«Песочная страна»

Дмитрий Е. Аринин. 29 лет.

Каждый вечер, когда за окном начинает темнеть, а стрелки часов показывают ровно девять, в большом трехэтажном доме на окраине тихого городка, мама укладывает своих детей спать. Маша трех лет и Миша пяти лет от роду. Они всегда слушаются маму, собирают игрушки, умываются и ложатся спать. Спят они в одной комнате, но кроватки разделены тумбой. На тумбе стоит ночник, и дети, если им становится ночью страшно, включают свет. Когда Маша и Миша готовы ко сну, в детскую входит мама, садится на край кроватки, и нежным, ласковым голосом, который бывает только у любящей своих детей больше всего на свете мамы, рассказывает детям сказку, пока они не заснут крепким, сладким сном.

— Мама, какую ты сегодня сказку расскажешь? — спросила Маша.

— Я расскажу сказку о братике и сестренке. Она называется «Песочная страна», — ответила мама.

— О чем она, мама? — спросил Миша.

— О том, что бывает, когда детки не слушаются своих родителей, — сказала мама и начала рассказывать сказку:

«Давным-давно жили братик Родион с сестренкой Ариной. Обыкновенные дети, которые могут жить с вами в одном дворе. Возможно, вы с ними играете на одной детской площадке. Но так сложились обстоятельства, что в их дворе не было песочницы, и они каждый день сидели возле окна и с грустью смотрели, как дети играют в песочнице в соседнем дворе.

Мама запрещала им играть в соседнем дворе.

— Мы хотим в песочницу, мама, — говорили они.

— Нет. Играйте в нашем дворе. У нас же есть карусель, качели и горки. Зачем вам ходить в соседний двор? В нем вас никто не знает, и следить за вами будет некому, а здесь вы под присмотром, — говорила мама.

— У них есть песочница. Мы хотим играть в песочнице. Ты же сможешь смотреть за нами из окна! — говорили дети.

— Я не могу постоянно находиться возле окна, — отвечала мама.

Родион и Арина росли послушными детками. Они играли в своем дворе под присмотром соседей, которые знали их и присматривали за ними. Детская площадка была окружена аккуратно постриженным кустарником, разделенным только в одном месте, где был вход и выход на площадку. Поэтому родители большую часть времени сидели снаружи площадки, что давало им возможность следить за тем, чтобы дети не потерялись. Дети, отгороженные от окружающего мира и предоставленные сами себе, давали волю своим фантазиям для игр. Это место было их «Волшебной страной», где каждая девочка могла стать принцессой, а каждый мальчик мог стать принцем. Внутри площадки росли кусты, выстриженные в форме животных, и у детей были дополнительные идеи для фантазий. Взрослые изредка принимали участие в играх детей, старались развлечь и развеселить их. И ненадолго им это удавалось, но как только дети покидали «Волшебную страну», они снова смотрели на огороженную «Песочную страну» в соседнем дворе, и желание поиграть в ней росло с каждым днем, но дети боялись ослушаться маму и остаться без присмотра. Они радовались играм в своем дворе, но радость угасала каждый раз, когда дети, возвращаясь, смотрели на «Песочную страну». Мама видела, как часто дети смотрели в соседний двор на других детей, входящих в песочницу, после чего они тяжело вздыхали и шли расстроенные домой.

День начался так же, как и все дни, и ничего не предвещало изменений. Арина и Родион знали, что сначала они умоются, потом позавтракают, после чего оденутся и пойдут играть в свой двор. Но они не знали, что мама приготовила им сюрприз на сегодня. Когда дети позавтракали, мама дала им детский набор для игр в песочнице. В наборе были формы в виде животных, рыбок и птиц, грабельки, ситечко, машинки и самые главные игрушки для песочницы — ведерко и совочек. Арина и Родион радовались, скакали по квартире, обнимали и благодарили маму. Когда мама и дети вышли из подъезда, они проходили мимо детской площадки своего двора, но не остановились, а пошли дальше в направлении «Песочной страны». Все дети смотрели с завистью на Родиона и Арину, а они, в свою очередь, держа маму за руку, оборачивались и показывали им язык.

Мама, Арина и Родион весь день играли в «Песочной стране». Они строили домики, гаражи для машин, выкладывали формочки всех видов, которые у них были. Мама смотрела на своих детей и не могла нарадоваться, видя, как улыбки сияли на их лицах, а глаза блестели от радости. Что может быть важнее для мамы, чем видеть своих детей счастливыми?

Когда счастливая семья вернулась домой, дети поужинали, умылись и пошли готовиться ко сну. Мама зашла пожелать спокойной ночи и предупредить их. Она сказала, чтобы дети никогда одни не ходили играть в песочницу, а когда они спросили почему, то мама рассказала историю:

Давным-давно в нашем дворе жили мальчик с девочкой. Им, как и вам, не нравилось играть только в своем дворе, а хотелось играть в песочнице в соседнем дворе. Мама их предупреждала, что ходить одним в соседний двор нельзя, но дети были непослушными, и в один день, когда на улице было мало взрослых, они смогли ускользнуть из-под присмотра и уйди в соседний двор. Они играли весь день, пока солнце не зашло за горизонт, а полная луна не осветила песочницу. В лучах луны дети откопали в песочнице старинные песочные часы. Верхний сосуд был пуст, а нижний полон песка. Как только дети перевернули часы, песок начал пересыпаться в пустой сосуд, а лунный свет, попав на часы, зажег на стенках сосудов текст старинной колыбельной песни:

Проснись, Песочное дитя, открой глаза.
Твоя колыбель прекращает качаться.
Я целую твои уста,
И сердечные часы переворачиваются.

Колыбель в сладкий сон погружает меня.
Песок, пересыпаясь, напевает любя:
«Пока сердечные часы не остановятся,
Я буду убаюкивать тебя!»
 

После того, как часы полностью пересыпались, дети уснули в песочнице. Соседи с родителями обыскали все дворы, они искали несколько дней, но детей так и не удалось найти, даже в песочнице. Говорят, что пришло Песочное дитя и унесло их к себе спать навсегда. Поэтому, дети, никогда не ходите одни играть в песочницу. Никогда!

Шли дни. Арина с Родионом играли в своем дворе в «Волшебной стране». Мама иногда ходила с ними играть в соседний двор, поэтому дети перестали грустить по песочнице, а, наоборот, с нетерпением и радостью ожидали следующего похода с мамой в «Песочную страну».

Стояла ясная, безветренная погода, когда Родион и Арина, катаясь на качелях, увидели, что в соседний двор приехала большая машина. Она привезла песок. Когда машина уехала, а возле песочницы не было никого, Родион предложил Арине сходить в соседний двор и поиграть в свежем песке, пока в нем еще никто не играл. Арина не соглашалась. Она говорила, что мама не разрешает им ходить одним в соседний двор, и что Родиону лучше слушаться маму. Но он продолжал уговаривать сестренку, говорил, что они ненадолго сходят, посмотрят какой новый песок и уйдут обратно, никто не заметит их недолгого отсутствия. Арина настаивала на своем. Она хорошо запомнила мамин рассказ про «Песочное дитя», который уносит непослушных детей в свой дом и укладывает их спать. Родион сказал, что пойдет один играть в новом песке, а, наигравшись, принесет Арине горсть песка для зависти. Арина не смогла устоять и согласилась пойти вместе с Родионом. Дети пробрались через плотный кустарник, немного ободрались, но всё же вышли с обратной стороны, где их не могли увидеть взрослые. Они взялись за ручки и пошли играть в соседний двор.

Новый песок был свежий и сырой. Арина и Родион строили высокие башни, длинные мосты и домики. В радости они сильно увлеклись постройками и забыли, что хотели недолго побыть в «Песочной стране». Башни строились все выше и выше, а солнце садилось ниже и ниже, пока вовсе не скрылось из виду, а луна не заняла его место. Звезды яркими снежинками покрыли все небо и вместе с луной освещали «Песочную страну» детей.

Когда дети вовремя не вернулись домой, мама вышла во двор позвать их, но детей на детской площадке не оказалось. Она начала звать их по именам, но они не откликались. Соседи говорили, что дети не выходили с площадки, и они думали, что дети до сих пор играют на ней. Мама продолжала звать детей, и с каждым разом ее голос становился громче, пока не перерос в крик. Соседи и посторонние люди присоединились к поискам, и уже на весь двор раздавались выкрики детских имен. Мама направилась в сторону соседнего двора. Она убеждала себя, что ее детки играют в песочнице, а из-за огороженного кустарника они не слышат своих имен.

Родион раскапывал песок, а Арина строила из него башни. Он копал все глубже и глубже, пока не наткнулся на какой-то предмет. Родион позвал сестренку, и они вдвоем стали аккуратно откапывать. Когда они полностью отчистили его от песка, то увидели, что странным предметом оказались песочные часы. Дети сразу вспомнили рассказ мамы о Песочном дитя. Арина хотела сказать, что им пора уходить, но красота песочных часов приковала ее взгляд, и она не могла уже ни о чем думать, кроме как подержать их. Часы находились в деревянном корпусе из красного дерева, сосуды сделаны из стекла в форме двух сердец, в нижнем перевернутом сердце лежали мелкие крупинки красного песка. Арина перевернула часы. Как только первая крупинка пересыпалась в пустое сердце и коснулась дна, весь свет от луны соединился в одном луче и упал на верхнее сердце часов. Часы засветились бледно-голубым светом, на двух сердцах появился текст ярко-голубого сияния, а каждая крупинка песка обрела ярко-красный оттенок. Арина начала читать вслух:

Проснись, Песочное дитя, открой глаза.
Твоя колыбель прекращает качаться.
Я целую твои уста,
И сердечные часы переворачиваются.

Колыбель в сладкий сон погружает меня.
Песок, пересыпаясь, напевает любя:
«Пока сердечные часы не остановятся,
Я буду убаюкивать тебя!»

В колыбели должны дети спать!
Мне игрушки пора убирать.
Чтобы солнце не светило в глаза,
Ты песком укроешь меня.

Колыбель в сладкий сон погружает меня.
Песок, пересыпаясь, напевает любя:
«Пока сердечные часы не остановятся,
Я буду убаюкивать тебя!»

В колыбели должны дети спать!
Возле тебя я не буду рыдать.
К вечеру, когда родители очнутся,
Своего дитя им уже не коснуться.

Проснись, Песочное дитя, открой глаза.
Твоя колыбель прекращает качаться.
Я целую твои уста,
И сердечные часы переворачиваются.
 

Когда Арина прочитала последнюю строчку, под ней загорелись очертания детских губ все тем же магическим ярко-голубым светом. Арина поцеловала их и поставила часы на песок. Текст исчез, а свет от текста охватил два сердца, и было видно, как внутри ярко-голубого сияния медленно пересыпается ярко-красный песок.

Родион смотрел на часы и не мог вымолвить ни слова. Он был словно заколдованный: смотрел, как пересыпаются и светятся песочные часы, молчал и не мог пошевелиться, но крики мамы: «Родион! Арина!» словно из глубины эхом донеслись до него. Родион очнулся, будто ото сна, и спросил Арину, не слышала ли она, как их звала мама, но сестренка не обращала на него внимания, а только смотрела на часы, не отводя взгляда. Родион вылез из песочницы и подошел к выходу, чтобы прислушаться лучше. Когда он обернулся, то увидел возле Арины мальчика и девочку. Дети раскапывали песок и напевали считалочку:

Один, два, допоздна заигралась детвора!
Три, четыре, идет дитя, чтоб песком укрыть тебя!
Пять, шесть, любит сладости он есть!
Семь, восемь, ото сна не очнешься никогда!
Девять, десять, закрой уши — колыбельную не слушай!
 

Родион не поверил в увиденное. Он никак не мог понять, откуда появились дети, ведь в «Песочную страну» больше никто не заходил. Он сказал Арине, что им пора уходить, но она по-прежнему смотрела только на часы и не замечала его. Она даже не обратила внимания на детей, играющих рядом с ней. Родион вновь услышал голос мамы: «Арина! Родион!», и повернулся к выходу, чтобы позвать маму.

Мама быстрыми шагами приближалась к песочнице, как вдруг услышала голос Родиона: «Мама! Мы здесь! Мама!» Она сделала глубокий вдох, затаила дыхание, а через несколько секунд выдохнула все переживания из себя. Мама подбежала к Родиону и обняла его. Когда она спросила, где же Арина, то Родион завел ее в «Песочную страну», и показал на песочницу, но песочница оказалась пуста. Арины не было, как и не было других детей игравших возле нее. Не осталось построек от игр. Песок лежал ровно, словно до него еще никто не дотрагивался. Мама обняла руками лицо Родиона и спросила: «Родион, где же твоя сестренка?» Но Родион ничего не ответил. Он понял, что Арина пропала по его вине. И в связи с этим для всех закрылась дверь во внутренний мир Родиона.

Неделю шли круглосуточные поиски Арины, но результатов не было. Никто не мог объяснить ее исчезновение. Все надеялись, что Родион прольет свет на случившееся, но он, как и прежде, молчал. Даже громкий мамин плач каждую ночь не смог открыть дверь внутреннего мира Родиона. Дети больше не играли на детских площадках даже под присмотром родителей. Дворы опустели, словно в них никто никогда не гулял.

С момента исчезновения сестренки Родион постоянно слышал считалочку детей. Дошло до того, что он начал считать в тон вместе с ними, а когда он закрывал глаза, то его взору представлялись песочные часы в лунном сиянии.

Через несколько недель безуспешных поисков Арины количество искавших сократилось, а вскоре никто кроме мамы ее уже не искал. Родион решил сам найти Арину, ведь только ему было известно, что произошло в тот страшный день в «Песочной стране». Он знал, что Арину нужно искать в ней. Их предупреждали, что Песочное дитя уносит детей к себе в дом, где они живут в «сладких снах». Родион вновь и вновь повторял: «Девять, десять, закрой уши — колыбельную не слушай!» Он понял, нужно чтобы кто-нибудь его разбудил после того, как он уснет в песочнице. Но только кто? Тогда Родиону пришла хорошая идея. Он возьмет мамин телефон и наушники, заведет будильник, и тогда через наушники будильник разбудит его. «Главное услышать будильник!» — говорил Родион.

Перед тем как выйти из дома, Родион написал записку: «Мама, не волнуйся. Я ушел искать Арину!» После чего закрыл дверь и направился на детскую площадку. Родион был бесстрашным мальчиком, и находиться один в темноте не боялся. Когда он зашел в «Песочную страну», луна и звезды уже освещали ее. Родион завел будильник, надел наушники и начал раскапывать песок. Не прошло и минуты, как ему пришли на помощь дети, которые играли последними с Ариной. Дети улыбались, смеялись и раскапывали песок, но не говорили ему ни слова. Родион наткнулся на знакомые предмет, достал из песка и отчистил песочные часы, но дети не обращали на него внимания, а продолжали раскапывать, периодически закатываясь заливистым громким детским смехом.

Родион держал в руках песочные часы, которые Арина держала в тот трагический вечер. Он перевернул часы, и, словно по волшебству, они осветились лунным светом, и ярко-голубой текст появился на двух сердцах. Родион начал читать вслух:

Проснись, Песочное дитя, открой глаза.
Твоя колыбель прекращает качаться.
Я целую твои уста,
И сердечные часы переворачиваются.

Колыбель в сладкий сон погружает меня.
Песок, пересыпаясь, напевает любя:
«Пока сердечные часы не остановятся,
Я буду убаюкивать тебя!»

В колыбели должны дети спать!
Мне игрушки пора убирать.
Чтобы солнце не светило в глаза,
Ты песком укроешь меня.

Колыбель в сладкий сон погружает меня.
Песок, пересыпаясь, напевает любя:
«Пока сердечные часы не остановятся,
Я буду убаюкивать тебя!»

В колыбели должны дети спать!
Возле тебя я не буду рыдать.
К вечеру, когда родители очнутся,
Своего дитя им уже не коснуться.

Проснись, Песочное дитя, открой глаза.
Твоя колыбель прекращает качаться.
Я целую твои уста,
И сердечные часы переворачиваются.
 

Поцеловал знакомые очертания детских губ и поставил часы на песок. Внутри часов ожили миллиарды красных светлячков. Родион не мог оторвать взгляд от часов, даже несмотря на то, что рядом с ним появилась Арина. Она села возле детей, и они дружно принялись раскапывать песок, напевая хором считалочку:

Один, два, допоздна заигралась детвора!
Три, четыре, идет дитя, чтоб песком укрыть тебя!
Пять, шесть, любит сладости он есть!
Семь, восемь, ото сна не очнешься никогда!
Девять, десять, закрой уши — колыбельную не слушай!
 

Веки Родиона сомкнулись. Он увидел себя, маму и Арину, играющих в «Песочной стране» в ясный летний день. Родион повалился на бок в вырытую детьми и Ариной яму, и почувствовал, как его тело нежно укрывает песок.

Мама вошла в детскую комнату, чтобы позвать Родиона ужинать. Комната оказалась пуста. Мама села на кровать и прочитала записку сына, после чего потеряла сознание.

Будильник заиграл ровно в полночь, и Родион открыл глаза. Он находился в большой детской комнате без начала и конца. В комнату с потолка поступал слабый лунный свет, и Родион смог разглядеть очертания подвешенных к потолку детских игрушечных самолетиков и много разных птичек. В комнате стояли детские многоярусные кроватки. Он насчитал семь ярусов, как раз на седьмом он проснулся, прямо под потолком. Родион не знал, как найти Арину в помещении, границами которого служили только потолок и пол. Но каково же было его удивление и радость, когда, спустившись на нижнюю кроватку, он обнаружил в ней спящую Арину. Родион попытался разбудить ее, тряся за плечо, но она не просыпалась. Тогда он вставил наушники и завел будильник на минуту позже показываемого времени. Будильник заиграл, и Арина открыла глаза, привстала и хотела спросить, что случилось, но не успела, потому что Родион обнял ее и прижал к себе, а потом сам все рассказал. Всё — с момента, когда они нашли песочные часы, и до пробуждения Арины. «Нам нужно найти выход!» — в заключение сказал он. И Арина с Родионом отправились на его поиски.

Они спустились по кроваткам, как по лестнице вниз. Весь пол усыпан детскими игрушками всех разновидностей. Кроватки окружали со всех сторон. Они уходили вглубь и вширь так далеко, что дети не могли разглядеть последние. В каждой кроватке спали дети.

Родион и Арина услышали издалека тихий, нежный шепот, напоминающий колыбельную песню, но разобрать слов не могли. В тон шепота проникало отчетливое чуть слышное мурлыканье. Они пошли в сторону звуков, осматриваясь по сторонам и стараясь смотреть под ноги, чтобы аккуратно переступать через игрушки. На полу Родион увидел множество дырок разных размеров, напоминавших мышиные норки. Всю дорогу, Родион считал детей, лежащих в кроватках, а когда досчитывал до ста, начинал считать заново, так как больше считать не умел, а чтобы не сбиться, он зажимал один палец, досчитывая до ста.

Дети шли, держась за ручки. Прохода нигде не было, и им пришлось идти в выбранном наугад направлении туннеля из кроваток.

— Вам нельзя ходить здесь, малыши! Беда поджидает вас. Она уже подкралась близко!

Дети обернулись на голос и в темноте под кроватью увидели сверкающие зеркальные глаза.

— Кто вы? — спросил Родион.

— Подойдите ближе, малыши. Не бойтесь, я вас не обижу. Я так хорошо здесь устроилась, что мне лень покидать уютное гнездышко.

Дети, не разжимая ладони, подошли поближе к кроватке и нагнулись, чтобы посмотреть на того, кто с ними разговаривает.

— Садитесь, малыши!

Дети сели, и глаза Арины встретились взглядом с глазами собеседницы. Это была киса. Она лежала на животе, вытянув перед собой лапы, словно египетский Сфинкс. По взгляду и ухмылке сразу можно понять, что на свете нет существа важнее и непокорнее.

— Мое имя Мура. Я здесь хозяйка, — сказала киса. — Почему вы не спите, малыши? Или вы не знаете, что в колыбели должны детки спать?

— Знаем! — хором ответили дети.

— Мы не хотим здесь спать. Мы не хотим здесь находиться. Мы хотим домой к маме! — сказала Арина.

— Где мы находимся? Как нам вернуться домой? — спросил Родион.

Мура вытянулась, зевнула и вышла из-под кроватки. Несмотря на небольшое освещение, можно увидеть ее серо-зеленую пышную шерстку, зелено-желтые глаза, белую шейку и слегка обкусанный кончик правого уха на мордашке годовалого котенка, но слегка пожелтевшая шерсть на брюшке выдавала куда больший возраст Муры.

— Место, в котором вы оказались, это детская комната Песочного дитя, — сказала Мура.

— Мама нам рассказывала историю о нем, но мы ей не поверили, — сказала Арина.

— Историй много, но слышали ли вы правдивую историю? Я понимаю, что у каждого своя правда, но истина всегда одна. Песочное дитя питается снами — детскими «сладкими снами». Оно считает песочницу колыбельной, поэтому, когда в темное время суток дети всё еще играют в песочнице, оно приходит укладывать их…

Не успев договорить, Мура зашипела и бросилась в ноги Арины, а Родион, испугавшись за сестренку, отшвырнул Муру под кровать. В этот момент Арина упала на пол без сознания, а большая, размером с Муру, белая крыса с красными глазами краба, пыталась за ноги затащить ее в нору. Родион двумя руками ухватился за сестру и старался вытянуть ее, но ничего не получалось. Секунд десять продолжались перетягивания сестры между ним и крысой, а потом обессиленный брат выпустил Арину из рук, и она исчезла в темной норе вместе с белой крысой.

Родион обхватил руками колени, опустил голову и заплакал. Он плакал негромко, про себя, но слезы не мог сдержать. Мура, оправившись от падения, вышла из-под кроватки, потянулась, подошла к Родиону, начала ходить вокруг и тереться об него, мурлыча.

— Не плачь, малыш. Я помогу тебе найти сестренку. Ты только поднимайся, а то они скоро снова придут.

Родион поднял голову. То, с каким взглядом Мура смотрела на него, взглядом пробуждающим любовь к ней, дало понять Родиону, что она его в беде не бросит. Он вытер ладонями слезы и сказал:

— Прости за то, что я причинил тебе боль. Я неоправданно это сделал.

— Прощаю. Но разве может сравниться физическая боль с душевной болью? Тебе сейчас намного больнее, чем мне, — сказала Мура.

— Что за крыса утащила Арину?

— Стражники. Они обходят кроватки и следят за тем, чтобы дети не просыпались и не ходили по комнате. Они ходят незаметно для детей, под полом, и наблюдают из нор. Если кто-то из детей просыпается, то они выскакивают из норы и кусаю их за ноги. Клыки стражников содержат сильный яд, и через три секунды ребенок падает на пол, словно мертвый, но ты не бойся, так кажется лишь на первый взгляд. На самом деле их клыки вырабатывают летаргический яд. После укуса ребенок мгновенно впадает в летаргический сон…

— В какой сон? — переспросил Родион.

— В сон, от которого ты никогда без посторонней помощи не проснешься, как «Спящая красавица».

— Арину отнесут спать в кроватку?

— Да.

— Как мне найти ее кровать?

— Не ищи сестру, а ищи сердце Песочного дитя. Крыс не одолеть, уж я-то знаю на личном примере, а мое надкусанное ушко напоминает мне всегда о неудачном опыте. Останови сердце Песочного дитя — расколи песочные часы. Как только они остановятся, все дети пробудятся ото сна, в том числе и ты, Родион. Здесь не светит солнце, поэтому всегда ночь. Свет, проникающий с потолка, исходит от луны и звезд. Все это для того, чтобы не разбудить петухов и не позволить им кукарекать на заре, ведь от их голоса может треснуть сердце Песочного дитя. Но природу можно обмануть. Придумай, как разбудить петухов. Беги прямо и не останавливайся. Беги, что есть сил, и найдешь сердце Песочного дитя.

— Но если я разобью часы, где будешь жить ты?

— Обо мне не беспокойся. Я думаю, меня подберет заботливая семья. Поспеши Родион!

Мура верила, что Родион сможет разбить сердце Песочного дитя, потому что знала, что детский страх не знает жалости!

Родион побежал прямо. Бежал изо всех сил, и ему уже стало казаться, что кроваткам не будет конца, как он увидел вдалеке большие песочные часы, стоявшие на пирамиде в самом темном месте комнаты. Это были часы, которые они нашли в песочнице, только во много раз больше Родиона. Он поднялся по ступенькам пирамиды к часам и приложил ухо к сердцу. Родион слышал, как оно бьется. Песчинки внутри пересыпались из одного сердца в другое, превращая звук песка в колыбельную песню, но единственные слова, которые он смог расслышать:

«Пока сердечные часы не остановятся,
Я буду убаюкивать тебя!»
 

Родион нашел часы, теперь ему нужно было как-нибудь разбудить петухов. Он ходил от кроватки к кроватке кругами, не зная, что придумать. Он достал мамин телефон, посмотрел на время и его ослепили лучи луны, отраженные от экрана телефона. Родион сразу вспомнил, как ярко светились песочные часы, когда на них падал лунный свет. Он понял, что нужно сделать, чтобы разбудит петухов.

Родион нашел самое освещенное место вблизи песочных часов, подставил под лучи экран телефона и перевел свет на песочные часы. Как только лунный луч коснулся их, два сердца яркой голубой вспышкой и ярко красным светом от песчинок волной осветили и ослепили Родиона. Свет был настолько яркий, что он не мог открыть глаза, но услышал вдалеке начинающих свой день с пения петухов.

Сердце Песочного дитя треснуло, и Родион услышал моросящий дождь из осколков и крупинок на лестницах пирамиды от разбившихся песочных часов.

Маму разбудили голоса детей. Ее детей. Она не поверила, что проснулась, но как только подошла к окну, все сомнения рассеялись. Ведь она видела, как Родион и Арина играют в песочнице и радостно смеются. Мама в спешке выбежала на улицу. Как только она забежала в песочницу, то обняла Родиона и Арину. Мама крепко прижала детей к себе и не хотела их отпускать. Она не хотела и не желала кричать, ругаться и тем более задавать вопросы, потому что каждый родитель знает, что в целом мире ничто не имеет значение, когда ты обнимаешь своих детей. Живых детей!

В это утро тысячи пропавших детей играли в песочницах во всех дворах в ожидании, когда за ними придут их родители. И родители пришли за детьми!

Когда воссоединившаяся счастливая семья возвращалась домой, возле их подъезда на лавочке умывалась киса. Она посмотрела на них, и Родион взял ее на руки, провел пальцами по обкусанному кончику уха и сказал:

— Теперь ты будешь жить с нами, и защищать наш дом, Мурка!»


Маша и Миша уснули крепким, сладким сном. Мама укрыла их одеялом, выключила ночник и вышла из комнаты, счастливая, готовиться ко сну.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0