Немного эмоций

Валерия Зикунова.

Можете ли вы представить жизнь без чувств? Скорее всего, нет. А вот для Кэти это было совершенно естественно. По крайней мере, так считали ее коллеги в небольшом офисе, расположенном на окраине города в обветшалом здании бывшего завода.

Недорогая аренда и затрапезного вида кабинеты привлекали сюда представителей малого бизнеса, словно цветочный нектар вылетевших из своих ульев трудовых пчел. Подавляющее большинство специалистов, мастеров, рабочих, сновавших по «убитым» лестницам подобного рода зданий, цехов и производственных помещений, кормили, одевали и обслуживали другую часть горожан: солидных банкиров, чиновников, сотрудников международных компаний и государственных предприятий. Неспешно прогуливаясь по сверкающим коридорам бизнес-центров класса «А», паркетным полам учреждений в исторических зданиях или удобно устроившись в эргономичных кабинетах с чашечкой кофе в руках, те обсуждали мировую финансовую систему, глобальную политику и другие важные для общества вопросы.

Съезжавшиеся в центр города к началу рабочего дня владельцы дорогих машин парковались на подземных стоянках и частных парковках у солидных вывесок и сияющих фасадами зданий, одним своим видом показывающих статус и принадлежность к особой касте работавших в них граждан. Они даже и не подозревали, что часом ранее здесь, выглядывая из грязных окон общественного транспорта, пролетали на работу Кэти и тысячи таких же как она профессионалов их большого города, которые стремились туда... в промзону, где располагались неказистые офисные помещения, дешевые склады и заброшенные территории бывших заводов, умелыми руками и умными головами превращенные в эффективные современные торговые предприятия, небольшие производства, мини-заводы или интеллектуальные сервисы.

Нет, конечно, работники промзон и центра догадывались о существовании друг друга, но ни условий труда, ни образа жизни другой категории не представляли. Ох, как же мало мы знаем друг о друге...Но, впрочем, об этом позже...Мы совсем отвлеклись от Кэти. Неужели она и вправду жила без эмоций?

«Ну, а как же иначе?» — ответила бы мне Мэри, которая работала бок о бок с ней уже целый год и могла многое рассказать о своей напарнице. Распорядок трудовых будней Кэти был хорошо известен каждому в их небольшой фирме. Она всегда приходила без пяти девять, включала компьютер, открывала ежедневник и бегло просматривала план на день. На это уходило ровно пять минут, после чего она поднимала телефонную трубку и начинала общаться.

Каждый день Кэти делала ровно тридцать звонков новым потенциальным партнерам, вела переговоры с постоянными клиентами и аккуратно заносила результаты в отчет, чтобы ровно без десяти шесть сдать его директору. Обедала она в ближайшей недорогой столовой, которая была в десяти минутах ходьбы от офиса. После работы по вторникам и четвергам Кэти шла на занятия по вокалу, а по средам и пятницам играла в теннис со своим одноклассником.

«Да, нет, она вполне нормальная девчонка: и фильм обсудить с нами может, и чаи в рабочее время погонять, и на шашлыки вместе съездить, — Мэри задумалась и почесала свой изящный носик. — Но вот эта ее системность...она просто убивает. Как можно жить по такому жесткому распорядку? Неужели у нее не возникает желания иногда встать попозже и опоздать, как это у всех бывает? Или не делать этот опостылевший отчет? Или, в конце концов, встретиться с подругой, вместо того, чтобы бегать по корту в такую жару?»

На этом оставим Мэри, истекающую потом в душном кабинете без кондиционера. Она очень хорошо знает Кэти, поэтому эти вопросы носят скорее риторический характер. Ясно же, что пропускать теннис, когда за аренду корта платишь солидную сумму, неразумно, так же как игнорировать приказы начальства, поэтому ее напарница никогда так не поступит.

Мы же знаем о нашей героине чуть больше. Ей действительно не надо пропускать теннис, чтобы встретиться с подругой. Ведь два раза за месяц по понедельникам они ужинают вместе с ней в пиццерии, делясь последними новостями из своей жизни и жизни своих родных и знакомых. А еще они обсуждают произведения: рассказы, сказки, пьесы, притчи!

— Кэти, смотри, тебе бы никогда не пришло в голову поступить как она, — подруга смеялась и тыкала пальцем в абзац, где главная героиня, потеряв голову, отправляется за своим любимым на край света.

— То есть ты считаешь, оставить Родину и семью — хорошим поступком? — уточняла Кэти.

Подруга смотрела на нее и, вздохнув, говорила:

— Вот не будь ты такой логичной, давно бы уж мужика себе нашла.

И они переходили к обсуждению следующего произведения.

Если бы вы знали Кэти так же хорошо, как и я, то обязательно бы спросили: «Неужели у такой эффектной, интересной, умной и самостоятельной девушки не было поклонников, воздыхателей, ухажеров или потенциальных женихов?».

Их не было! Она бы и сама дала вам такой ответ. У нее был только Майк. Ему не подходило ни одно из этих определений, он просто был рядом.

Он чувствовал Кэти и мог часами болтать с ней ни о чем. Иногда он хотел ее обнять и поцеловать, но словно боялся это сделать: «Что она обо мне подумает?». А часто Майкл заключал ее в объятия и осыпал поцелуями так естественно и горячо, что каждый, кто увидел бы это, обязательно принял бы их за влюбленную пару.

Кэти называла про себя их взаимодействие — «странные отношения». А что думал Майкл было неизвестно. Этот эмоциональный молодой человек, наверное, и хотел бы стать тем единственным и неповторимым избранником Кэти, но что-то ему мешало. Может быть, он считал, что недостоин ее, или не понимал, как Кейт к нему относится.

— Госпожа Интеллект, Вы напомните мне, где в этот час меньше пробок? — шутил он, когда подвозил ее до дома после работы.

И Кэти всегда выбирала самый оптимальный маршрут.

— Посмотри, что у меня там, — Майкл открыл бардачок, и Кейт увидела еще хрустящий переплетом долгожданный роман молодой писательницы, чья звезда среди любителей фантастики зажглась совсем недавно. Майк просто обожал ее придуманные миры. — Сегодня первый день продаж! Я как увидел — сразу купил. Конечно переплатил, потом подешевле было бы...

Майк на мгновение оторвался от дороги и кинул взгляд на задумчивую Кэти. Наверное она опять расстроилась, что он поступил, не подумав.

— Я как чувствую, так и поступаю. Мне бы хоть частицу твоего рацио! А-то меня захлестывают эмоции, и я ничего не могу с собой поделать. Не смотрю ни на цену, ни на обстоятельства, ни на статусы. У меня и на работе из-за этого проблемы с мастером возникают, — Майк хотел все ей объяснить, хотел, чтобы она поняла его. Он-то хорошо ее знал! Может, она не почувствует это сердцем, но поймет разумом. Как бы ему хотелось, чтобы и Кейт когда-нибудь поступила нелогично, как бы ему хотелось открыть ей хоть щелочку этого удивительного мира эмоций.

Но Кэти ничего не ответила, лишь молча кивнула. Майк припарковался у ее дома, крепко обнял и протянул книгу.

— Держи, я хочу знать твое мнение! Мне кажется, писательнице, чьи миры так увлекательны, а герои переживают такие сильные чувства, очень тяжело жить в нашем мире. Она, наверное, в сотни раз эмоциональнее чем я.

Кэти повертела в руках книгу и попыталась вернуть ее Майклу.

— Ты же ждал ее выхода, так торопился ее прочитать?!

Юноша отодвинул ее руки:

— Да, это опять нелогично! Но я хочу, чтобы ты первая прочитала ее.

Девушка поцеловала его на прощанье, подхватила сумку и, пряча книгу от начинавшегося дождя, побежала к крыльцу дома. Майкл улыбался и с любовью смотрел ей вслед. Девушка, которая ему так нравилась, первой узнает содержание произведения, которое он так ждал. И от этого он был почему-то счастлив.

А что Кэйт? Она поднялась по ступенькам в свою небольшую комнатку, аккуратно развесила вещи, успевшие намокнуть под крупными каплями, наскоро поела и, даже не раскрыв роман, включила ноутбук и застучала по клавиатуре. Только под утро она, наконец, отправила два электронных письма, удовлетворенно захлопнула крышку и, не расправляя постели, плюхнулась на диван. У нее оставалось всего несколько часов, чтобы хоть немного поспать перед работой.

Завтра ее издатель получит не только сводки о первом дне продаж книги, но и новую рукопись, которую он очень ждал. А уже в понедельник она узнает впечатления о своем новом произведении от первой читательницы — своей верной подруги.

Последнее, что успел подсказать ее засыпающий разум, и что тихо произнесли ее улыбающиеся губы: «Надо вернуть книгу, а, значит, завтра я снова увижу Майка!». И с этой счастливой мыслью Кэти погрузилась в глубокий чудесный сон.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0