Жильцова Нина. Московская величальная

Московская величальная

Славословить тебя не хочу -
в скольких лирах была ты воспета?
Непокорна огню и мечу,
каждый раз ты вставала из пепла.
Всякий раз воскресала ты вновь
из руин подымая святыни.
Над тобою как вихрь пронеслось
степняковое племя Батыя.
И твои золотые кресты
ни ливонцы, ни шведы не сбили
с семихолмия той высоты
на которой стоишь ты в России.
И французского гения здесь
отшумели зелёные лавры.
Захлебнулась в Березине
вся его дерзновенная слава.
Здесь слагали знамёна свои,
захватившие мир легионы
тех, что с боем победным пришли,
а обратно убрались с позором.
Ты всегда принимала гостей
не чинясь ни разрядом, ни званьем,
полукружье своих крепостей
открывая друзьям для объятья.
И пусть гордая слава твоя
и в грядущих веках не померкнет.
И в высоких твоих куполах
будет так же безоблачно небо.


Корнеты

Где ваши золотые эполеты,
точёность пальцев и огонь речей?
Где ваши шпаги, господа корнеты,
хранящие надёжно в ножнах честь?
Где ваши наречённые невесты,
где племенные ваши рысаки,
которые в карьер взяв резво с места,
вас в дали неземные увлекли?
Где ваши несмирённые знамёна
и золото имперское гербов?
И за какой станицею у Дона
в полях могилы ваши без крестов?
Сто лет спустя - а небо так же сине.
Сто лет спустя - всё те же ковыли.
Сто лет спустя скорбит о вас Россия,
которую в себе вы унесли.


Степь

То ли ветры повеяли вольные
горьким духом сухой полыни,
то ли где-то всхрапнули кони,
нестреноженные кони, дикие.
То ль узорчатый плат расстилается,
радость сердца красавицы ветреной,
то ли степь до краёв простирается,
неохватная глазом и сердцем.
То ли вёрсты пылят нескончаемо,
то ли жизнь под копыта ложится.
И все встречи в ней, все прощания,
как и эта дорога - лишь снится.
То ли звон колокольцев под дугами,
то ли стон ковылей под ногою.
То веселье прокатится буйное,
то тоска захлестнёт петлёю.
То ли плачут меха гармоники,
то ли струны рванулись гитарные.
Взвились к небу костры над рекою,
да шатры запестрели цыганские.
То ль монисто на шее звякнуло,
то ли ножик скользнул в голенище.
То ли свадьба гуляет пьяная,
то ли люди недобрые рыщут.
И без толку гадать-разгадывать,
можно это почувствовать только -
слишком русское, слишком давнее,
от рождения данное с кровью.


Россия разная

Сколько сложено. Сколько сказано.
Сколько будет слагаться ещё.
Но Россия такая разная,
что в словах не опишешь её.
Не аршинами, не вершинами
измерять её не спеши.
Край берёзовый и осиновый,
рай рябиновый для души.
Расстилалась дорога скатертью -
от неё, до неё, и к ней.
Для кого-то была она матерью,
а кому-то и мачехи злей.
Скольких сделать смогла героями?
И для скольких свила петлю?
Ненавижу её порою…
Но и в ненависти люблю.


Нина Жильцова. Живет в Санкт-Петербурге.







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0