Гаврикова Нина. Пусть в каждой избе вновь горит огонек!

Пусть в каждой избе вновь горит огонек!

Нависшие ветви, как старые вены,
На крыше оставили чёрную тень.
Прищурились ставни и сгорбились стены,
Истёрта неровно в крылечке ступень.

Под ветром скрипят все жердины забора,
Бурьяном зарос неухоженный сад.
Над речкою сонной на склон косогора
Туман синеокий заполз без преград.

Глубокая тишь, одичалость деревни,
Про Русь избяную забыли легко,
Утратили ценность обычаев древних,
Покинули дети родных стариков.

В распутицу жизни извилисты тропы.
И скомкан разорванный свиток судьбы!
Уроком печальным получен был опыт,
«Реформ» проведённых никто не забыл.

Да, было немало лихих заявлений,
Страна никогда не жила без проблем.
А внуки, потомки былых поколений,
Вернулись в деревню и ждут перемен,

Сломали дом старый, поставили новый,
Большой, двухэтажный, на крыше конёк.
Традиции дедов продолжить готовы,
Чтоб в каждой избе вновь горел огонёк!

Как жаль, что немного решительных, дерзких
Кто может забыть про комфорт городов.
А тот, кто приехал, не ищет поддержки,
Работать и жить он в глубинке готов!


Дачники

Иней сахарной пудрой осыпал мостки.
У калитки навёртышек скрипнул тревожно.
Сумрак ночи прокрался к домам воровски.
А землей овладела тоска-безнадежность.

Эх, российский простор!.. Но кричи, ни кричи
Ни души на сто вёрст, лишь кресты на погосте.
Потеряли от родины малой ключи.
Приезжаем в деревню на лето, как гости,

И живём, словно в прошлое заперта дверь.
По дорожке бредём, а как будто чужие.
Было много всего: и побед, и потерь,
Да сиротами стали дома нежилые.

Время-жернов вращает веков колесо,
Крутит в жестких ладонях судьбы веретёнце.
Ох, сломать бы тяжелый, железный засов.
Чтобы в избах, как встарь, засветились оконца.


Судьбе удача не попутчица

Цыганка Осень в платье розовом
Кружилась в танце колдовском!
В краю родном, в краю березовом
В туманы спрятан отчий дом!

Стеснила грудь тоска-волнение:
В деревне не была давно.
Меняет ветер направление,
А мне опять не всё равно:

Как встарь, окошечки не светятся,
Фонарь разбит, темным-темно.
На небе ни луны, ни месяца,
Так заплутать не мудрено.

Вон в городах щиты рекламные,
И тут, и там, горят везде.
Ох, ночи-ночки окаянные,
С природой вновь наедине

Поверить в чудо не получится.
И нет, увы, назад пути.
Судьбе удача не попутчица.
Родимый край, за всё прости…


Музыка жизни!

Метель бесконечной сплошной пеленою
Окутала плотно деревню, дома.
Кусты в нежном облаке с белой каймою.
Деревья осыпала пухом Зима.

На крышах везде белоснежные пятна,
Их словно атласный укрыл палантин.
И воздух чистейший! Оно и понятно -
Нет рядом заводов, снующих машин.

Снегирь с алой грудкой на тоненькой ветке,
Как Божий посланник спустился с небес.
В глубинке подобные встречи нередки,
У девочки-крохи возник интерес.

От санок тесьму в красной сжав рукавице,
Забыла о кукле, откинула страх,
Секреты поведала главные птице:
Что мама опять никакая с утра,

Что в город уехал отец на халтуру,
Возможно, забыл он дорогу назад.
Нет денег на хлеб, молоко и микстуру.
Печаль беспризорницы в ясных глазах.

На Деда Мороза она не в обиде,
Хоть ночью подарков нигде не нашла.
Ей главное вместе родителей видеть.
Ждёт детское сердце любви и тепла!

Снегирь на заснеженной тоненькой ветке
В ответ благодушно кивал головой.
Как взрыв тишины звонкий окрик соседки:
— Анютка, твой папа приехал домой!..

В душе лёд-осколок неверия скверный
Растаял, напрасно ли чуда ждала?!
Девчушки восторг неподдельный, безмерный...
Пусть музыка жизни ей будет светла!


Старики

На взгорке домик, старые качели,
Два силуэта в сумерках времён
На лавку деревянную присели,
Судьбой нелёгкой каждый утомлён.

У жизни неизбежно увяданье,
Да к встрече с Богом всякий ли готов?..
Шёл первый снег, кристалликов звучанье,
Напомнил перезвон колоколов.

Семейных уз кольцо прочнее стали,
Супруги коротая долгий век,
Дороги лёгкой даже не искали,
Важнее чтоб любимый человек

Был рядом и в любую непогоду
Душа пылает от касанья рук.
Не новомодным прихотям в угоду,
А чтоб в виски врывался сердца стук!

Прожили жизнь по чести, без опаски,
Делили скорбь и радость пополам.
Старик шептал на ушко без острастки:
— Родная! Никому я не отдам…


Гаврикова Нина

Нина Гаврикова. Родилась и живет в городе Сокол Вологодской области. 
Работала художником-оформителем на предприятии, после перестройки кладовщиком. Сейчас на пенсии по инвалидности. 







Сообщение (*):

Комментарии 1 - 0 из 0