Под дымовой завесой «благоустройства»

Элла Саркисьянц. Член Союза журналистов России. Белгород.

Что нужно горожанину для комфортной жизни? Просторная квартира, приятный вид из окна, уютный дворик, парк с водоёмом поблизости, отсутствие транспортных проблем. При современных темпах урбанизации для многих городских жителей такие условия — несбыточная мечта.

Продать подороже!

В былые времена при застройке о зелёных зонах не забывали. В наследство от прошлого Белгороду достались парки Победы, имени Ленина, Гагарина. О проблемах же Запада — перенаселённости и скученности — мы знали лишь понаслышке. В России это называли «язвами капитализма», когда в погоне за наживой инвесторы превращали города в «каменные джунгли».

Как только страна зажила по-новому, появились строительные фирмы и проблемы, схожие с западными. Застройка больше не чередуется с открытыми пространствами, как раньше. Дефицит свободных площадей толкает инвесторов наращивать этажность, использовать каждый квадратный метр городской территории. Всё это вызвано ничем иным, как стремлением получить дополнительную прибыль. Дома возводятся впритык, с нарушением санитарных норм, а людям предлагают довольствоваться унылой панорамой — стенами соседних зданий.

Сегодня заветная мечта любой строительной компании — высотка, воздвигнутая поближе к центру на небольшом участке земли, где не нужно ничего сносить. Ну а если всё же нужно? По логике частного бизнеса плохо используемый участок — это такой, на котором меньше жилплощади, чем можно было бы построить, например, территория с одно-, двухэтажными домами XIX века. «А почему бы не понастроить на этом месте многоэтажек? Да продать подороже!» — рассуждает частный застройщик. К счастью, во многих странах есть законы, сдерживающие «созидательный» зуд строительных фирм. Правда, не всегда это удается. Бывает, что инвесторы находят лазейки и под предлогом «обновления», «благоустройства» меняют облик города не в лучшую сторону.

Белгород — не исключение. Примеров достаточно, когда в самом центре города на крохотном пятачке вырастают многоэтажные исполины. Между прочим, учёные считают, что на снижение рождаемости влияет не только материальный достаток, но и излишняя урбанизация. Если так дело пойдёт, то совсем скоро по плотности населения Белгород догонит «каменные джунгли» — Нью-Йорк. Но в том же американском мегаполисе, где стоимость на землю зашкаливает, ни один инвестор не посмеет строить вблизи Центрального парка.

А у нас? Строить рядом с парками и даже в парках — в порядке вещей. Психология застройщика везде одинакова. И потому проблема эта — общероссийская.

Почему на Монмартре не растут небоскрёбы?

Уже не раз с самых высоких трибун декларировалась необходимость сворачивания высотного строительства в центральной части города. Но пока всё по-прежнему. «Что же, отказаться от высоток?» — спросит кто-то. Да нет. Без всякого ущерба для города возведение их оправдано на окраинах. Ну а в центре вкрапления нового не должны заслонять, подавлять то, что ещё осталось от старины. Почему-то при астрономических ценах на землю французам не приходит в голову сносить старинные постройки на Монмартре — далеко не шедевры архитектуры — и строить на их месте небоскрёбы.

Известно, как много делается в Европе для сохранения культурно-исторического наследия. Чиновникам было бы полезно ознакомиться с опытом застройки в «столице мира». Высота зданий в исторически сложившейся части Парижа примерно одинакова. По закону разница эта не должна превышать пяти-шести метров. Высотный предел для зданий, которые возводятся на окраинах, — тридцать метров. Они пониже белгородских многоэтажек, растущих, как грибы, в центральной части города.

Лакомый кусочек для строительных компаний — зелёные зоны: парки, скверы. Там сносить ничего не нужно, строй себе на здоровье. Конечно, обновление — это неплохо, но оно должно проводиться не за счет, а на благо горожан. В отличие от «стихийного» плановое обновление — это реконструкция хрущёвок, снос аварийного жилья и возведение на его месте удобных, комфортабельных домов небольшой этажности. Предел — восемь-десять этажей. Обновление — это переустройство и реконструкция кварталов и дворов.

Белгородскую же старину, как бы мало ее ни осталось, нужно сохранить и тщательно отреставрировать, а не перестраивать.

Что имеем — не храним

Для любого города важно сохранить ландшафтное своеобразие местности. Водоёмы, холмы, возвышенности, рощицы — эти природные объекты так украшают городскую среду. Белгороду повезло — всё это у него есть. Но… Что имеем — не храним, когда засыпаем природные водоёмы в черте города, строим в лесном урочище, а вместо того, чтобы спасать мелеющую реку, заковываем берега в бетон.

А как радовали глаз северные склоны Харьковской горы, покрытые зелёным ковром! Но сегодня уместнее говорить об этом в прошедшем времени. Холм, на котором воздвигнут памятник святому Владимиру, плотно застроен. Возвышающийся над городом монумент Крестителю Руси затерялся в окружении жилых зданий.

Какими станут наши города в будущем? Удастся ли сохранить то, что ещё осталось от старины, и будет ли застройка учитывать интересы всех горожан? Это зависит от нашей гражданской позиции. Иначе мы обречены на выживание в «каменных джунглях».







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    


Читайте также:

Элла Саркисьянц
Памяти Грибоедова
Подробнее...