Родная сторона

Анатолий Безнощенко.

Солдатка Анна

                                               Деревянные погосты и кресты, кресты, кресты…

                                                                                  Владимир Кувшинов

Жила в нашем селе дивчина — красавица Аннушка. Была она статной да скорой на руки. Много женихов тайно и в открытую по ней сохло. О она отдала свое сердце кузнецу Федору.

Но недолгим оказалось ее бабье счастье. Едва были засланы в ее дом сваты, прошли смотрины, как грянула война.

Великая Отечественная. Ее Федора в числе первых односельчан забрали на фронт. Вскоре пришла на него похоронка. Анна сразу как-то осунулась, но виду не подавала. Утешение находила в работе на молочной ферме.

Позже к ней много сваталось парней и взрослых мужиков. Она им отказывала. Все любила и ждала своего Федора. Так уж в ее жизни получилось: была невестой, а стала вдовой. Побыть женой, испытать счастье материнства ей не удалось.
 

Абрикосы

Вот и закончился июль. Июль — макушка лета. Месяц благоуханья, расцвета всякой зелени под благодатными теплыми дождями. Месяц ранних яблок, вишен, слив… И, конечно же, абрикос! Сколько их нынче выросло в садах, во дворах, в лесополосах! Редкий абрикосовый год. И хотя сейчас эти плоды уже отходят(кое — где еще золотятся на деревьях), напоминая о своем недавнем изобилии, еще стоит заманчивый, легкий и пьянящий абрикосовый аромат.

Абрикосы! Много ли мы знаем о них? Пришлось поинтересоваться. Есть предположение, что родиной абрикос является Армения. Этот фрукт очень там почитаем. По другой версии его завезли из Персии…

Оказывается, их множество видов. Деревья достигают 12 метров высоты. А плодоносят на 3–4 год. В период полного плодоношения в районах благоприятного климата урожай абрикос довольно щедр; 8 -12 тонн с гектара. Плоды абрикосов употребляются как в свежем, так и в сушеном виде (урюк, кайса, курага, аштак, пастила). Ну, а плоды чем богаты? В них до 20% сахара, есть витамины, яблочная, лимонная и другие кислоты, каротин, жиры. Этого уже достаточно, чтобы ценить абрикосы, дающие нам здоровье. Из абрикос готовят компоты, варенья, соки. Так почему мы допускаем порчу этих прекрасных плодов?

Плоды абрикоса полезны при малокровии, а также для поддержания солевого баланса при заболеваниях сердечно-сосудистой системы. Больным сахарным диабетом следует ограничивать употребление абрикосов из-за высокого содержания в них сахара.

Из абрикосов приготовляют абрикосовую водку, причем сок абрикосов подвергается брожению и потом перегонке.

Семена («косточки») абрикоса, особенно сортов, имеющих малосочный околоплодник, содержат до 0,17% глюкозида амигдалина и до 0,011% синильной кислоты; они были допущены Государственной фармакопеей СССР (VIII издание) для замены горького миндаля.

Семена негорьких сортов употребляются в пищу подобно миндалю, а посредством выжимания из них получают молочко (фр. Huilledemarmotte). В семенах абрикоса содержится от 35 до 50% жирного масла, называемого абрикосовым, которое по химическому составу близко к персиковому и допущено Государственной фармакопеей при использовании для лечебных целей в качестве растворителя[30] некоторых лекарственных веществ (например, камфоры) для приготовления инъекционных растворов и как основа для жидких мазей.

Мякоть и косточки абрикосов используются при изготовлении косметических средств для сухой кожи, средствах для предотвращения старения, в питательных и увлажняющих масках, в средствах для ухода за волосами. Семена горьких сортов используются для приготовления миндальной воды.

Из пережженных косточек абрикоса делается тушь.

В китайской национальной медицине семена абрикоса применяются в качестве успокаивающего средства при кашле, икоте. В Китае рекомендуют принимать семена абрикоса в сочетании с другими лекарственными растениями при бронхите, трахеите, ларингите, коклюше, а также нефрите.

Да, не замечаем порой даров родной земли. Вглядитесь же по — новому на все вокруг и вы испытаете радость открытия красоты и богатства, в том числе и абрикосовой прелести.
 

Ласточкино гнездо

Ранним утром Мария Петровна вышла во двор подоить корову. И сразу же почуяла неладное; в сумрачном сарае метались и кричали ласточки. «Неужто кто забрался?» —подумала с тревогой Мария Петровна, и поспешила к гнезду, прикрепленному к карнизу крыши.

Во дворе стояли мутные, пенистые лужи: ночью прошел сильный ливень. И то, что увидела Мария Петровна в сарае, заставило ее забыть и о дожде, и о дойке. Полсарая залило водой, а посреди него комком грязи лежало ласточкино гнездо с четырьмя голенькими птенцами.

Трое ласточек утонули, лишь четвертая, спасшаяся чудом, пыталась раскрыть клюв в немом, безмолвном крике и слабо подергивала посиневшими культями крылышек.

Мария Петровна быстро взяла птенчика. Но за живым братцем вдруг потянулись и остальные. Ойкнув, и едва не уронив птенца, Мария Петровна тут же успокоилась, вспомнив, что лапки ласточек каким-то образом опутываются конским волосом или нитками.

В ладонях трепыхался теплившийся комочек. Мария Петровна согревала его своим дыханием. Что делать дальше, она не знала. Ласточки вились у самого ее лица, то и дело подлетая к темному пятну под крышей, где раньше было гнездо. И тут Мария Петровна сообразила: отыскала резиновый мяч, разрезала его пополам (дети уже выросли). Одну половину она утеплила и прибила на место бывшего гнезда. Осторожно положила туда малыша и удалилась.

К середине лета ласточенок окреп и вырос. И пришло время первого полета. И вновь в сарае тревожно зачирикали ласточки. Крик их усиливался, когда во двор заходили люди.

«Да, что за напасть такая?» — забеспокоилась Мария Петровна. Заглянула в гнездо и все поняла. Шерсть, которой она утепляла гнездо, спеленала лапки ласточенка и не выпускала из гнезда… Освобожденный из плена, он выпорхнул прямо из ладони Марии Петровны. Прибавилось во дворе веселого птичьего щебета.

И что удивительное — раньше ласточки побаивались людей, вмиг выпархивали из сарая, а теперь не обращали ни на кого внимания.

И вот настал день, когда во двор к Марии Петровне прилетело целое ласточкино сообщество. Стригут крыльями над головой, хотят что-то сказать, да не умеют. А наутро ласточек не стало. «Вон оно, что — улетели, — догадалась Мария Петровна. — Выходит, прощались со мной, милые, касатки».

И еще она подумала, что скоро лягут на землю дожди, а там и снега. Настанет осенне-зимняя распутица, и ее дети, тоже разлетевшиеся из родительского гнезда, приедут на побывку из неблизкого города только вместе с ласточками в такое же теплое, погожее счастливое время года.
 

Мать-и-мачеха

                                   При солнышке тепло,
                                   При матери — добро.
                                               Пословица

Лет до семи я не мог понять, почему солнце зимой не греет, а летом становится теплым, ласковым, приветливым. Солнце было похоже… на маму. Однажды, получив порядочную взбучку за то, что возомнив себя космонавтом, босиком в сырую погоду влез на огромнейшую грушу, лежал, хлюпал носом на массивной лежанке русской печи. Лежал и украдкой наблюдал за мамой. Она поругивала меня, стирая мою заляпанную грязью одежду — свидетельство прогулок по лужам. Тогда это не укладывалось в моей голове: меня ругает и мою же рубашку и шаровары стирает…

Вечером, когда я притворился спящим (мы так и не помирились), мама погладила мои вихры потрескавшейся теплой ладонью и вздохнула. С тех пор и стало до меня доходить: маме я дорог всегда. Даже если очень провинился. Вот и солнце — как бы зимой ни сердилось, ни поворачивалось к нам холодным оком, а весной все равно улыбнется, обласкает лучами. В ту пору и появляются на земле первые цветы мать-и-мачехи…

Это многолетнее растение семейства сложноцветных растет и у нас. Является редким медоносом: его особенно любят пчелы и шмели. Ценными в медицине являются его листья.

По-над талыми сугробами или проталинками загораются золотисто-желтые россыпи мать-и-мачехи. Так и хранят они все лето тепло лучей и прохладу зимней стужи. Попробуйте как-нибудь прикоснуться ладонью с той и другой стороны к листьям мать-и-мачехи. Наружная, глянцевая — холодит, а внутренняя, с шершавыми ворсинками, греет…
 

Песня жаворонка

                                               Жаворонок полевой!
                                               Нет певца чудесней!
                                               В чистом поле — домик твой,
                                               В ясном небе — песня!
                                                           Валентин Берестов

Брел я как-то по стерне после жатвы хлебов и слушал нескончаемые трели жаворонков. Думал: для кого они так зачарованно поют?

Солнце уже взошло из-за дальних холмов, и ласкающие землю лучи брызнули по стерне, посеребрив ее, запыленную и серую. Степь засияла, очнулась от дремы, а жаворонки разлили такие радужные и радостные трели, что все вокруг преобразилось, засияло, запело, и поля, и лесные полосы, и плавно-волнистая черта горизонта, и зыбкое марево вдали.

Нет, право, для кого же поют жаворонки?

Слушал я ликующий гимн жизни и меня согревала мысль, что он будет звучать вечно. Время свело на нет, и потеснило многих животных и птиц, а вот жаворонков оберегает. Охотники их не стреляют. И пространства для птиц хватает. Вон сколько поднялось над степью солистов — вся округа залита песнями!

Шагаю… И вдруг, из-под самих моих ног кубарем выпорхнул жаворонок. Притворяясь раненым, он навлекал опасность на себя, чтобы отвести угрозу от своего гнезда. Я знал эту хитрость птиц и отыскал в стерне гнездо с четырьмя конопатыми яичками. Место неподходящее , — подумал я, — скоро на поле появятся агрегаты с лущильниками, а потом и сеялки пойдут. Пропадет гнездо и его обитатели… Что же делать? Я собрал яички на ладонь и перенес гнездо подальше, туда, где ему не угрожала опасность.

Через два дня на этом поле уже черном сеяли пшеницу, участвовал и я. Стоя на подножке сеялки, я вдруг заметил как из-под дисков выпорхнул жаворонок. Я соскочил на землю и стал искать гнездо. Вот оно у самой кромки тяжелого следа тракторной гусеницы. Гнездо было слегка припорошено, а на дне его светились три яичка и трепыхался голенький птенец. В беззвучном плаче он то и дело поднимал желтый клюв. Я бережно перенес гнездо в безопасное место. И заторопился к своему агрегату.

Велика сила жизни! Удивляюсь: каким же чудом уцелело гнездо на черно-бархатном осеннем поле?

А над степью по-прежнему журчала, переливаясь трепетно-радостная песня жаворонков. Она звучала во мне и ночью, перед сном согревала посветлевшую душу.

Попробуйте когда-нибудь весь день пробыть в степи и послушать жаворонков. Их песня надолго потом будет волновать вас как жизнеутверждающий гимн свету, людям, миру на земле.
 

Родное село

                                               Дорогая моя сторона…
                                                           Владимир Кувшинов

Приезжая домой, где мы впервые увидели белый свет и сделали первые неуверенные шаги, не всегда мы видим хорошее, что посеяно было в душе, а потом густо взошло и укоренилось на всю жизнь. Бывает, бросятся в глаза осенняя темень и грязь. И невольно вспомнится недалекий город с его асфальтом, «цивилизованной жизнью» и неоновыми огнями.

Но ударит ночь соловьиной песней над звездным лиманом, да как сварит мать любимый твой борщ, да как выйдешь на рассвете на росистый луг с косой, услышав трель жаворонка, и каким сильным и удачливым почувствуешь себя! И уже не будет другого места, лучше, чем это.

А уезжая, увезешь с собой охапки ранней свежести и легкой вечерней грусти, запахи полей и степного разнотравья, и будешь с жить с ними, светлый и взволнованный, а когда вновь загрустишь — станешь снова прикидывать, как скорее выбраться в родное село…







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

Анатолий Безнощенко
Гимн степи
Подробнее...