, дружок. Она никак не сдавалась.

От удивления я дернулся и зашипел от боли.

— Не делай лучше резких движений. Благодаря коме ты смог до конца оправиться после аварии.

Я свел брови к переносице, устремив взгляд на свою мать.

— Ты не помнишь, Айзек? Ты со своим классом поехал в горы, и ваш школьный автобус из-за дождя и плохой видимости столкнулся с грузовиком. А потом ваш автобус занесло в кювет. Ты единственный чудом выжил, — мама сглотнула подступающий комок слез. — Мы думали, что и ты не выживешь...

И тут до меня дошло. Это я попал в аварию. И все мои друзья: Джексон, Клер, Джейми, Эмили — мертвы...







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0