Русь — страна, которая всегда рождается заново

Виталий Юрьевич Даренский. Родился в 1972 году Член Союза писателей России. Живет в г. Луганск.

Все страны граничат друг с другом,
и только Россия граничит с Богом.
Р.-М. Рильке

Мучительно размышляя о нынешнем состоянии нашего народа, едва удержавшегося на краю исторического небытия и еще столь далекого от подлинного нравственного возрождения, мысль неизбежно обращается к нашему великому прошлому с одним главным вопросом: что же позволяло нашим предкам преодолевать гибельные времена, и после этого становиться лишь еще сильнее? Да, их укрепляла незыблемость Православной веры и верность своему земному Отечеству и государству, в каком бы состоянии оно не пребывало. Но что же нам делать теперь, когда едва ли не абсолютное большинство народа равнодушно к вере (обычно и не отрицая ее формально, но никак не связывая со своей реальной жизнью), а к государству относится едва ли не враждебно? Ведь таких случаев в нашей истории еще не было. Это значит, что нужно искать какие-то иные уроки нашего исторического опыта, на которые раньше мало обращали внимание либо превратно их понимали.

В истории Руси есть одна повторяющаяся ситуация («архетип», говоря новомодным жаргоном), в разные эпохи позволявшая народу выходить из тяжелейших кризисов и даже из самой погибели. Она составляет важнейшую часть русского исторического опыта. Речь идет вот о чем. Давно уже замечено, что русская история катастрофична и прерывиста, и многократно начиналась как бы «заново». Почему же она не обрывалась? Потому, что эти разрывы были не только следствиями внешней агрессии, но и актами внутреннего усилия самого народа — его способности порвать со старым, со старыми грехами и привычками, как бы «родиться заново» и жить по-новому. Кажется, в истории мы не встречаем больше народов с такой же высокой степенью внутренней подвижности, свежести духа и смелости решений. Уже само рождение Руси являет нам подобный пример. Устав от усобиц, славяне сами пригласили себе правителей со стороны, тем самым, проявив недюжинную мудрость и подлинное смирение. А ведь повсюду в Европе те же самые «варяги» (норманны) захватывали себе земли силой. Наш случай уникален.

Что же это значит? Это значит, что те «словене» прибалтийские, которые сумели оторваться от своих родовых распрей, мелкой междоусобной злобы и слепоты, и подумать о будущем — они начали жить как бы «заново», «опричь» своей заскорузлой и мелочной родовой среды: и именно так они основали Русь и начали нашу историю. И далее мы видим то же самое. Новорожденная Русь — уже «легка на подъем» и переносит центр на юг в Киев (а Святослав хотел перенести еще дальше — на Дунай). И именно этот новый выход «опричь» привычного для варягов «круга земель» и создал тогда Русь великую. А уже в XII веке св. Андрей Боголюбский увидел новое народное движение — исход на северо-восток от перенаселенных киевских земель — и основал там новый центр Руси, который спасет ее в будущем. Северо-восток потому и спас Русь после иноземных погромов с востока и запада, что сумел, — как и первые «словене», — стать «опричь» мелкокняжеских раздоров, погубивших Русь Киевскую. Св. Александр Невский слал «опричь» гордыни князей и смиренно покорился татарской помощи — и отстоял Русь от поглощения экспансией Запада. И, наконец, уже в XVI веке царь Иван Грозный, чудом выживший в боярских смутах, стал «опричь» нового местничества, грозившего повторением судьбы Руси Киевской. Он пошел на отчаянный шаг, который решал все: либо лишиться царства и погибнуть, либо восстановить Русь единодержавную, которая просуществует века. Если бы он этого не сделал, то Смута началась бы на полвека ранее и похоронила бы Русское государство навсегда.

В Смуту народное ополчение Минина и Пожарского стало «опричь» всех внутренних раздоров и не двинулось на Москву до тех пор, пока не подчинило себе все русские силы. А через несколько десятилетий на юге Руси, на Запорожье, народ стал «опричь» своего государства, поднял войну за веру и вольности, а затем соединился с единой Русью Московской. Еще полвека спустя Петр Великий, как и в свое время и Иван Грозный, стал «опричь» боярской власти, стал выстраивать свою армию и государство, первое время как бы «параллельно» существующим, и только так обновил Русь.

Не будем рассматривать позднейшие, более трагические события, ведь и так очевидно, что русская Смута XX века тоже представляла собой не что иное, как попытку разных сил стать «опричь» совершающейся катастрофы и начать жить по своей правде, «заново». И победила в XX веке та сила, чье «опричь» было самым радикальным и абсолютным, — первое время отрицавшим даже самые основы русской культуры и государственности. И здесь сработала та же «модель», которая работала уже тысячу лет.

И что же мы имеем теперь? После падения безбожной власти Русь несет ее подлое наследие — она по живому перерезана границами искусственных государств и одурманивается скотской жизнью в американизированном «потребительском обществе». Молодежь вырождается нравственно от пустоты жизни и гибнет физически от алкоголя и наркотиков. И даже нынешнее восстановление и укрепление российской государственности — это лишь внешняя «броня», под которой процесс «гниения» народа продолжается, хотя он и существенно затормозился благодаря той новой «сборке» народа, которую начал Путин по образцу своих великих предшественников. Для русского православного сознания очевидно, что появление этой «брони» — тот факт, что Россия не распалась и не окончательно разграблена в 1990-е, — это поистине знак Провидения. Этим Господь показывает, что дает нам время и шанс для возрождения. Но как же им воспользоваться, глядя на все происходящее?

Опыт Истории подсказывает: вновь стать «опричь». Фактически Русь подлинная и так живет «опричь» современного общества — с радикально иными ценностями, смыслами и пониманием жизни. И живя «опричь» антиценностей современного вымирающего «потребительского общества», эта невидимая «гордому взору иноплеменному» подлинная Русь именно поэтому и является самой надежной опорой Государства Российского, поскольку видит в нем не просто «сборщика налогов», а священное тело своего земного Отечества. Эта невидимая подлинная Русь объединяет многие миллионы людей, разбросанные на огромных расстояниях и в разных странах. И именно они каждый раз возрождают страну, очередной раз стоящую на краю исторического небытия и вырождения. Они невидимы тем, кто в жизни видит лишь материальное и очень удивляется очередному, как выразился известный классик, «явлению России» перед «глазами изумленной Европы», уже давно списавшей ее со счетов.

Так было раньше, так происходит сейчас и так будет всегда до конца мiра сего. Русь — это страна, которая меняя обличья, но не меняя лика своего и души своей, всегда рождается заново. «Моя внезапная, нежданная Россия» — гениально сказал об этом самом главном Федор Сологуб. И мы тоже умеем все время воскресать и рождаться заново вместе с нею, потому что мы — русские.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0    

Виталий Даренский
Борщ
Подробнее...