Прашкивская-Фелисион Лариса. В этом городе я родилась

Встреча с московским утром.
Небо сочится дождем,
Воды сиропом мутным,
Окна окутаны сном
Город проснулся часом -
Мистика вечных часов.
В петлях дорожных лассо
Тихая жизнь дворов.
Блики разбили окна,
Солнце прорвало смог.
Дню в серых лужах мокнуть,
В топоте быстрых ног.
Дню проживать и биться,
Каждый рождая час,
Тысяч увидеть лица
Будто одно за раз.
И вспоминать до ночи,
В ночь уплывёт молва.
Долгую память прочит
И забывает Москва.

Город – событий встречных...
Город – тревожных снов...
Всё расторгует в вечность
Город, рождая новь


***

На Земляном и шум, и ветер -
Сквозняк скрипучих тормозов.
Срывает вечер время с петель
Горячих городских часов.

Зыбучий холм у Рукава
Стоит, как вкопанный в дорогу.
И Яузе всё трын-трава,
Ей крепкий берег на подмогу.
Как староверка черный плат,
Мосты по брови натянула…
Вдохнула гари тяжкий смрад
И сжала каменные скулы…

Мне жажду тут не утолить,
И не согреться этим жаром.
Здесь справа фар взбешенных жала,
А слева отражений прыть…

Движенье сломанных секунд,
Прорыв в иное… Ожиданье
Давно дано нам, как страданье,
Как самый страшный в жизни суд.

Мир не меняется под нас -
Мы гнем его с остервененьем.
А были раньше просто звенья
Того, что в вечности сейчас.

И на Таганском пятачке,
Звенел Никола, что на Ямах
И дни в молитвах покаянных
Текли по узенькой реке…

И жизнью полнились дома,
Но без любви теперь остыли…
А в Яузе, стирали, мыли…
Пилили во дворах дрова…

Здесь шрамы огородных гряд
Не раздражали простотою.
И пели соловьи весною
Сто сумасшедших лет назад.

Ушло, что кануло и вот
Другое жертвоприношенье,
Другого года завершенье
Начало здесь своё берет.

И обжигает Сивяков
Огней тяжелая завеса…

Среди дорожных перекрестий
Кристаллизует вечность взвеси
В забвенье канувших веков.


***

А даль крепка – кирпич да камень -
На горизонте всё дома,
Здесь, обновляя белый ставень,
Георгий пику обломал
Крушил и, вновь, крепил квадраты,
Прямоугольники домов.
И Сити, словно чёрт горбатый,
Плывет теперь из облаков.

Москва – беременная баба,
Рождает и растит детей.
Они ей радость и услада,
А дети мучаются с ней.
Но их природная живучесть,
И вредность нрава – мамин дар.
И потому столицы участь
Снимать свой собственный навар.
И жить богатою и нищей,
И потаскухой, и святой.
Всем будет здесь и крест, и пища,
И хлыст, змеею завитой.

Дома Москвы – кому палаты-
Боярской роскоши места.
Кому-то строгой службы латы,
Кому карьеры высота.
Здесь явь и тайное, сливаясь,
Юродствуют и ждут плодов.
Здесь куполов летает стая,
И ищет, ищет свой поклёв.
Но средь охоты и наживы
Газоны зеленит трава.
И над Волхонкою бурливой
Ждет чью- то душу синева.


***

Осень она такая — красная, как Москва
Осень другой не знаю — красная, красная…
Красные листья сбиты осенью - листопад
Красная площадь в палитре и Александровский сад

Осень она такая — золотом золотит
И до московских окраин в золоте всё стоит.
Листьев кленовых пальцы мокнут, в дожде дрожат…
До кольцевой и дальше ярок Москвы наряд


Арба арбатская забита
Скарб по-цыгански пестрый и латаный
Простые ситцевые заплаты
Для украшения буден и быта.

Звуки сжимают пружину времени -
Ханг ли гудит, иль гитара плачет
Звуки сливаются, бьются в темени,
Люди танцуют, дети скачут…

Путь до Смоленки брусчатка считает -
Милый сквозняк тьмы спешащей до света…

Вот и мороженщик, сладкое тает
В новую зиму и новое лето…


Николоямка, новый год…
Народ уже в домах пригрелся.
Снежинок грезы, толстый лед
В шубейку белую оделся.
Полуподвальное окно
Желтеет словно одуванчик.
Там и салаты, и вино,
Прикрытый бархатом диванчик
Утесов хриплый и вода,
Что растеклась в тепле с сапожек…
Николоямка… нет следа…
Не забывай меня ты тоже…




***
Москва мой дом, она моя.
Тут родилась и стану пеплом.
Родные с детства тополя
Здесь серебрятся тихим светом.
Здесь, средь легенд седых эпох,
Мой луч в окно судьбы стучался.
Здесь, средь дыханий, был мой вздох,
Он здесь любовью наполнялся.
Здесь был мой ад и был мой рай,
Здесь поминала Бога в суе…
И пережив всё невзначай,
Москву в себе всегда несу я.

С ней став единым, став одним
Вовеки и не разлучиться

Смотрите, к тополям моим
Летят, летят седые птицы!


Лариса Прашкивская-Фелисион. Поэт, художник, издатель, Член Московского Городского Отделения Союза Писателей России и Международного художественного фонда, член клуба профессиональных писательниц при ЦДЛ «Московитянка», Почетный член Международной Ассоциации Граждан Искусства ( Испания), руководитель проектной деятельности Нотно-музыкальной библиотеки им.П.И.Юргенсона (Москва) и «Культурного центра «Фелисион»», главный редактор альманаха «Притяжение».
Автор четырех книг: «Танец пионов» (2011г.), «Пыльца» (2013 г.), книги прозы «Дорога» (2014г.)и литературно-художественного издания "После всех времён" (2018г.)- (лирика, японские сонеты, эссе, авторские иллюстрации). Публиковалась в литературно-историческом журнале «Великоросс», Антологии Международной Ассоциации Граждан Искусства (Испания), альманахах «Литературные россыпи», «Спирали», «Парадоксы чувств», «Фиолетовая трава», «Инкарнация счастья», «Притяжение»,"Веси" газете «Московский литератор» и «Литературный Амшен» (Абхазия), произведения переведены на армянский язык и опубликованы в газете Союза писателей Армении «Гракан терт», альманахе «Камурдж» («Мост») (Тбилиси).
Серебряный лауреат национальной литературной премии «Золотое перо Руси» (2014 г.) в номинации «Издания» за литературно-художественное издание «Пыльца», Лауреат международного литературного конкурса "Русский стиль- 2018", Дипломы "Стильное перо-проза и поэзия -2019", (Париж, Франция,) Лауреат Международного конкурса "Лучшая книга года -2019" (Германия).







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0