Записки с похорон

Василий Нестеренко. Член Союза русских писателей восточного Крыма. Живет в г. Керчь.

На днях умерла моя теща. Не вынесла пожилая женщина потери сорокалетнего сына, заболела и угасла.

Милиция приехала быстро. Констатировали факт и тело без проволочек отвезли в морг. Через трое суток — похороны.

На этот случай в семье было отложено 50 тысяч рублей. Как их распределить, чтоб хватило? Решили тело не формалинить: ведь в холодильнике же, в морге будет лежать, причем — недолго.

Деньги улетели мгновенно: за гроб, венки, обслугу (два авто плюс четыре парня-гробокопателя в фирменных комбинезонах), да еще за аренду кафе для поминок. Хоронить решили в поселке Опасном на новом общегородском кладбище, чтоб уложиться в смету.

Но, когда в полдень привезли тело из морга и батюшка стал отпевать рабу божию, из ноздрей и глаз покойной полезли черви. Они теперь снятся моей жене каждую ночь. Помню, как в первую минуту пришлось, ко всеобщему недоумению, быстро прикрыть платком лицо умершей. Видимо, не нашлось в городском морге достаточно холода и элементарной чистоты, чтоб не испортить близким прощание.

Помню, в 2008 году, когда в Питере умерла моя мама, завещавшая похоронить ее возле мужа в Керчи, я привез мини-урну с ее прахом и прикопал на отцовской делянке.

В Керчи крематория пока нет. А везти в Симферополь — накладно. Многим не по деньгам.

Если трезво посмотреть на проблему похорон, то вся незаселенная людьми часть Земли скоро превратится в череду кладбищ. По религиозным соображениям, да и по мирскому бахвальству, наши законопослушные граждане и после смерти стараются не ударить в грязь лицом. Хотя, вся их посмертная мишура едва ли сравнится с помпезной роскошью захоронений «преуспевших» в этой жизни бандитов и нуворишей.

И, лишь такие как Майя Плисецкая, Константин Симонов и им подобные высокодуховные люди, не убоявшись нарушить общепринятые традиции, завещали развеять их пепел над Родиной. Для этого совсем не обязательно принимать индуизм. Достаточно лишь любить свою землю. Я целиком и полностью их поддерживаю. И уверен, что не одинок в своем желании быть похороненным аналогично. Предлагаю дискуссию.

Лучше снова стать в роддоме плаксой гадкою,
Но не отнять земли живых черной оградкою.
Оживу картинкой, фреской, фотографией,
Серым пеплом распылясь по географии.
                                   (Слова из песни керченского барда Н.)

Наша семья относится к категории малообеспеченных. О роскоши и речи быть не может. Завтра 9 дней. И мы, живые, соберемся всей семьей, чтобы помянуть славную, добрую женщину. Я безмерно благодарен ей за мою жену, с которой мы прожили в согласии более 20 лет. Однако, наши с ней сны еще не однажды прервет кошмарная картинка с похорон, где черви поедают лицо моей упокоившейся с миром любимой тещи. Земля ей пухом…


P.S. Сейчас, буквально в эти дни, идет подготовка оборудования для кремации санкционных продуктов на пограничных постах России. Мне кажется, было бы куда логичнее использовать эту технику во второстепенных городах как мини-крематории для останков людей, согласившихся на кремацию. Либо, хотя бы с помощью этого социального оборудования кремировать подлежащие утилизации останки наших фамильных предков при вынужденном, так сказать, «подселении» к ним не слишком богатых наших современников. Короче, полежал годик в земле — уступи место следующему. А сам рядышком — в глиняной урночке, или там как душа пожелала: согласно завещанию…

А всякие там пармезаны и др. запрещенные к ввозу из Европы продукты, - раздать малоимущим беженцам, которых, по логике вещей, должны кормить те, кто заварил всю эту кашу на Донбассе. Так пусть хоть чем-то, хоть чуть-чуть компенсируют свою вину перед ними наши соседи по Европе.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

Василий Нестеренко
Звенит в тумане крымская струна,..
Подробнее...